«Нормальной формулой взаимоотно- шений субъекта и центра была бы формула «50 на 50». То есть половина собираемых на территории налогов оставалась бы в его распоряжении. Хотя, скажем, для средних регионов, а Ульяновская область сегодня относится к средним, это соотношение могло бы быть и 60% к 40%», — считает депутат Государственной думы РФ, член фракции «Единая Россия» Валентин Денисов

— Валентин Петрович, какой вам сегодня видится Ульяновская область из Москвы? И каких результатов мы добились в отношениях с федеральным центром?

— Я считаю, за последние три года произошли значительные изменения в общественном мнении. Вокруг Ульяновской области и внутри Ульяновской области. Конечно же, в первую очередь это связано с фигурой губернатора — человека, который создает команду управленцев и ведет ее. От него и его команды очень многое зависит. Во-вторых, важна профессиональная подача информации на федеральном уровне. Время клянчить, выпрашивать давно прошло, а мы тут много лет по инерции ходили с протянутой рукой: «Дайте нам, убогим, бедным». Сегодня может помочь только профессиональная работа, только грамотное проектирование, то есть правильная постановка программ и целевых установок, вписанных в общефедеральные задачи. Тогда меняется подход, открываются денежные потоки. Почти уже этому научились. По крайней мере, подвижки есть значительные. Даже по строительству нового моста через Волгу видно, что федеральное финансирование более-менее выровнялось. Была проблема: мы, ульяновцы, не могли вложить областную часть в финансирование мостового строительства, поэтому стройка периодически останавливалась. Но как только сумели доказать, что ульяновский мост — проблема вовсе не местная, а федеральная, тогда там осознали, что областную составляющую следует минимизировать.

— Раз про мост заговорили. Как вы считаете, он действительно будет построен в 2009 году?

— Сроки сдачи моста, на мой взгляд, могут поломать только какие-то форс-мажорные обстоятельства. Президент поставил перед Правительством четкую задачу: в 2009 году все 12 недостроенных мостовых переходов Российской Федерации, а наш среди них — самый крупный и самый проблемный, должны быть сданы. Так, я думаю, и произойдет. Я вот, находясь здесь, испытываю полный набор эмоций, перебираясь с одного берега Волги на другой. Мне самому за рулем приходится по нескольку раз переезжать старый мост и, естественно, стоять в автомобильных пробках. Знаю, о чем люди говорят, как говорят, кого ругают. Правда, помимо объективной причины — невысокой пропускной способности старого моста, рассчитанного на 7 тысяч единиц, а не на 30 — существуют и чисто субъективные. Хотелось бы, чтобы соответствующие службы оперативнее реагировали на аварийные ситуации. Я сам наблюдал: в 10 метрах от сотрудников ГИБДД заглох «уазик», тут же образовалась пробка от площади 30-летия Победы до Верхней Террасы, но этот злосчастный «уазик» даже не оттащили в сторону.

— Может, у них соответствующей техники нет?

— Гибкости соответствующей у них нет. Толковой организации процесса. Когда новый мост сдадим, непременно с соответствующими подъездными путями, город преобразится. Заволжье будет иметь совсем иные перспективы.

— Цены на квартиры в новом городе уже выросли.

— Риэлтеры хорошо просчитывают конъюнктуру. Первыми предчувствуют приближение бума на землю и недвижимость.

— Возвращаясь к теме «протянутой руки» и «дайте нам на бедность». Правда ли, что сегодня в Москве область, губернатор позиционируются инвесторами как надежные, инициативные, новаторские?

— Сергей Иванович выбрал совершенно правильную политику презентации ульяновского потенциала, цивилизованности Ульяновской области. Этим он фактически занимается с первого дня работы. Наши экспозиции, выставки присутствуют почти во всех значительных презентациях России: где-то чуть больше, где-то скромнее, промышленным или аграрным сегментом. Это и есть цивилизованная подача региона. И когда этим занимается сам губернатор, как неоднократно было и в Москве, и в других регионах и странах, и когда к нему подходят первые лица государства, и губернатор компетентно, профессионально говорит по тому или иному проекту, конечно, меняется отношение к области. Люди видят, что наконец-то к управлению регионом пришел грамотный эффективный менеджер. Несомненно так.

— Вы часто ездите из Москвы в Ульяновск. Замечаете ли перемены?

— Заметно возродилось жилищное строительство. Государство им сегодня почти не занимается, но появились инвесторы, решающие жилищные вопросы. Конечно, не устраивает качество дорог в области. Я работаю во фракции «Единая Россия» в Госдуме и знаю, какие подходы у нашей партии к решению этой проблемы. Мы выстроили очень серьезные отношения с Правительством по финансированию программ дорожного строительства. В частности, в нашей области. Недавно руководство партии здесь, в Ульяновске, рассматривало соответствующие документы. Дай бог, чтобы выделяемые Ульяновской области миллионы оказались именно в дорогах, а не где-нибудь еще.

