Заемщик не выплатил долг по ипотеке и умер, а его семья теперь окажется на улице

Коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда оставила без изменения решения Димитровградского городского суда, которым удовлетворены исковые требования ОАО «Губернский банк «Симбирск»

Городским судом постановлено расторгнуть кредитный договор между банком и супругами Б-ми; взыскать с Галины Б-вой по договору с банком «Симбирск» оставшуюся сумму займа, проценты и неустойку; взыскать с той же заемщицы, действующей в своих интересах и в интересах двух несовершеннолетних дочерей, задолженность перед банком ее умершего мужа Евгения Б-ва — в общей сложности более 1 млн. 200 тыс. рублей. Суд обратил взыскание на заложенное по кредитному договору имущество — двухкомнатную квартиру через продажу с публичных торгов. Тот же суд отказал в удовлетворении иска заемщицы Б-вой к ОАО «Российское страховое народное общество» («РОСНО») о взыскании страхового возмещения, а также признал недействительным договор комбинированного страхования ипотеки между «РОСНО» и умершим Евгением Б-вым.

…Летом минувшего года банк «Симбирск» предоставил супругам Б-вым кредит в сумме более миллиона рублей для приобретения квартиры. Они купили в собственность на двоих двухкомнатное жилье и по условиям договора заложили квартиру банку до момента погашения кредита.

Через три месяца заемщики прекратили выплаты, а позже банк получил письмо от Галины Б-вой о смерти ее супруга.

В тот же день банк направил в страховое общество «РОСНО» письмо о выплате в полном объеме страхового возмещения по соответствующему договору ипотечного страхования, но получил официальный отказ. И банк обратился в суд.

Галина Б-ва тоже направила в суд иск к «РОСНО» о выплате страхового возмещения. Банковский кредит был целевым на приобретение двухкомнатной квартиры. Обязательным условием такого договора являлось страхование жизни и здоровья заемщиков и приобретаемой квартиры. Супруги заключили договор страхования ипотеки с «РОСНО». В конце минувшего года супруг умер. По условиям договора смерть является страховым случаем, но «РОСНО» страховое возмещение не выплатило.

Обратилось в суд и страховое общество «РОСНО»: с иском к Галине Б-вой о признании недействительным договора комбинированного страхования ипотеки, который заключался с ее умершим супругом. Оказалось, что ныне покойный Б-в, отвечая на вопросы стандартного бланка заявления в «РОСНО» (он приравнивается по закону к официальному запросу), скрыл реальную информацию о состоянии своего здоровья.

Мужчина страдал активной формой туберкулеза легких в фазе распада, что и стало причиной его смерти. Заболевание имелось и на момент заключения договора страхования: человек находился под наблюдением тубдиспансера и неоднократно лечился по этому профилю. Таким образом, договор страхования был заключен под влиянием обмана со стороны умершего. Следовательно, появились основания для признания договора недействительным, а у страховой компании не возникло обязанности выплачивать банку страховое возмещение по случаю смерти должника.

Все три иска суд объединил в одно производство и постановил упомянутое выше решение.

Квартира покупалась супругами на кредитные деньги и являлась предметом залога. Если должник не исполняет обязательства, взыскание по требованию банка может быть обращено на заложенное имущество. В данном случае Галина Б-ва понесла материальную ответственность и за себя, и за умершего мужа, ибо его половина квартиры перешла по наследству к ней и к их несовершеннолетним детям.

Если действует, как в данном случае, договор об ипотеке (залоге недвижимости), то банк вправе обратить взыскание за долги на заложенную квартиру. По закону согласия на это органов опеки и попечительства, коль речь шла и о правах несовершеннолетних детей, в данном случае не потребовалось.