У инвалида Великой Отечественной войны отнимают последнее

На дворе — март, но страна уже вовсю готовится к Параду Победы, одному из самых светлых праздников в нашей стране. 9 мая в Москву вновь съедутся все ветераны, которые приближали этот день, как могли… Те, кто дожил до дня сегодняшнего. Вновь зазвучит щемящая музыка марша, и снова убеленные сединами люди не смогут сдержать слез. А инвалид войны 98-летний Петр Иванович Гультяев из Ульяновска будет плакать еще и от обиды.

Простым пехотинцем прошел Петр Иванович почти всю войну. И столицу защищал, и подо Ржевом был тяжело ранен. Полстраны, считай, по-пластунски пропахал. Награжден боевыми орденами и медалями. Самая памятная награда — медаль «За отвагу». Последнее серьезное ранение получил уже на границе СССР, после чего надолго угодил в госпиталь. Так что и Победу встретил уже дома, в родной Чувашии. Вместе с любимой женой, ныне покойной, вырастил и воспитал шестерых детей. Когда супруги не стало, дочь Светлана Антипина забрала отца к себе в Ульяновск. В общем, живи и радуйся — в любви, покое, уважении. Что еще нужно человеку на старости лет…

Светлана Петровна позвонила в редакцию на «народную линию» и рассказала шокирующую историю, попросив нас о помощи.

Никто не возражал

В 2003 году государство выделило Петру Гультяеву как инвалиду войны машину. Ставить «Жигули» было некуда. Петр Иванович обратился в мэрию с просьбой выделить ему участок земли под гараж рядом с домом. Кто когда-нибудь занимался такими вопросами, знает, что приходится собрать массу документов и пройти не одну инстанцию. Светлана Петровна с отцом (один он, понятное дело, со всем этим бы и не справился) все сделали, как положено. И документы собрали, и разрешения получили. Заручились и согласием тогдашнего собственника земли, то есть области, а также ведомства, на территории которого гараж устанавливался. А именно — инспекции министерства РФ по налогам и сборам МНС по Ленинскому району города Ульяновска. Руководитель налоговой инспекции Ф.А. Алеветдинова так и сообщала мэру П.М. Романенко, что (цитируем письмо от 14.05.2004 г.) « не возражает в изъятии земельного участка площадью 21,0 кв. м в пользу Гультяева П.И. по ул. Робеспьера, 87, ранее переданного в постоянное бессрочное пользование постановлением мэра №822 от 07.04.2004 года».

Первоначально разрешение было получено на временное металлическое сооружение. Но впоследствии и сами хозяева решили, а налоговики с ними согласились: чтобы не портить общий вид (рядом, впритык к этому пятачку, находятся другие боксы ГО «Ярус-1»), построить гараж капитальный. Построили. Надо было строение узаконивать…

Как это частенько бывает, после смены власти в регионе в руководство различных организаций и ведомств тоже приходят другие люди. Процесс называется сменой команды. В конце 2004 года это случилось и в Ульянов-ской области. Тогда поменялись руководители ИМНС по Ленинскому району и территориального управления Росимущества. А вскоре территория, на которой, собственно, располагалась налоговая инспекция, из ведения области была передана в федеральную собственность.

— Чтобы узаконить гараж, то есть оформить на него право собственности, папе нужно было заключить договор аренды земли уже с Росимуществом, — рассказала «НГ» Светлана Антипина. — Без этого мы ничего не могли сделать. Написал папа несколько писем, но дело вдруг застопорилось. Разрешения ему не подписывали, договор заключать отказывались. Я сама этим делом занималась — папе же трудно ходить. Мы с мужем ему вообще мало что рассказывали, не хотели расстраивать — за сердце его опасались. Однажды, не выдержав (просто нервы сдали!), я вошла в кабинет Фиалки Алиакберовой, и.о. главы ТУ Росимущества по Ульяновской области, прямо во время совещания. При всех ей сказала все, что думала, и ушла. Я знаю, что кому-то гараж понадобился. Рядом с нами, тоже на территории инспекции, стоят еще три бокса. Я спрашивала у соседей, как у них проблема решилась. Они мялись-мялись и однажды намекнули: за то, чтобы их «в покое» оставили, пришлось «чехлиться», как они сказали. Суммы называли просто заоблачные. Кому, интересуюсь, деньги отдавали. Молчат. Я так поняла: заинтересованных лиц несколько. Я, по крайней мере, троих точно могу назвать. Иначе бы они не вели себя с нами так нагло. Папу пожалели бы…