— Существуют такие опасения? Как предполагается контролировать целевое расходование средств?

— Есть закон, есть прокуратура, есть суд, выстроена мощнейшая государственная машина по контролю за финансовыми потоками. Наконец, есть общественность, коль скоро мы провозгласили курс на построение гражданского общества. Наберется немало общественных организаций, занимающих очень активную гражданскую позицию и контролирующих самые разные уровни чиновничества. Я, к примеру, являюсь одним из проводников этой линии, такова моя личная гражданская позиция. Я вхожу на общественных началах в Российское аграрное движение, и мы участвуем в контроле за распределением и расходованием средств, выделяемых в рамках нацпроекта «Развитие АПК». Правда, мало бросить зов: «Мы будем контролировать», надо еще и предложить инструментарий для такого контроля. Самый эффективный инструмент — объединение общественности со средствами массовой информации. Конечно, не ради пиара и саморекламы, а для дела.

— К вопросу о гражданском обществе. Не секрет, что между российскими регионами сегодня существует огромная разница в обеспеченности уровня жизни. Хотя мы говорим о единой стране, едином государстве, единых законах, единых конституционных гарантиях гражданам. В чем вы видите причины этих «разрывов» и механизмы их преодоления?

— Причины, как водится, объективные и субъективные. Исторически сложилось так, что у нас есть регионы-доноры и регионы дотационные. В силу различного размещения производственных потенциалов по территории страны еще в советские времена, различий в обеспеченности природными ресурсами, из-за представительства тех или иных регионов в «высоких кабинетах». К примеру, выходцев из Пензенской области в тех кабинетах, где решаются многие вопросы финансирования, лоббирования, сидит гораздо больше, чем ульяновцев. Наконец, чисто субъективная часть — это кадры на местах. Очень болезненным для Ульяновской области является тот факт, что в ней проводилась противоречивая экономическая политика уже в новейшей российской истории, когда регион «проедал» себя. Конечно, мы подорвали потенциал области, его надо восстанавливать. Это чисто наша, ульяновская, специфика. В Бюджетном кодексе прописаны механизмы «преодоления разрывов», какой регион сколько должен отчислять из налоговых поступлений в федеральный центр. Мне кажется, нормальной формулой взаимоотношений субъекта и центра была бы формула «50 на 50». То есть половина собираемых на территории налогов оставалась бы в его распоряжении. Хотя, скажем, для средних регионов, а Ульяновская область сегодня относится к средним, это соотношение могло бы быть и 60% к 40 %. Но вопрос, конечно, спорный.

— Кто принимает такое решение по процентам отчислений из региона в центр?

— Бюджетный кодекс разрабатывается исполнительной и законодательной властями, принимается Госдумой.

— А кодекс не меняется?

— Меняется. Спор часто идет по конкретным регионам. Бюджет бюджету рознь, многое зависит от источников пополнения бюджета: промышленность, бизнес, природная рента. Для увеличения количества источников надо заинтересовывать бизнес, стимулировать, чтобы он регистрировался на территории Ульяновской области, платил налоги здесь. Прямая задача руководства — делать регион инвестиционно привлекательным. Долговременная задача, не одного года.

— Как вы оцениваете нынешний бюджет области — оптимален он, нет?

— Конечно, любой бюджет в расходной части оставляет желать лучшего. Чисто областной бюджет в 9 миллиардов рублей — маловато с точки зрения развития, лучше бы иметь 15. Это, конечно, весьма относительно — все зависит от целей и задач. С другой стороны, всего пять лет назад бюджет был в несколько раз меньше. Вот вам показатель серьезного увеличения. Если будут четкие программы развития, а они сейчас разработаны и приняты или в процессе разработки и принятия, плюс заранее согласованные гарантии федеральных поступлений, то оптимальным для развития Ульяновской области был бы бюджет в 20 миллиардов. Насколько я знаю, руководством области такая задача поставлена и реализуется. Намечен срок — 2012 год. Думаю, это реально.

— Валентин Петрович, как ульяновец, чем вы можете гордиться?

— Я считаю, области возвращается утраченный престиж. Это прежде всего проявляется в интересе бизнесменов — меня стали много больше расспрашивать об области представители крупного бизнеса, среднего и даже мелкого. Второй момент — в последние два-три года появляются новые интересные руководители, менеджеры. Вот это особенно радует, поскольку все-таки самая главная проблема, решение которой сильно облегчит решение и остальных проблем, — кадровая. Это очень актуально, поэтому, кстати говоря, «Единая Россия» и осуществляет целый проект по формированию «кадрового резерва». А если в Ульяновской области появляются эффективные управленцы, значит, и перспективы у нас благоприятные.