Сегодня нашему губернатору — Сергею Ивановичу Морозову исполняется 48 лет. Накануне своего дня рождения он дал эксклюзивное интервью «Народной газете», в котором признался, что главное его хобби — работа. А еще он мечтает слетать во Владивосток, где служил, и выйти в море…

— Сергей Иванович, Ваше первое интервью в должности Губернатора называлось «Я — антикризисный управляющий», и говорилось в нем о путях вывода из тупика проблемного региона — Ульяновской области. Сегодня ни на федеральном, ни на местном уровне нашу область кризисным регионом уже не называют. Сработал Ваш антикризисный план?

— Да, действительно, сегодня мы уже можем говорить о стабилизации ситуации в регионе. И это, пожалуй, главный результат работы правительства Ульяновской области за последние два с половиной года. Вспомните конец 90-х, да вплоть до 2004 года: в социально-экономическом развитии области было много моментов, связанных со стагнацией. В экономике, социальной политике, финансах. В комплексном рейтинге социально-экономического развития регионов Приволжского федерального округа Ульяновская область по итогам 2004 года заняла последнее место. Не менее плачевны были показатели в сельском хозяйстве: по количеству обрабатываемой земли, валовому сбору зерновых культур и поголовью скота во всех категориях хозяйств показатели за 2004 год были ниже, чем в довоенном 1940-м. Среднедушевые доходы были самыми низкими в ПФО, государственный долг области составлял порядка двух с половиной миллиардов рублей — один из самых больших в РФ, а газовикам и энергетикам задолжали почти 4,5 миллиарда. Это даже страшно представить, в какую пропасть мы могли бы упасть.

В это время всерьез вставал вопрос даже о нашей состоятельности в качестве самостоятельного субъекта Российской Федерации. Отопительный сезон в областном центре на протяжении многих лет начинался в ноябре и кончался в марте, все лето у горожан не было горячей воды. Закрывались предприятия. В общем, жизнь была не радостной. По данным социологических опросов, в конце 2004 года 75 процентов ульяновцев крайне негативно оценивали деятельность администрации региона и примерно у 55 процентов было твердое убеждение, что они живут хуже всех в России. Восемь из десяти жителей области говорили, что у региона нет будущего и из него надо уезжать. Высказывались сомнения в управленческой деятельности областной власти, да и муниципальной тоже доставалось, — за несоответствие заявленного. Власть перестала общаться с народом. Каждый имел то, что имел. И у федерального центра пропал интерес к руководству области и самой области. Нам меньше, чем другим субъектам РФ, выделялось финансовых ресурсов. На наши проблемы — долгострой с мостом, дороги, газификацию — просто не обращали внимания. Эти времена уже ушли в прошлое, и надеюсь, что навсегда.

— А когда, на ваш взгляд, произошел перелом в отношениях с федеральным центром?

— Я это почувствовал в 2006 году. Весь предыдущий год мы посвятили огромной работе по выстраиванию отношений на федеральном и региональном уровне. Нам крайне важно было не уподобляться предшественникам и не гоняться за ведьмами, не искать черную кошку в темной комнате. Мы предложили деловые конструктивные отношения всем политическим партиям, общественным организациям, муниципальным властям. Российскому правительству представили антикризисную программу по выводу области из тяжелейшего депрессивного состояния. Весь год были экономными людьми, не тратившими попусту бюджетные деньги, а распределили их так, чтобы хватило на все наши полномочия. В 2005 году решили вопросы по заработной плате, чтобы она выдавалась без задержек. Разработали программу по выплате долгов по детским пособиям. Нас принимали наверху, слушали, но не более того. А когда мы реально оторвались от того дна, к которому, словно клеем «Момент», долгое время были приклеены, нам стали помогать.

