Педагог шестилетней скрипачки Полины Сенатуловой заслуженный работник культуры Галина Велигжанина называет свою знаменитую воспитанницу «жадной до музыки»

Юная представительница ульяновской скрипичной школы завоевала первую премию на пятом межрегиональном конкурсе исполнителей на струнных инструментах, прошедшем недавно в Нижнем Новгороде. Полина Сенатулова оказалась самой младшей в своей подгруппе, в которой выступали дети от 6 до 12 лет — все сплошь (за редким исключением) учащиеся специальных музыкальных школ. Ее выступление вообще произвело фурор.

— Мы приехали в Нижний Новгород в четыре часа утра, — рассказывает Галина Ивановна. — Дали Полиночке немножко поспать. А в три часа уже первый тур начался.

Девочка была 19-й по счету, а вышла на сцену в девять вечера. Надо сказать, жюри к тому моменту уже подустало, кое-кто даже засыпал (погода была неважная — дождь со снегом). Но стоило ульяновскому вундеркинду взять в руки смычок, как все тут же проснулись. Полина с легкостью справилась со всеми сложными сочинениями. Один Концерт Вивальди Ля-минор чего стоил! Во втором туре она поразила жюри мощной, практически «взрослой» интерпретацией «Концертино соль-мажор» Ридинга. Сразу несколько членов жюри признались: «Нам показалось, что звучит Бах и играет взрослый музыкант». Столь эмоционально и масштабно было исполнено шестилетним ребенком это виртуозное произведение. Так что первая премия у нее — заслуженная. Кстати, это уже третье по счету лауреатское звание, завоеванное этим чудо-ребенком на различных российских конкурсах начиная с четырехлетнего возраста! Кроме того, девочка является лауреатом программы «Новые имена».

Не хотела учить ноты

Полина — настоящий вундеркинд, от природы одаренный многими талантами. Таких два-три на все поколение рождается. Поразительно, но играть на скрипке она научилась уже в три года, при этом нотную грамоту освоила гораздо позже.

— Нотки не хотела учить, — улыбается педагог. — Ну неохота ей было их учить! Интереснее было сразу музыку играть. Слух у нее гораздо лучше абсолютного — тончайший: она может услышать мелодию и сразу воспроизвести ее. Абсолютный — плохой слух: он привязан к какой-то ноте — нота ля и все. А Поленька может играть в любом строе — выше, ниже, не важно. Она слышит и приспосабливается. Тончайший слух. Она начинает играть новое произведение сразу так, как оно должно звучать. И кажется, будто играла его всю жизнь. Ей много дано. У девочки прекрасные руки, прекрасный аппарат, длинные изящные пальцы. Уникальный ребенок. Когда-нибудь она будет первой скрипкой страны…

В свои шесть лет Полина Сенатулова имеет, по словам Галины Велигжаниной, «просто огромный репертуар». Девочка уже выступала и с сольными концертами (в одну из программ, часовую, включено три сложнейших скрипичных концерта), и с симфоническим оркестром играла, и с известным джазовым пианистом Даниилом Крамером. Ученица первого класса третьей ульяновской школы искусств, девочка исполняет произведения за пятый-шестой классы и первый курс музыкального училища. Ей с легкостью даются четырехоктавные гаммы, двойные ноты. Занимаясь ежедневно по два-три часа, а нередко и дольше («Выходных у нас нет», — замечает Галина Ивановна), она каждый раз требует от педагога все новых и новых вещей. Может играть сутками.

— Услышит какое-нибудь произведение, сразу говорит: «Я вот это хочу», — улыбается Велигжанина. — И будет «долбить» меня до тех пор, пока не выучим…

Почему скрипка?

— Полина, а в твоей семье музыканты есть? — спрашиваю ребенка.

— Мама училась в музыкальной школе на фортепиано, — отвечает девочка.

— А почему ты выбрала именно скрипку?

