Молодёжная кадровая проблема на селе стала, что называется, притчей во языцех. Её обсуждают на всех уровнях, предлагают множество рецептов, ищут варианты решения проблемы. Хотя, казалось бы, они лежат на поверхности: жильё, достойная зарплата, возможность работать на новой технике. Это минимум. А ещё нужны клубы, школы, детские сады и многое другое.

В каком состоянии сегодня пребывает сельское хозяйство области, а с ним и социальная сфера, объяснять не надо. Поэтому нет ничего удивительного в том, что молодые люди покидают свою малую родину в поисках лучшей доли. Не миновала эта беда и такое сильное хозяйство, как ООО «Чеботаевка» Сурского района. Другое дело, что здесь активно занялись решением проблемы. Как говорит руководитель хозяйства депутат Законодательного собрания области Николай Лаврушин, если не развивать социальную сферу, значит заведомо дать погибнуть селу. Речь идёт, в первую очередь, о самых юных. Две школы, Чеботаевская и Астрадамовская, обеспечиваются питанием за счёт средств хозяйства. На время ремонта выделяется бригада специалистов и приобретаются стройматериалы. Совсем недавно для учеников закуплены инвентарь и спортивная форма.

Николай Иванович убеждён: у людей должна быть Вера. В российском селе всё и всегда строилось на духовных началах. А потому становится доброй традицией начало каждого учебного года превращать в праздник с участием священнослужителей из местного храма. Школьникам – урок, взрослым – наука. И те, и другие тянутся к церкви. Это добрый знак.

Работе с молодёжью в селе уделяют много внимания. Нельзя же, в самом деле, позволить, чтобы она шла к шинкарям, которых в округе, честно сказать, много. В местном клубе на дискотеки и другие мероприятия собирается порой до 150 человек. Это не удивительно, если учесть, что в соседних сёлах клубы давно закрыты. В Чеботаевке он работает, потому что хозяйство считает для себя обязательным помогать администрации поселения содержать его в порядке.

В селе царит дух доверия и взаимопомощи. Вот только один пример. В хозяйстве 100 гектаров занято картофелем. Сажают его механизированным способом, когда людей требуется не более 10 человек. С уборкой сложнее. Она большей частью производится вручную. Потому хотя бы, что в пору дождей механизмы в поле не выведешь, они просто-напросто встанут. Специальных бригад по уборке овощей и картофеля нет. Руководитель хозяйства никому не может приказать выйти на эти работы. Но все его хорошо понимают. В поле выходят школьники и студенты. Оплата производится из расчёта 30 рублей за каждый центнер картофеля. Можете поверить на слово, когда в борозде работают одновременно до 350 молодых людей, это впечатляет. Сам недавно был тому свидетелем. Земля ещё не отошла полностью от недавних дождей, заставивших прекратить уборку на целых два дня, но теперь работа кипела вовсю. Николай Иванович пояснил, что в эти дни в поле работают полсотни преподавателей и студентов УГСХА, 70 школьников из Чеботаевской школы и столько же учащихся из Сурского техникума молочной промышленности, 90 – из Астрадамовской школы, 30 молодых людей из Дрожжановского района Татарстана… Вечером, после работы, одни дружно пойдут в спортзал школы, другие организуют концерт, третьи найдут занятие по интересам. Никто из них, за очень редким исключением, не пойдёт по селу в поисках бутылки самогона. Эти ребята умеют и работать, и отдыхать.

Есть у «трудотерапии» ещё одна положительная сторона. Хозяйство постепенно пополняется молодыми кадрами. Две девушки, например, пришли после техникума работать бухгалтерами в пищекомбинат. После сельхозакадемии проходили стажировку два ветеринарных врача. Один уехал в Москву на повышение, второй поступил в аспирантуру. Пошёл на повышение агроном. На их место приехали другие. Руководители хозяйства сетуют: «Программа обеспечения жильём молодых специалистов, к сожалению, не находит своего решения. Нам бы построить пять хороших домов со всеми удобствами – и от желающих не будет отбоя, никто не захочет уезжать из села».

…Совсем скоро студенты покинут хозяйство. Но кто-то из них, получив диплом выпускника, обязательно сюда вернётся. В этом нет никакого сомнения.