Самая ценная семейная реликвия супругов Мовчан — ключ от комнаты в военном городке под Кандагаром, которую молодо- женам выделил командир гарнизона. Именно в этой небольшой комнатке зарождалось их семейное счастье. Их любовь, которая нашла Веру и Олега, когда они служили в… Афганистане. В эти дни семья Мовчан отмечает сразу три праздника: сегодня День всех влюбленных, завтра — 19-летие вывода советских войск из Афганистана, а 23 февраля — фарфоровую свадьбу.

Они расписались 20 лет назад в Кабуле, в советском посольстве.

На невесте — прапорщике медицинской службы не было свадебного платья и фаты. Она была одета в строгий костюм, а жених-сержант — в военную форму. После церемонии бракосочетания, которую провел строгий дипломат, молодожены вернулись обратно под Кандагар — в военный госпиталь, где оба работали. По дороге талибы обстреляли «свадебный» борт №9. Но судьба хранила их любовь. И хранит до сих пор.

— Эта женщина, — признается фельдшер четвертой подстанции «скорой помощи» Олег Мовчан, — самое дорогое, что мне удалось привезти с той войны, «за речкой».

На годовщину свадьбы супруги обязательно позовут друзей, накроют стол, включат магнитофон «Шарп», приобретенный в Афганистане, поставят в него кассету Александра Розенбаума, на которой имеется автограф автора. А из шкатулки непременно достанут самую главную семейную реликвию — ключ от комнаты № 7 в одном из домиков военного городка.

— Ключ от счастья, — замечает Олег Иванович.

— Мы случайно его с собой увезли. Честно, не специально! — уточняет Вера Анатольевна. — Затерялся в вещах. А когда домой вернулись и обнаружили его, очень обрадовались.

Об истории их любви мы узнали, когда Вера получала орден «За боевые заслуги». Награда «нашла» прапорщика Мовчан в конце прошлого года.

— Я и не знала ничего про этот орден, — Вера Анатольевна смущенно пристегивает его к нарядной кофточке. — Какая-то ошибка, говорят, в написании фамилии была. А помог председатель областного союза «афганцев» Володя Муратов. Нашел меня по домашнему адресу родителей.

Как она возникает, настоящая любовь, которую люди несут по жизни до последней черты, деля вместе и радости, и горести? Никто не может сказать точно.

— По прилете в Кандагар я сначала работала в кожно-венерологическом отделении, а затем меня перевели в приемное, — вспоминает Вера. — Здесь мы с Олегом и встретились. Долго друг к другу приглядывались.

Работы хватало. И своих ребят лечили, и афганцы к нам за помощью обращались. Всякое повидали… Морг у нас при госпитале на шесть человек был рассчитан. А однажды 23 трупа привезли. Картина была жуткая. Стингер попал в наш вертолет. Ребят, которые пытались выпрыгнуть, измолотило лопастями вертушки на части… Там, в Афганистане, я впервые увидела одноразовые шприцы. Мы в Союзе тогда все еще стеклянными пользовались.

Вспоминает Вера Анатольевна, как однажды ребята поймали где-то варана и посадили на цепь вместо собаки — сторожить вход. Была в госпитале и мартышка, которую раненые солдаты учили курить…

Стояла поздняя осень 1987 года. Олег сильно заболел. Резко поднялась температура, и его самого положили в госпиталь. Как назло, Веру и завотделением ночью подняли по тревоге. Нужно было срочно собрать медикаменты, материалы и лететь в какой-то кишлак.

— Не знаю, что произошло. Возможно, наши по ошибке бросили туда бомбу. (Такое бывало). Людям требовалась помощь. Я видела, что Олег, провожая меня в дорогу, очень волновался. Но он тогда и слова не промолвил. Зато когда вернулись, сказал: «Если бы я не был так болен, никуда бы тебя не отпустил, сам бы полетел». А потом неожиданно добавил: «Выходи за меня замуж!».

Услышав эти слова, Вера первым делом попыталась… отговорить Олега. Мол, я много старше тебя, как посмотрят на это твои родители. — Нормально, — ответил он. — У них своя жизнь, у меня — своя. И я тебя люблю.

Позже, когда Мовчаны уже вернулись в Союз, Вера Анатольевна познакомилась с его родителями, которые жили в Кременчуге и даже дом там для сына выстроили. Но он предпочел поехать за любимой в Ульяновск, дослуживал уже здесь, в одной из воинских частей.

— Папа и мама Олега оказались очень милыми, интеллигентными людьми, — говорит Вера, — кроме того, моя свекровь, как выяснилось, тоже была старше супруга. Она мне еще один секрет раскрыла: две девочки ждали Олега из армии. Но так и не дождались…

В семье Мовчан подрастают две дочки: Веронике — 17, Иришке — 13 лет. Помощницы растут что надо: могут и кроликов покормить, и в доме прибраться, и снег во дворе почистить. Вера и Олег работают на одной подстанции «скорой помощи». Оба имеют высшую категорию. Вместе выезжают на вызовы редко, чаще — в разных бригадах. —

Пока дочки подрастали, мы вообще никогда не встречались в одной смене. Договорились сразу: один работает, другой косички заплетает. То есть кто-то из нас всегда находился с девочками.

Если и существуют секреты семейного счастья, то, нам кажется, Вера и Олег их знают. Хотя говорить об этом не любят. Они просто счастливы вместе. А залогом их долгой совместной жизни стали, наверное, те самые первые ключи от их самого первого домашнего очага в далеком Афгане. И пусть настоящей свадьбы тогда у них не было. Белое платье с фатой Вера еще наденет — на серебряную свадьбу. Она так решила.