— Однажды я пришла в гости к своей крестной сестре Стасе (девочка тоже начала заниматься у Велигжаниной в три года, сейчас учится в Центральной музыкальной школе в Москве. — Авт.) и услышала, как она играет на скрипке. Тоже захотела. Стася привела меня к Галине Ивановне.

Юное дарование, как и ее названную сестру, тоже приглашают в ЦМШ. Полина на переезд согласна, если… только с ней поедет Галина Ивановна.

— Полина, ты сама музыку сочиняешь?

— Да, вот песенку одну сочинила. Садится за пианино и, подыгрывая себе одной рукой, поет ангельским голоском: «Расколи его — будет зернышко, посади его — будет солнышко» — про подсолнух.

— Музыка в тебе всегда звучит?

— Да, мама уже боится из-за этого, — говорит педагог.

— Нет, не всегда, — перебивает ее ученица. — Например, когда я йогой занимаюсь. Я даже ни о чем не думаю, когда делаю осанны.

— А зачем ты занимаешься йогой?

— Чтобы ничего не бояться, — говорит дарование.

— Для внутреннего спокойствия, — продолжает педагог, которая сама с 13 лет занимается йогой. — Йога — это философия, которая позволяет гармонизировать все. Если человек занимается йогой, он совершенно другой, все воспринимает иначе.

Галина Ивановна просит Полину принять позу лотоса. Девочка садится на расстеленную на полу тряпочку, перекрещивает ноги и замирает на несколько секунд.

— Во время медитации вы получаете энергию из космоса, — раскрывает Велигжанина один из своих педагогических секретов.

Разностороннее дарование

Вообще Полина — разносторонне одаренный ребенок. Она, например, запоем читает книги (буквы выучила в два года). Особенно любит энциклопедии.

— Как-то пришла на урок и плачет, — вспоминает Галина Ивановна. — Спрашиваю, что случилось. Оказалось, прочла в медицинской энциклопедии про какую-то неизлечимую болезнь и нашла у себя все симптомы. Как тут не разрыдаться!

Родители Полины — высококлассные программисты. Три года назад ей подарили книжку «Компьютер — это просто». Она выучила все сама и вскоре уже сидела рядом с папой и играла в разные познавательные игры.

— Еще я люблю рисовать, — говорит девочка.

Она, кстати, регулярно дарит своей любимой учительнице рисунки. А недавно вместе со Стасей сделала музыкальный оберег: к колокольчикам девочки прикрепили нотки и бабочек, вырезанных из бумаги.

— Полина, кем ты хочешь стать — музыкантом или педагогом?

— Музыкантом.

— Ну, все великие музыканты потом преподают, — говорит Галина Ивановна. — Не как Николо Паганини. (Смотрит на портрет великого скрипача, висящий в классе. — Авт.). Он жмот великий был. Ни одного своего секрета не открыл, ни одного ученика не оставил. Отказывался от учеников…

— Считаете ли Вы, что талант у Полины — от Бога?

— Да, это — Божий дар. Просто чудо. Но этому чуду необходима поддержка спонсоров, которые понимают, что вложение в талант — выгодно: оно потом сторицей окупится. Представляете, поездка в Нижний Новгород обошлась родителям в 20 тысяч рублей! Они днями и ночами работали.

На прощание девочка решила сыграть нам произведение «Аве, Мария» Баха-Гуно. Галина Ивановна пыталась ее отговорить (произведение эмоционально сложное), но та настояла на своем.

Старинная итальянская скрипка (инструменту — 300 лет!) с первых же нот запела пронзительно, скорбно и возвышенно. Казалось, звучит несколько инструментов, а смычок двигает рука взрослого, умудренного жизнью человека.

— Откуда у нее такое глубокое проникновение в суть музыки? Чтобы так играть, нужно столько прочувствовать! Должен быть какой-то человеческий эмоциональный опыт переживаний, страданий.

— Может, в прошлой жизни была кем-то, — замечает Велигжанина.

— Паганини?

— Не знаю, может быть.