Родная сестра Сашеньки Пушкина (последнего прямого потомка великого поэта по мужской линии, трагически погибшего в пятилетнем возрасте в Ульяновске в 1942 году) лишь спустя 66 лет после его смерти смогла посетить могилу брата.

На прошлой неделе у нас прошли пятые Сытинские чтения, которые собрали более 70 специалистов и ученых из нашего города, а также из Москвы, Санкт-Петербурга, Владимира, Казани, Оренбурга, Чебоксар, Челябинска, Уфы. Но настоящими главными героями конференции стали потомки древних симбирских родов и тех, для кого город стал пристанищем во время войны. Каждый из них приготовил небольшой доклад, кто-то преподнес в дар Ульяновску личные вещи семьи, драгоценные снимки.

А потомку славного симбирского дворянского рода Гославских — Олегу Владимировичу, носящему фамилию предков, удалось добраться до родных старомайнских мест. (За ним специально прислали машину). Сейчас их бывшие владения находятся на дне Куйбышевского водохранилища. Любопытно, что эту территорию старомайнцы до сих пор называют Гославщиной, правда, до приезда высокого гостя мало кто здесь знал, почему оно так именовалось. Олегу Владимировичу показали Зеленый мыс, где недавно были обнаружены остатки крепости и Засечной черты, которую строили и защищали Гославские. За заслуги перед Отечеством им в 1670 году выделили земли рядом с крепостью. Сам Олег Владимирович — кандидат технических наук, старший научный сотрудник в Институте энерготехники в Москве. Он потомок Гославских в восьмом колене. А вот его второй внук, родившийся 15 октября, — уже в десятом. И дедушка пообещал:

— Когда внуки подрастут, обязательно привезу их сюда и расскажу о славных подвигах наших предков. Гордость за семью, за родину, я считаю, — основа основ воспитания настоящих патриотов земли Российской. По крайней мере, мы очень бережно, по крупицам восстанавливаем свою историю.

ТРАГЕДИЯ

Ольга Григорьевна Пушкина, праправнучка великого поэта, президент фонда «Наследники и наследие А.С. Пушкина», не была в Ульяновске с 1942 года. А в наш город она и ее старший брат Сашенька приехали вместе с бабушкой Евдокией Ивановной еще в 1941 году. Мама — Клавдия Сергеевна, несмотря на то что работала в наркомате внешней торговли, эвакуированном в годы войны в Ульяновск, осталась в Москве.

Ольге Григорьевне было всего два годика, и она, конечно же, ничего помнить не может, но бабушка позже рассказала ей, как тяжело им жилось в эвакуации и что здесь случилось с ее пятилетним братишкой.

По воспоминаниям родных, Пушкины жили в каком-то бараке, питались чем Бог пошлет. Бабушка не получала вообще никакого пайка (она не работала), а детям полагался паек, но его едва хватало на несколько дней. И Евдокия Ивановна, как тогда говорили, отпускала Сашу к людям. Он был милым светловолосым мальчуганом, не по годам разумным, контактным и разговорчивым. И частенько разные рабочие, готовившие себе похлебку, наливали плошку и ему.

А однажды бабушка отпустила его с мужиками на лесозаготовку. Наложив воз дров, мужики взяли и посадили ребенка прямо на самый верх. По дороге лошадь оступилась, и малыш упал на землю. Видимо, его придавило бревнами. Он очень долго болел. В сентябре 1942 года Сашеньки не.стало. Последнего потомка Александра Сергеевича Пушкина по мужской линии похоронили здесь же, в Ульяновске, на кладбище Покровского монастыря (ныне — на улице Карла Маркса).

ФОТО БРАТА

Бабушка, считая себя виноватой, не знала, как сообщить о случившемся дочери. До этого она долго скрывала причины его болезни. Но Клавдия Сергеевна, почувствовав, что случилось непоправимое, в сентябре 1942 года приехала из Москвы в Ульяновск вместе с мужем, офицером, которого отпустили на побывку с фронта. Пришли в барак, спросили где Пушкины живут. Им показали. Бабушки дома не оказалось. Говорят, она специально ушла, боясь встречи с дочкой и расспросов.

— Оленька, а где Сашенька? — бросилась Клавдия Сергеевна к исхудавшей дочке.

— Нетю, — ответила кроха.

Естественно, ребенок не понимал, что брат больше никогда не будет играть с ней.

По словам известного симбирского краеведа Сергея Петрова, который видел запись в Книге актов гражданского состояния за 1942 год, мальчик умер от воспаления легких. Но вызвана-то болезнь была, скорее всего, общей ослабленностью организма и полученной травмой.

Клавдия Сергеевна сразу же забрала дочурку и маму в Москву. А вот ее муж так и не смог простить случившегося и развелся с ней.

Ольга Григорьевна долгое время работала в Министерстве энергетики, говорит, курировала и «Ульяновскэнерго». Но все никак не могла приехать в Ульяновск. Наконец благодаря Сытинским чтениям приехала. 66 лет спустя после смерти Сашеньки. В этот раз ей показали могилу брата (она хорошо сохранилась). Ольга Григорьевна передала в дар нашему городу фотографию брата, сделанную незадолго до его смерти в одном из местных фотоателье.

— И было бы правильным теперь установить на могиле последнего потомка Пушкина по мужской линии красивый памятник, благо теперь у нас есть подлинное фото Сашеньки, — предлагает Петров.

Светлана ЯМИНА