Суд да дело

Чтобы решить проблему (естественно, в свою пользу), налоговики подали на ветерана в суд. (Хотя непонятно, зачем это им вообще понадобилось: скоро налоговая инспекция переезжает в новое здание на улице Кузнецова). По мнению истца, Петр Иванович Гультяев практически все сделал незаконно. «Таким образом, на момент рассмотрения дела ответчиком не было оформлено надлежащим образом выделение земельного участка под строительство гаража, — читаем мы в решении Ленинского районного суда от 5 февраля 2008 года. — Более того, ответчиком совершались действия по оформлению документов для установки на земельном участке временного металлического гаража, тогда как фактически ответчиком было возведено капитальное строение — железобетонный гаражный бокс». Следовательно, делается вывод, «возведенный ответчиком гараж по адресу… является самовольной постройкой».

Любопытно, что вначале налоговики просили суд дать добро на безвозмездную (?) передачу гаража в собственность инспекции. Но в ходе слушаний требование (видно, поняв оплошность) поменяли — по их мнению, ветеран должен сломать гараж за свой счет. Суды двух инстанций — районный и областной — с их доводами согласились.

Разрешения получили

Вызывает недоумение несколько формулировок из судебного решения. Ведь ветераном не просто «совершались» какие-то непонятные «действия». Для установки гаража были приняты все необходимые меры, подписаны документы и постановления. В частности, был всеми инстанциями завизирован и так называемый ситуационный план. (В этой официальной бумаге со всеми «заинтересованными» лицами согласовываются адрес и местоположение строения, его размер, устанавливаются ограничения по инженерным коммуникациям). Там имеются все подписи и печати — начиная от заммэра, комитета по землепользованию и заканчивая «Водоканалом». Да, разрешение было получено на гараж временный и металлический. Почему, правда, непонятно: ведь троим соседям Петра Ивановича разрешили строить капитальные боксы… И что мешало людям, отвечающим за подобную стройку, узаконить бетонный гараж инвалида войны?

Видимо, что-то все-таки мешало.

Инвалида войны обвиняют в том, что он возвел самовольную постройку. Но согласно статье 222 ГК РФ таковой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, НЕ ОТВЕДЕННОМ для этих целей в порядке, установленном законом или иными правовыми актами, либо созданное БЕЗ ПОЛУЧЕНИЯ на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Но все разрешения имеются, не поставлена лишь последняя точка — нет договора аренды земли. А без этого договора невозможно узаконить строение. Чем и не преминули воспользоваться «заинтересованные лица, которым стал так необходим построенный мной гараж», пишет Петр Иванович в кассационной жалобе на решение Ленинского суда.

Обидно…

Петр Иванович уверен, что его гараж нужен «нечисто-плотным чиновникам», которые «используют закон в личных интересах». Как ни крути, а иного объяснения сложившейся ситуации в голову просто не приходит — ясно, что нужен. Или — земля под ним. Вот только кому?

Кто после переезда инспекции заселится в здание на улице Робеспьера, пока неизвестно. Решающее слово окажется за Росимуществом. За той самой госпожой Алиакберовой, которая не так давно одним росчерком пера уже пыталась решить судьбу известного на всю страну конезавода в поселке Октябрьский Кузоватовского района. (Об этом мы подробно рассказывали в номере за 14 февраля). Директор, ставленник главы территориального управления Росимущества, делал все, чтобы обанкротить предприятие и продать ликвидные активы «своим» господам-товарищам. Да так «расстарался», что знаменитые першероны (уникальная порода лошадей, выведенных здесь) оказались на грани вымирания! А что уж говорить о людях, месяцами не видевших зарплат. (О том, что сейчас творится на конезаводе, — мы напишем в ближайших номерах «НГ»).

Что же с делом Петра Гультяева? Конезавод — предприятие большое, активов там много. Понять хозяев можно: если бы продали, как им хотелось и кому предполагалось, получили бы неплохие деньги. (Причем, как водится, больше уходит в карманы дельцов, чем в доход государства). Но зачем Росимуществу срочно понадобился гараж 98-летнего инвалида Великой Отечественной войны? Согласно экспертной оценке, он может стоить от 400 до 460 тысяч рублей (вместе с землей). Конечно, тоже — нелишняя сумма.

Но — не вы строили.

И — не вам делить.

Совесть иметь надо.

Не лишнее понятие в наш век.

— Обидно, что в конце жизни получаю вот такой подарок, — плачет ветеран. — Неужто я это заслужил?!