По крупному счету, нам удалось остановить развитие негативных тенденций в экономике и социально-политической жизни региона, добиться развития позитивных тенденций, которые отчетливо проявились по целому ряду ключевых направлений. Чтобы зря слов на ветер не бросать, приведу последние данные. Так, валовой региональный продукт в 2006 году по предварительной оценке составит 104 миллиарда рублей, что в сопоставимых ценах более чем на 6 процентов выше показателя 2005 года. В предшествующий период ежегодный прирост ВРП составлял всего 3-4 процента. Индекс промышленного производства за прошлый год составил 103,7, а за первое полугодие 2007 года — 105,2 процента. Нам удалось увеличить за два года объемы налоговых платежей в федеральный бюджет почти на 50 процентов. Собственные доходы бюджета области при этом увеличились на 40 процентов. Наконец, объем государственного долга Ульяновской области на начало 2007 года уменьшился в 2,3 раза. Проще сказать, что мы остались должны 500 млн. руб.

— Два с половиной года назад Вы пожелали, чтобы Бог послал вам «не рыбу, но удочку». Тогда областной бюджет в 5-6 миллиардов казался сказкой. Доходы бюджета на 2008 год планируются в объеме более 16 миллиардов, значит, нашли-таки удочку, чтобы наловить рыбы для всей области?

— Нашли, и не одну. В 2004 году консолидированный бюджет области составлял более 10 млрд. рублей, в 2007-м — свыше 21 млрд. рублей, в 2008-м — более 24 млрд. рублей. Это свидетельство того, что выбранная нами ранее стратегия социально-экономического развития была правильной. Во-первых, сделали ставку на привлечение российских и зарубежных инвестиций и совершили настоящий прорыв. Их объем в прошлом году составил почти 22 миллиарда рублей и на 33,7 процента превысил показатели 2005 года. По темпам роста инвестиций Ульяновская область заняла второе место в Приволжском федеральном округе. Реализация системной работы в этой сфере, создание современной правовой базы, обеспечивающей высокий уровень государственной поддержки инвесторам, начинает давать конкретные результаты. Не хвалясь, совершенно объективно подчеркну: у нас самое лучшее инвестиционное законодательство в РФ, это все отмечают. За последние полтора года на территории области стали работать крупные зарубежные компании по производству грузовых автомобилей, чехи строят стекольный завод. К нам пришли китайские, южно-корейские, французские инвесторы. Скоро американцы в Заволжье будут строить огромный завод. В этом месяце в Сочи на международном экономическом форуме мы будем подписывать соглашение с крупнейшей, хорошо известной в мире компанией «Марс».

В сельском хозяйстве при поддержке областного и федерального бюджетов взят курс на модернизацию производства, закупку нового оборудования и сельхозтехники. В результате в прошлом году едва ли не впервые за много лет сельхозпредприятия области получили суммарную прибыль в 125 миллионов рублей. На днях я был в Майнском районе, в селе Анненково, там восстанавливается заброшенный пахотный клин на новой комфортабельной технике. Ко мне подошли местные трактористы с красными глазами. Они прослезились оттого, что никогда таких удобных и мощных колесных тракторов не было на их земле. У них теперь работа — в удовольствие. В этом году в эту отрасль также пришел ряд крупных инвесторов. Это зерновая компания «Поволжье», ОАО «Инвестагро», компании «Сахо», «РуснРусСантимир», «Мордовзерноресурс», «Мордовцемент». В результате почти три четверти из 640 тысяч гектаров пустующих пахотных земель обретают реального собственника и хозяина, готового эти земли обрабатывать, нанимать наших работников и платить приличную зарплату.

А у нас все в ходу — местечковость. В одном районе глава уговаривает меня не привлекать инвесторов, мол, у нас тут собственное хозяйство нашлось, будут тихонечко землю обрабатывать. Спрашиваю: какая у механизаторов зарплата? — Две тысячи… А в Карсунском районе у хозяина-инвестора — более 15 тыс. рублей. Так, кто лучше с задачей справится? Кто богаче, у кого сбалансированная экономика! Ну и здорово! Если инвесторы платят высокую зарплату, законопослушны, руководствуются интересами территории и трудового коллектива, кому от этого хуже?

— Сергей Иванович, а что вы ответите тем, кто сомневается в успешной газификации региона?

