Во время войны она служила в отряде Смерша, через ее руки прошли тысячи секретных документов. После войны она работала в отделе госбезопасности, а потом — охран- ником на «Контакторе». Сегодня, 25 марта, Марии Тимофеевне Левиной исполнилось сто лет. Несмотря на вековой возраст, у нее прекрасная память, она сама готовит обеды, по пятницам смотрит «Поле чудес», перезванивается с подругой. И не перестает удивляться, как это она дожила до ста лет. О своей непростой судьбе и секретах ее долголетия Мария Тимофеевна рассказала «НГ»

Съела килограмм олифы

Мария Лёвина родилась 25 марта 1908 года в далекой деревне Таруниха Горьковской области. Закончила 7 классов (тогда это считалось средним образованием) и, как все молодые девушки, рано вышла замуж. Супруг-бухгалтер увез ее в Ленинград. Там у них родился сын. Но сидеть дома Мария не хотела. В Ленинграде окончила курсы машинисток и устроилась работать на швейную фабрику «Комсомолка».

Началась война. Но никто не думал, что она затянется на несколько лет. Мария считала, что от силы — месяц, другой. Поэтому, отправляя сына в деревню к родителям, так и сказала ему: мол, уезжаешь ненадолго. Но разлука затянулась на годы.

Через месяц на фронт ушел муж. Она осталась одна в большом городе. Днями и ночами Мария работала на фабрике, где вязали носки и варежки для солдат.

Началась блокада. Страшное время. Выдавали всего 125 граммов хлеба в сутки. Мария голодала. Еле ходила. Обменяла на продукты у спекулянтов почти все ценные вещи в доме. Шила косынки, а потом отдавала их официантам. Они ей за это иногда давали лишнюю порцию супа из зеленой капусты. Иногда помогал директор фабрики. Видя, что у Марии нет сил, он выдавал ей немного картофельной муки из своих запасов. Когда в городе стали ходить трамваи, Мария с подругами поехала за город и набрала в поле корней капусты. Отварила их и ела. Эти кочерыжки Мария готовила с олифой. Еще до войны они с мужем решили сделать в комнате ремонт. Закупили краски, олифы. Увы, ремонт пришлось отложить. А олифа пригодилась для пищи. Ее она съела почти что килограмм.

В отряде СМЕРШа

В сентябре 1942 года на фабрику приехали офицеры из 56-й дивизии. Им позарез нужна была машинистка. И Мария согласилась поехать на фронт. Ее направили в спецотдел Смерша, который находился при той дивизии.

Она печатала секретные документы — перехваты радиограмм фашистов, допросы дезертиров, приказы по личному составу. Да всего и не упомнишь. К тому же ей строго-настрого запрещалось рассказывать о своей работе.

Помнит Мария Тимофеевна, как сидела на допросах предателей. Как-то допрашивали одного такого полицая. Он был старостой у фрицев. Сдал немало партизан и активистов в населенных пунктах. Его приговорили к смерти через повешение. Мария видела казнь предателя. Как он кричал, просил, чтобы ему сохранили жизнь. Но бойцы Смерша привели приговор в исполнение.

— Нет, мне его ни капельки не жалко было, — говорит Мария Тимофеевна. — Он столько наших людей погубил!

С отрядом Смерша Мария прошла от Ленинграда до Риги. И все пешком. Спали в землянках, а иногда прямо на снегу. От холода, бывало, ног не чувствовала. Мочи не было терпеть блох и вшей. «Уж сколько они нашей кровушки попили!».

А под Псковом их отряд заблудился среди сопок. Солдаты потеряли ориентир и шли прямо в логово фашистов. Еще бы немного — и немцы заполучили бы ценнейших пленных. Но тут появились наши солдаты и указали правильный путь.

Войну Мария закончила под Финляндией.

— До сих пор помню тот день, когда немецкие адмиралы и офицеры проходили мимо меня и бросали оружие, — говорит Мария Тимофеевна. — Вот радость-то была какая! Мы ликовали.

А потом опять пешком отряд шел до Риги. Там устроили небольшой отдых. Каждый солдат Смерша тогда имел трофейный автомобиль и гонял по городу, пока был бензин в баке. Бойцы охотно катали Марию. Там она и познакомилась с одним офицером госбезопасности, который потом станет ее вторым мужем.

