Недавно питерские ученые провели экспертизу воды Куйбышевского водохранилища в районе Ульяновска и пришли к печальному выводу: вода у нас — одна из самых загрязненных среди всех городов Поволжья…

НАБЛЮДАЕТ за гидробиологическим состоянием всех пресноводных экологических систем Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет). Цель этих наблюдений — узнать, есть ли живая вода в водохранилище или река на ладан дышит. Так вот, недавно на 83 пресноводных объектах России питерскими учеными делались замеры. Они выяснили наиболее загрязненные водные объекты, экосистемы которых находятся в состоянии экологического и метаболического регресса (то есть не развиваются, а угасают). Среди них — Куйбышевское водохранилище и, в частности, акватория вблизи Ульяновска.

— «Ульяновская» вода в реке давно и безнадежно поражена болезнью, которую наслал на нее человек! — признались ученые корреспонденту «НГ». — Губят воду прежде всего легкоокисляемые органические вещества. Они гниют, поглощая из воды кислород в таком количестве, что для дыхания рыб его не остается. Происходят так называемые «тухлые» заморы. Получается, что вода в Волге наполовину мертвая. В итоге — уже в первой половине лета вода в реке покрывается зеленью. Дохлая рыба плавает на поверхности. От воды исходит тошнотворный запах. А если опуститься на дно в двух-трех метрах от берега, то можно завязнуть в большом слое ила. Кроме этого контрольные органы засвидетельствовали такой букет: фенолы, нефтепродукты, аммонийный и нитритный азот, соединения меди, цинка, превышение ПДК по которым было от 17 до 91 процента всех контрольных замеров. А беда вся в том, что появились водоемкие и экологически вредные производства, сточные воды которых являются одним из факторов ухудшения экологической санитарной обстановки в Поволжье. На долю Волжского бассейна приходится более трети общего сброса сточных вод России…

В ЧЕМ ПРИЧИНА?

В середине прошлого столетия (и даже чуть раньше), когда на реках стали строить плотины гидроузлов разного назначения, но, прежде всего, гидроэлектростанции, ученые обратили внимание на возникшую проблему, масштабы которой вначале казались не катастрофическими. Ну, подумаешь, десяток-другой судаков после ската через плотины плавают кверху пузом. Дело в том, что вода из-за плотины поступает по гигантским водоводам в камеры рабочего колеса турбины. Там кипят такие силовые вихри, которые человеку и представить невозможно. Гидравлические сжатия, скручивания, удары, взрывные перепады давлений, вода свирепо обдирает металлические детали агрегатов и стенки камер, оставляя на их поверхности отметины, похожие на следы оспы. И этот процесс идет непрерывно: сутками, месяцами, годами, десятилетиями. Так вот, все живое, начиная с водных растений и заканчивая рыбой, особенно ее мальками, гибнет в турбинах гидроэлектростанций, уничтожается силами, действующими в рабочих камерах гидроагрегатов. В результате ниже платины образуется «зона поражения реки». В этой зоне, простирающейся на сотни километров (при каскадах — до следующей плотины), резко снижаются процессы самоочищения, ибо в дополнение к грязным промышленным и бытовым стокам воды здесь загрязняются мертвой органикой погибшего планктона: развиваются процессы гниения. Гибнут они — сворачивается животворящий процесс, запущенный природой миллионы и миллионы лет назад.

Со времени пуска первых гидроэлектростанций идет по нарастающей разрушение экологических систем рек и гибель живых биологических организмов в проточных каналах турбин ГЭС. Наиболее сильному воздействию гидроэнергетики подверглись реки Волга и Кама. Исследования показали, что в летний период в турбинах одной только Волжской ГЭС (последней в каскаде) гибнет более 500 тысяч тонн планктона и десятки миллиардов голов рыб, а все ГЭС этого бассейна сбрасывают в Волгу и Каму около 5 миллионов тонн мертвой органики.

Но питерские ученые знают, как предотвратить катастрофу. Способ спасения оказался прост: исследователи предложили впрыскивать в бешено мчащийся поток воды к турбине воздушные пузырьки (шарики) в определенной пропорции и с определенным давлением. Веер (или ветви) из пузырьков-шариков расчетной величины и давления воздуха в них гасил бы все разрушительные силы и — главное! — губительные перепады давления. Но в РАО «ЕЭС» это предложение успешно «завалили». Может быть, после реорганизации этого акционерного общества произойдут какие-то перемены. А пока все остается по-старому. Волга умирает, омывая своей мертвой водой берега Ульяновска.