— А это, кстати, еще одна «удочка». Мы одними из первых в ПФО 20 лет назад начали зажигать голубые факелы. А на начало 2000 года газифицированы были на 35 процентов и то — только в Ульяновске и Димитровграде, да и то не везде. В 2005 году нашли понимание в Газпроме, после реструктуризации долгов. В 2006 году получили от Газпрома больше всех финансовых ресурсов. И если кто-то утверждает, что мы провалим газификацию — это откровенная ложь. Мы приступили к полномасштабной газификации региона. В 2007 году 80 процентов области будет газифицировано. Невозможно строить новые предприятия, создавать рабочие места там, где нет необходимой инфраструктуры. Решен вопрос о реконструкции с расширением пропускной способности главной «газовой артерии» региона — газопровода «Старая Бинарадка — Димитровград — Ульяновск». В стадии решения — вопрос о строительстве третьего магистрального газопровода «Сызрань — Ульяновск». Есть еще одна существенная новость. В соответствии с программой развития ОАО «Волжская межрегиональная распределительная компания» в городе Ульяновске в течение 2007-2011 годов будут построены две энергоподстанции «Симбирская» и «Парковая», модернизированы существующие подстанции «Центральная» и «Автозапчасть», что позволит нам решить проблему энергодефицита для промышленных предприятий области. Мы смогли сдвинуть с мертвой точки вопрос, связанный с финансированием строительства нового мостового перехода через Волгу. В прошлом году на этот важнейший объект поступило 2,3 миллиарда рублей, что позволило довести общее выполнение физических объемов строительно-монтажных работ до 75 процентов готовности. Мост не только станет решением глобальной транспортной проблемы Ульяновска, но и основой крупнейшего инвестиционного проекта «Волжский транзит».

— Где та точка опоры, опершись на которую, Морозов начал переворачивать область?

— В людях — обычных жителях, в их желаниях сделать регион лучше. Мы не стали придумывать заумные программы. В качестве примера взяли то лучшее, что сделали в Димитровграде. И команда управленцев в начале пришла со мной оттуда.

Первым условием коренного изменения ситуации в области стала консолидация всех конструктивных сил. Сильные руководители крупных и средних промышленных предприятий, общественные и политические организации, руководство муниципалитетов, педагоги, врачи, работники культуры, молодежь, ветераны — люди, жаждущие позитивных перемен в регионе, были всегда, но не было силы, способной объединить их. Один тот факт, что принятие бюджета области ежегодно походило на затяжные войны, говорит о том, что согласием и единством в области и не пахло. А бесконечный конфликт между областной властью и мэром крупнейшего города? От него страдали и горожане, и жители села. Те люди, кто готов был работать даже на общественных началах, не могли найти применения своим силам и уезжали из области.

Сегодня можно с уверенностью сказать: мы едины в нашем желании строить будущее Ульяновской области. Едины с законодательной властью. Едины с главами городов и районов. Едины с политическими партиями и общественными организациями. С молодежью и старшим поколением, учителями и рабочими. Недаром большинство инициатив, с которыми я обращаюсь к жителям области, руководителям предприятий, главам муниципалитетов, политическим партиям, находят самый широкий отклик. Недаром, и уже который год, областной бюджет принимается с участием всех заинтересованных сторон, и уже осенью область имеет основной финансовый документ на следующий год. Сегодня мы работаем стабильно и уверенно, мы заслужили доверие людей.

— А что пока не удалось сделать?

— Не удалось коренным образом повысить уровень жизни людей. Нам хочется, чтобы все быстрее стали богаче. Но законы экономики, социальной жизни консервативны и жестки. Для того чтобы ульяновцы смогли получать достойную зарплату, иметь возможность выбирать работу, водить детей в замечательные детские сады и школы, получать высококвалифицированную медицинскую помощь, мы сначала должны были выйти из кризиса, чтобы нормально начали работать промышленные и сельхозпредприятия, оборонная промышленность получила новые заказы и пришли инвестиции.

