Сельский пацан Дмитрий Широков, насмотревшись боевиков с Ван Даммом, с детства мечтал заняться каким-нибудь восточным единоборством.

Во всех, кто хоть как-то был причастен к спортивным боям, он видел своих учителей и приставал с одной и той же просьбой: «Научите!»

Сначала физкультурным воспитанием Димы занимался отец. Заставлял сына отжиматься. Из грелки с водой смастерил импровизированную боксерскую грушу, и мальчик подолгу лупил ее.

– Когда я учился в пятом классе, на мое счастье открылась секция тхэквондо, – вспоминает Дима. – Но через три дня тренер куда-то таинственным образом исчез.

Широков ушел в футбол.

– Вечерами мы, трое пацанов, бегали по лесу. Однажды бежим-бежим, а нас пастух Андрей окликнул: «Вы что, тренируетесь? Давайте, я вас поучу».

Две недели новоявленный сенсей учил ребят приемам рукопашного боя. А потом уехал в Москву.

– Так я себе другого учителя нашел, – улыбается Дима. – В «качалке» (зал для занятий тяжелой атлетикой – Ред.) заметил, что мужик с сыном чем-то интересным занимаются. Попросился к ним. Александр Васильевич Ивахов учил нас шао-дао.

Однажды, уже этой зимой, Дмитрий в магазине встретил бабушку Максима. А та возьми и скажи: «Мой-то Максимка ушу занимается!» Дима понял, что нашел еще одного учителя.

С тех пор стоило только Максиму приехать на выходные в Майну, как его сразу одолевал Дима: «Научи!»

– Да научу. Вот только снег сойдет, – пообещал ему Максим.

Максим

Живет в Димитровграде, учится в Ульяновске, в Майну приезжает к бабушке.

– В Димитровграде ушу неплохо развито, – делится 18-летний юноша. – Я в 8 классе пришел в клуб «Али» и… наверное, уже никогда не брошу заниматься.

По мнению Максима, который перепробовал все от дзюдо до бокса, ушу – самый трудный вид спорта.

– Дело даже не в том, насколько быстро ты выучишь базовые комплексы, движения рук-ног, будешь технично выполнять дорожки (классические приемы разделяются на короткие связки или «дорожки», которые имеют характер завершенных комплексов – Ред.). А в том – насколько хорошо ты сможешь пропустить все знания через себя, понять, осмыслить, – философствует Максим. – Без внутреннего наполнения комплексов далеко не продвинешься. В ушу 10 степеней. Но сдать экзамен на повышение трудно. У меня – первая степень. У моего учителя Андрея Ивановича Потапова – третья. Даже у главы Федерации – Алексея Маслова, который живет в Москве – всего лишь восьмая. Это о чем-то говорит?!

Потапов считал Максима талантливым учеником. И предписывал ему дорогу прямиком на физвос (физическое воспитание – Ред.), чтобы затем Подсевалов смог тренировать.

– Я решил не портить себе будущее, – улыбается Максим. – Ну, что такое – быть учителем физкультуры? Ни денег, ни регалий. Поступил в политех на машиностроительный.

В Ульяновске, где нет секций ушу, юный студент затосковал. Тело просило тренировок, а в ярких сновидениях Максим постоянно отрабатывал дорожки.

– Но заниматься одному, почему-то не хотелось, – говорит Максим. – Все думал, единомышленника бы!

Союзника он нашел там, где не ожидал – в Майне. В райцентре, где об ушу имели представление разве что по кинофильмам с голубых экранов.

Планы

Тренировки начались с марта. С азов – сначала приветствие, потом постановка рук, ног, базовые дорожки.

Самодеятельные занятия идут каждый день и продлятся до сентября. Дальше пути наставника и ученика разойдутся.

– Мечтаю создать в Ульяновске филиал ушу, – делится планами Максим Подсевалов. – Пока ума не приложу, как. Есть единомышленник, есть восемь учеников. Денег бы. Да тренерскую лицензию получить. Без нее большие проблемы с арендой помещения. А ехать в Москву я материально не потяну.

Подсевалов узнал, что 11 августа в День физкультурника, Федерация ушу на стадионе в Ульяновске даст показательные выступления.

– Хочу встретиться со своим учителем, может, что посоветует, – говорит Максим. – А так – я Диму не брошу. Среди недели буду вести занятия в Ульяновске, а на выходные – в Майну.

– И я в Майну, – строит планы Дмитрий. – Я поступил в Карсунский техникум. Буду там сам заниматься.