В конце марта ему исполнится 20. Шесть из них он посвятил серьезным занятиям биатлоном. Сегодня ульяновца Игоря ОХОТНИКОВА считают одним из самых перспективных в РОССИИ.

Отец Игоря – Юрий Охотников – сам занимался биатлоном. Он первым из учеников известного ульяновского наставника Юрия Захарова выполнил норматив мастера спорта. Однако на большее не хватило. Поэтому когда в марте олимпийского 88-го у него родился сын, Охотников-старший решил: младший непременно пойдет в биатлонисты.

– Только я сначала к биатлону равнодушен был абсолютно, – говорит Игорь ОХОТНИКОВ. – Плаванием в родном новом городе занимался, каратэ и даже в секцию циркового искусства ходил. Отец наверняка сильно переживал то, что я в биатлон не рвался, но виду не подавал. А потом все как-то само собой получилось. Однажды я челюсть сломал. В школе на перемене неудачно в салочки поиграли. Поэтому несколько занятий по каратэ пришлось пропустить. Чтобы времени даром не терять, я принял участие в лыжных гонках, которые отец организовал. Шесть лет назад это было. Вот с той поры и можно вести отсчет моей биатлонной карьеры.

– А сейчас что для тебя значит биатлон?

– Это моя жизнь. В биатлонном пуле, так его назовем, у меня много друзей. С ними я провожу большую часть времени. И мне вся эта жизнь нравится.

– Каково тренироваться под руководством своего отца? Он строже спрашивает, чем с других, или напротив поблажки делает?

– Если бы он поблажки давал, чего бы мы с ним добились? Для меня слова отца – закон. Выполняю безукоризненно все его наставления. По-другому, считаю, не может быть. Ведь он намного опытнее меня. Кстати, подобных примеров в современном российском биатлоне, когда отец тренирует своего сына или свою дочь, достаточно много.

– В прошлом году ты участвовал в первенстве мира. Чем особенно запомнились старты в Италии?

– Итальянское первенство мира действительно одно из самых моих наивысших достижений. Надеюсь, пока. Но сказать, что оно чем-то особенным запомнилось, не могу. Обычная трасса, обычные гонки… Разве что очень тяжело было. Боролся не столько с соперниками, сколько с самим собой. Переход в горы мне дался очень тяжело. Посему и результатами не похвастать.

– А как прошел переход из одной возрастной группы в старшую?

– Тоже тяжело пока. В прошлом году я выступал среди своих сверстников, теперь не только вместе с ними, но и с биатлонистами на год старше. Впрочем, основная борьба в нашем возрасте. Так сложилось, что именно среди российских биатлонистов 1988 года рождения идет самая упорная борьба за лидерство. А 21-летних ребят, которые выступают на соревнованиях, даже по количеству заметно меньше. Мне трудно назвать причину, по которой так все сложилось. Это просто факт.

– Тренировки, сборы, соревнования… Дома в Ульяновске как часто бываешь?

– Очень редко. Из Ульяновска я уехал в прошлом году в июне. За это время дома, можно сказать, вообще не был.

– Это потому что в Ульяновске негде тренироваться?

– Не совсем так. Биатлонист вообще не должен тренироваться на одной трассе. Необходимо разнообразие. Хотя неплохо было бы пару-тройку недель провести у нас в Заволжье на родном стадионе “Заря”. Но там нет пока даже тренировочного стрельбища. Отец с друзьями пытается решить эту проблему. И, надеюсь, у него все получится. Тогда дома буду больше времени проводить.

– Биатлон, каратэ, плавание… А есть вид спорта, которым Игорь Охотников не будет заниматься никогда?

– Ответ однозначный: футбол. Только пусть футболисты на меня не обижаются. Я даже по телевизору футбольную трансляцию топ-клубов мира смотреть ни за что не буду. Не мое это. Мне по душе циклические виды спорта – биатлон, плавание.