С 1 сентября этого года мы на 15% повышаем зарплаты бюджетникам, это первый шаг, который мы сделали, выполняя задачу, поставленную Президентом России В.В. Путиным. И я обратился к руководителям предприятий и организаций поддержать эту меру и повысить зарплату своим работникам. Я благодарен ульяновскому отделению партии «Единая Россия» за поддержку в этом вопросе. Необходимость и возможность повышения зарплат — закономерный результат развития экономики Ульяновской области. Именно поэтому на мою инициативу уже откликнулись такие крупные градообразующие предприятия, как «Авиастар», механический завод, УАЗ, «Контактор», ОАО «Гидроаппарат», ЗАО «Фрест». На двух последних предприятиях я был на днях. В ходе переговоров с их руководством достигнута договоренность о повышении до конца года заработной платы работающим. В настоящее время в ЗАО «Фрест» средняя заработная плата составляет 23,5 тыс. рублей, до конца текущего года она должна увеличиться до 28 тысяч. На «Гидроаппарате» средняя зарплата составляет 9 тыс. рублей, до конца года она увеличится до 10,5 тысячи. Их решение — яркое доказательство тому, что руководство предприятий уверено в завтрашнем дне. Подписанные на прошедшем авиасалоне «МАКС» соглашения показали — у «Авиастара» есть серьезные перспективы экономического развития. Этим же путем идут и механический завод, и другие предприятия региона.

За последние два года мы провели немалую работу по снижению задолженности по зарплатам перед работниками предприятий и организаций всех форм собственности. Если на 1 января 2005 года она составляла почти 250 миллионов рублей, то по состоянию на 1 июля текущего года — 43 миллиона. Однако и здесь успокаиваться мы не собираемся. Люди должны получить все кровно заработанные и вовремя невыплаченные деньги — такова принципиальная позиция руководства области. К позитивной тенденции можно отнести сокращение числа официально зарегистрированных безработных. На конец 2004 года ими было признано почти 24 тысячи ульяновцев. По данным на 1 июля этого года, официально зарегистрированных безработных в области осталось уже немногим более 11 тысяч. Это реальный результат проводимой политики по созданию новых рабочих мест и привлечению инвестиций.

— Но людям нужна не только зарплата…

— Вы правы, людям нужно чувствовать заботу власти, уверенность в завтрашнем дне, в том числе и в завтрашнем дне своих детей. Одно из важнейших направлений нашей работы — создание качественного и доступного образования и здравоохранения, создание условий для развития личности, занятия спортом. Сегодня мы практически полностью реализовали проект по подключению школ к сети Интернет. За прошлый и этот годы за счет федерального и областного бюджетов в рамках программы «Школьный автобус» приобрели 80 машин, половина из которых уже получена и осуществляет подвоз детей в школы. Началось интенсивное восстановление материально-технической базы для занятий детей и подростков физической культурой и спортом. За 2005-2006 годы было отремонтировано 12 спортивных объектов, реконструирован центральный стадион «Труд» и построен современный физкультурно-оздоровительный комплекс Ульяновского государственного университета. Уже в текущем году завершена реконструкция стадиона «Старт» и сдан в эксплуатацию новый ФОК в рабочем поселке Павловка, а до конца года будет введено еще пять ФОКов. А посмотрите, какая у нас замечательная картинговая трасса в спортивном парке «Симбирский».

— Полгода назад журналисты проанализировали график работы Губернатора и поразились — Вы работаете по 16-18 часов в сутки! Нашлось немало скептиков, которые посчитали это журналистской «уткой». Но люди, которые работают с Вами, знают, что так оно и есть. Неужели такой график работы необходим, и долго ли человек может работать в этом режиме?

— Я приглашаю скептиков поработать со мной хотя бы неделю. Работать так буду столько, сколько смогу. Я так работаю с того момента, как был избран мэром Димитровграда. Чтобы управлять городом, а уж тем более областью, нужно быть всегда на одной волне с людьми, быть в курсе всех проблем и больших городов, и маленьких сел. Именно поэтому так много времени в моем графике занимают встречи с людьми — на предприятиях, в организациях, школах, больницах. Никогда не понимал тех руководителей, которые довольствуются отчетами своих подчиненных о ситуации на местах, тех, кто видит жизнь из окна своего служебного автомобиля. Я от таких чиновников избавляюсь.

— Вы решительный и знающий управленец, внимательный и вдумчивый руководитель, а есть у Морозова недостатки?