А с первым мужем ее пути больше не пересекутся. Как он ушел на фронт, так от него не было ни одной весточки. Потом она узнала, что он вернулся в Ленинград.

Охранник

Когда война закончилась, отряд, в котором служила Мария, перевели в Омск. Там же она официально второй раз вышла замуж. Сыграли большую свадьбу. Мария была просто красавицей. (Посмотрите на военную фотографию!) В 1946 году ее супруга назначают начальником отдела госбезопасности в Новосибирск, и она вместе с ним уезжает в Сибирь. А в 1947 году ее демобилизовали. Как раз перед этим ее муж поехал к себе в деревню и привез оттуда 8-летнего пацана. Оказалось, что это его сын. Мария стала его воспитывать (ее родной сын от первого брака после войны вернулся в Ленинград).

В 1957 году после демобилизации супруга они приехали в Ульяновск. Мария Тимофеевна стала жить в центре города на улице Карла Маркса. Приемный сын пошел работать. Вроде бы их мирная жизнь только начиналась.

Но тут оказалось, что у Марии не хватает трудового стажа для пенсии и как раз в этом году заканчивался срок «вынужденного простоя». Если она не устроится на работу, то весь ее трудовой стаж пропадет. Мария пошла работать охранником на «Контактор». Охраняла готовую продукцию во дворе. Никто не решался перечить отважной женщине, притом бывшей чекистке.

В 1963 году она ушла на пенсию и с того времени больше не работала. Зато занялась активной общественной деятельностью. Помогала инвалидам. Кому дрова нарубит, кому принесет продукты. Часто ходила в военный госпиталь и помогала его пациентам. Все знали эту милую и добрую женщину.

Но в 1975 году случилось несчастье. В Волге утонул ее приемный сын. Он работал в речпорту и сорвался с крана. В 80-м не стало супруга. А еще через пять лет умер от сахарного диабета ее сын в Ленинграде. Мария осталась одна.

Секрет ее долголетия

Она и сейчас живет одна в своей двухкомнатной квартире. В доме все по-старому. Как будто на машине времени попадаешь в 60-е годы. Старенький пузатый холодильник марки «ЗИЛ», патефон, ветхий сервант. На стенах картины, которые хозяйка лично вышивала, хотя, на первый взгляд, подумаешь, что написаны они красками. Мария Тимофеевна гордится ими, говорит, что ее творения не раз были на выставках и даже завоевывали призы. Несмотря на солидный возраст, Мария Тимофеевна держится молодцом. Раз в неделю к ней приходит внук. Приносит продукты, делает влажную уборку. День у пенсионерки проходит строго по расписанию. Подъем в восемь утра, затем завтрак. После — уборка, что-то делает по квартире. В два часа — обед. Затем «тихий час». В семь — ужин. Телевизор она принципиально не смотрит. Говорит, что бережет зрение.

— Лишь по пятницам смотрю своего любимого Леню (Якубовича в «Поле чудес». — Прим. авт.), — говорит она.

Готовит Мария Тимофеевна сама. Например, когда корреспондент «НГ» был у нее в гостях, пенсионерка делала щи из курицы. Говорит, на три дня хватит. Рассказала, что в прошлом году к ней приезжали племянники из Киева. Она им готовила, и они очень хвалили ее блюда.

— А в чем секрет вашего долголетия? — поинтересовался я.

— Во-первых, до войны я занималась спортом, хорошо бегала, плавала на байдарках. Потом много ходила. И во время войны, и как приехала в Ульяновск. Обошла, наверное, весь город. Не курила, алкоголем не злоупотребляла. Правда, по праздникам любила выпить шампанского или красного вина. Во-вторых, никогда не замыкалась в себе.

— У меня всегда было много друзей и знакомых. По мере возможности я всегда им помогала. И сейчас нахожу новых подруг. Недавно лежала в госпитале, там познакомилась с одной женщиной. Теперь перезваниваемся.

А вот только сейчас стала задумываться, как это я дожила до 100 лет. Никогда не думала, что Бог столько отпустит.