Единственный мужской монастырь в Симбирско-Мелекесской епархии находится в селе Самородки

Это великолепие видно издалека – сияющие на солнце купола, празднично-голубые стены, высокие кирпичные ворота. Но главная ценность, главная святыня Свято-Богородице-Казанского Жадовского монастыря внутри. Это чудотворная икона Казанской Божьей Матери.

Издавна она почиталась в Симбирской губернии как заступница при стихийных бедствиях, пожарах, неурожае и прочих напастях. И несмотря на распространенное мнение, что любой монастырь закрыт для чужих, в с. Самородки съезжаются паломники со всей России. Они уверяют, что икона исцеляет многие болезни.

Почти 300 лет назад, в 1714 году, монастырь основали на месте святого источника, после купания в котором старец Тихон, более 20 лет страдавший неисцелимым недугом, полностью исцелился. Но новейшая история обители насчитывает лишь десяток лет. Во времена советской власти пустынь была практически полностью разрушена, и только в 1996 году все сохранившиеся корпуса возвратили монастырю и началось его возрождение.

Рассказывают, что перед этим, в сентябре 1994 года, жители Жадовки несколько дней наблюдали чудо: на стене бывшего братского корпуса обители явились три божественных образа. Руководители района тех времен пытались объяснить чудеса с точки зрения науки. Приехало всевозможное начальство – все видели образы, но никак не могли поверить собственным глазам. Была даже мысль, что где-то у леса спрятан проектор, который и передает избражение…

Неизвестно, удалось ли переубедить скептиков, но восстановление монастыря все же начали. Именно это и считают здесь главным чудом. Теперь в монастыре есть свое подсобное хозяйство, баня, трапезная и даже гостиница для паломников. А в 2004 году на месте разрушенного храма заложили фундамент нового. Осенью 2007 на него уже поднимали купола. Задача оказалась не из простых – для этого из Ульяновска пришлось специально вызывать 50-метровый кран.

Сейчас монастырь живет своей жизнью. Затраты на внутренние работы в храме очень большие, особенно на роспись иконостаса. Как рассказал нам священник монастыря иеромонах Мисаил, все зависит от поступения финансов, львиная доля которых – пожертвования прихожан. Поэтому говорить о планах завершения строительства никто не берется – как бог даст!