В прошлом номере «НГ» писала о тяжелой ситуации, которая сложилась на племенном конезаводе «Октябрь-ский» в Кузоватовском районе

Напомним, что там под угрозой вымирания единственная в стране уникальная порода першеронских лошадей. Животным нечего есть. Свирепствует авитаминоз. Конюшни вот-вот развалятся, вода в емкости замерзла. На предприятии почти два года нет света, поэтому охранники иногда боятся там оставаться на ночь. Руководитель конезавода господин Голыгин не появляется на рабочем месте с ноября прошлого года. Якобы на больничном. Его совершенно не интересуют дела на предприятии. А работники конезавода в прошлом году несколько месяцев не получали зарплату. Люди в поселке, да и сами работники предприятия считают, что у Голыгина одна цель — обанкротить конезавод. Перевести ликвидные активы заинтересованной стороне. Странно, но при этом его поддерживают чиновники из регионального управления Росимуществом.

Надо сказать, что публикация не осталась незамеченной. На этой неделе в редакцию пришел ответ из областной прокуратуры. Оказывается, что прокуратура Кузоватовского района заинтересовалась этим делом. В ходе проверки выяснилось: задолженность по зарплате на предприятии составляет более 500 тысяч рублей. Кроме того, в ходе прокурорской проверки установлено, что руководитель предприятия вовремя не рассчитался с уволенными работниками.

В связи с этим прокурор Кузоватовского района в отношении директора конезавода «Октябрьский» Виктора Голыгина возбудил дело об административном правонарушении по ст. 5. 287 ч. 2 КоАП.

Мировой суд отстранил господина Голыгина от должности на один год. Кроме того, прокуратура инициировала проверку на предмет возбуждения уголовного дела в отношении этого руководителя. Теперь слово за Следственным управлением Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Ульяновской области.

Мы решили выяснить, изменилась ли ситуация на конезаводе после решения суда и нашей публикации. С этим обратились к экс-директору предприятия ПКЗ «Октябрьский» Сергею Неняеву.

— Фактически никаких перемен не произошло. Все как было, так и осталось. Голыгин продолжает болеть, он даже не был на заседании суда, одним словом — никаких подвижек. Все печати и документы у него, а ситуация остается напряженной. Если так и дальше дело пойдет, то мы потеряем уникальных в своем роде першеронских лошадей, а этого допустить никак нельзя, — сказал Сергей Николаевич.