— «Я знаю точно: невозможное возможно». И это мой недостаток. Наверное, так считают те, кто работает со мной. Мой серьезнейший недостаток — моя нетерпимость ко всему, что, по-моему мнению, плохо. Причем в первую очередь по отношению к себе. Наверное, пока я еще недостаточно искусный политик. Часто требую от себя и от окружающих меня людей невозможного и осознаю это. Но кардинальные перемены возможны только в том случае, если все, от кого зависит будущее области, приложат максимум усилий для достижения цели.

Я очень жесткий руководитель. Не терплю даже намека на лень, на небрежение, на равнодушие. Для области, думаю, это хорошо. Для людей, которые работают рядом со мной, — очень тяжело. Непросто и семье. Стараясь сделать все по максимуму, я часто оставляю для своих родных и любимых слишком мало времени и сил.

— Остаются ли у руководителей такого уровня друзья или на них уже не хватает времени? Есть ли у Губернатора Морозова враги, и как Вы с ними боретесь?

— Друзья, слава Богу, остаются. У меня верные и надежные друзья, которые остаются со мной еще со школьных и студенческих времен. Они не связаны с политикой, и их мнение очень важно для меня. Мы встречаемся нечасто, но эти встречи дают мне новые силы, а часто и новые идеи для работы. Что касается врагов, то есть немало людей, которые критикуют мои действия, решения. Враги ли они — трудно сказать. Критика бывает конструктивной — тогда она во благо. Людей, которые высказывают ее, я к врагам не причисляю. Бывает критика огульная, когда неважно, что ты делаешь — все плохо. Такие люди тоже не враги — их действия лишь досадная помеха нашей общей работе. Врагами же считаю тех, кто сознательно приносит вред региону, — чиновников-коррупционеров, волокитчиков, лентяев. Таким руки не подам. За один стол не сяду. Из своей команды выметаю поганой метлой.

— А есть у Вас хобби? Марки не собираете?

— В детстве марки собирал, но зачитывался книгами до умопомрачения. Сейчас даже неловко, что почти не читаю. Все мои книги — бумаги и документы… (улыбается). В юности заболел морем. Запоем читал книги о кругосветных путешествиях, мореплавателях. Помните, у нас были контурные карты. Судьба подарила мне великолепную возможность побывать в разных концах света. Я до сих пор могу нарисовать карту маршрутов Беринга, Магеллана, Колумба. Я служил в Военно-морском флоте. Плавал в Тихом океане, Северном Ледовитом, Индийском. Был в Японии, Сингапуре, Вьетнаме. После службы увлекся машинами. Мог бы сразу учиться где-то, но отец — водитель, брат. Начинал со слесаря, сдал на профессиональные права. До сих пор с удовольствием разбираюсь с машиной.

— Понятно теперь, почему вы постоянно сами за рулем без охраны ездите в Димитровград…

— Не только. По области тоже. А еще с детства безумно люблю собак. Первой у нас с братом была овчарка, мы за ней ухаживали. Потом отвезли ее в деревню. Как-то в Ульяновске на Южном рынке я увидел желтый комочек с очаровательным черным носом — и влюбился в боксера. Долго это была моя самая любимая порода. Последнего я оставил старшим детям и жене в Димитровграде. А сегодня дома для души завел южноафриканского бурбуля. Редкой породы собака. Девочка. Такая одна в Ульяновске.

Мне много раз задавали вопрос про хобби. Много раз пытался на него ответить самому себе. Вот вам рассказал. Но окончательно понял: мое хобби — работа. Работа в удовольствие. Меня даже близкие ругают, что не отдыхаю. В выходные работаю. А я ничего с собой сделать не могу. На отдыхе все время кажется: зря жизнь прожигаю. Работа — мое главное дело в жизни и единственное увлечение.

— У Сергея Морозова есть мечта?

— Съездить во Владивосток, прогуляться по причалу, посмотреть корабли. Если остался подобный тому, на котором служил, выйти на нем в море — чтобы соленые брызги в лицо! И надышаться неповторимым воздухом океана. А потом обратно в Ульяновск и трудиться на благо земляков. Мечтаю восстановить и сделать красивее парк Дружбы народов. В идеале хочу устроить в нем каскад фонтанов — к юбилею города. Чтобы ульяновцам жилось комфортнее и лучше, чем соседям.