31 октября в «НГ» прошла «прямая линия» с заместителем руководителя управления Федеральной службы судебных приставов по Ульяновской области Сергеем Красильниковым

Сразу несколько звонков поступило на нее от вкладчиков Фонда взаимного кредитования. Это новая финансовая «пирамида». Любопытно, что организовал ее человек, который до того пять лет уже отсидел за финансовые махинации. Но и выйдя на свободу, как говорится, с «чистой совестью», этот гражданин взялся за старое. Вновь на его удочку попалось огромное количество ульяновцев.

Люди возмущались, почему ранее судимому человеку выдали лицензию. Нефедову, кстати, «разрешили» выдавать ссуды на строительство квартир и офисов, а он, наоборот, собирал с народа деньги, обещая дивиденды в виде 6 процентов за квартал. Поначалу так и было. Первые проценты отдавал исправно. Люди вкладывали деньги еще на три месяца. Но когда приходили за очередными платежами, не получали ничего.

Среди пострадавших оказались и те, кто отдал в фонд 100 тысяч рублей «свободных» денег, и те, кто вложил последние, «гробовые» 10 тысяч. Вот что рассказал один из позвонивших (мужчина просил не называть в газете его имени):

— В отделе судебных приставов по Заволжскому району на исполнении находится решение суда о взыскании долга с Фонда взаимного кредитования в мою пользу. Заявление об исполнении судебного решения я написал 30 сентября текущего года. Прошел месяц, но, по-моему, никаких результатов не видно. Судебные приставы объясняют это тем, что офис фонда находится в другом районе. (В Ленинском. — Прим. авт.). Они пересылали дело туда. Потом его вернули обратно. Я получил ответ, что отыскать должника не представляется возможным. Известно, что руководитель злосчастного фонда Нефедов Е.А. проживает в Ульяновске. Прошу вас разобраться в сложившейся ситуации. Ведь в данном деле много пострадавших.

Многих из позвонивших по этому вопросу интересовало, почему Нефедова не привлекают к ответственности и почему долги не взыскивают с него лично, ведь, по мнению пострадавших, он может «заплатить» и своим имуществом.

— Сейчас в службе судебных приставов на исполнении находятся исполнительные производства в отношении Фонда взаимного кредитования, а не гражданина Нефедова, — поясняет Сергей Красильников. — Меру его личной вины и ответственности должны установить органы следствия и суд. В настоящее время, насколько я знаю, рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении руководителя Фонда взаимного кредитования Нефедова. И если это произойдет, он будет отвечать своим личным имуществом. А пока ответственность несет юридическое лицо, то есть Фонд взаимного кредитования. Все-таки эта фирма создавалась как очередная финансовая пирамида. Понятно было, что цели выплачивать деньги гражданам Нефедов и не ставил, а просто собрать с них деньги и кануть в неизвестность. У нас несколько подобных организаций: взять те же «Капстрой», «Свой дом», «Ульяновскгорпищеторг», «Эффект-Инвест» и другие. И, как правило, на момент возбуждения исполнительного производства у них уже нет никакого имущества, кроме стола, стула и телефонного аппарата. Это максимум.

Все остальные средства эти люди обманным путем либо переводят на другие счета, либо используют по своему усмотрению. В настоящее время все адреса, которые были у Фонда взаимного кредитования, мы проверили. Имущества у них никакого нет.

— Дожив до восьмого десятка, я было подумала, что всех этих обманных МММ уже нет, все честно, — призналась Нина Ивановна Богданова, также позвонившая по Фонду взаимного кредитования. — Похоронные деньги вложила… Восемь лет собирала.

— Вот видите, Нина Ивановна, к сожалению, мошенники еще не перевелись на земле.

— И что же теперь будет? Ничего, наверное, Сергей Николаевич?..

— Вы прекрасно понимаете, если с фонда взять нечего, то как можно погасить вашу задолженность? Денежных средств у них нет, имущества, за счет которого можно было бы исполнить решение, тоже нет. Поэтому такие исполнительные производства зачастую остаются неисполненными… И это не из-за бездеятельности приставов. Мошенники и создают такие аферы, чтобы обманывать людей. Маскируются под законопослушных, чтобы заманить к себе вкладчиков. Я со своей стороны могу вас заверить: мы полностью все проверим. И если что-то найдем, то хотя бы частично исполним решение суда.

— А что, были такие случаи, когда возвращали людям деньги?

— Да, например, была такая фирма «Свой дом». Они тоже собирали деньги, но в отличие от других вкладывали их, как потом выяснилось, в покупку недвижимости в другом городе. Наши судебные приставы эту схему вычислили и наложили арест на данное имущество. После продажи этих объектов часть средств пострадавшим вернули.

— Так можно надеяться?

— Думаю, да.

— А я могу узнать, что делается по этому делу?

— Это ваше конституционное право. У нас в службе есть и личный прием, он ведется ежедневно с 15 до 19 часов, даже в субботу с 9 до 12 можете прийти. Можете обратиться и письменно. На что вам будет подготовлен письменный ответ.

— На какой адрес писать?

— Ульяновск, ул. Азовская, д. 95. Запишите еще мой телефон.

— Спасибо.

Игорь Николаевич Кабалов, глава крестьянского фермерского хозяйства:

— Решением арбитражного суда с Барышского райпо в мою пользу взыскано 238 тысяч 411 рублей. Было возбуждено исполнительное производство. Но решение выполнено лишь частично. Мне вернули только 120 тысяч. Обращался к прокурору. Но решение до конца так и не исполнено. Могу ли я рассчитывать на получение оставшейся суммы?

— Чтобы дать исчерпывающий ответ на ваш вопрос, необходимо ознакомиться с материалами исполнительного производства. Только после этого можно сказать, возможно ли погашение долга в вашу пользу.

Алия Алиевна, г. Ульяновск:

— По нашему делу №1/17 от 2007г., приговор по которому вступил в законную силу, работало несколько судебных приставов. Пока искали по городу должников (они были прописаны по одному адресу, а проживали по другим), передавали исполнительное производство друг другу, каждый новый пристав заново писал запросы, в результате время уходило. Наш должник Вячеслав Никитин стал совершеннолетним, сейчас сидит в третьей колонии в Димитровграде. А до его совершеннолетия привлекались родители, но они официально нигде не работали. Я представила приставам информацию, что у них пенсия по инвалидности. Только после этого ваша служба что-то сделала. Из 99 тысяч мы получили только 9 тысяч рублей. Может, если бы приставы не затягивали исполнение, можно было бы получить с них больше… Не знаю, работает он в колонии или нет, но я ничего не получаю. Я потеряла сына по его вине, ребенок маленький остался, у меня предпенсионный возраст. Некому помочь… Напрашивается вопрос: почему должника не охватывают работой, почему нет такого закона и на что надеяться?..

— Вопрос непростой. Не знаю, есть ли в ИК-3 работа. А закона, который бы заставил его трудиться, действительно нет. Но если он работает, то исполнительный лист необходимо направить в бухгалтерию этого учреждения.

— И что же можно сделать?

— Вы можете обратиться либо в отдел судебных приставов, либо непосредственно к руководству третьей колонии для того, чтобы там провели проверку бухгалтерии — работает ли должник и удерживаются ли с него какие-то денежные средства.

— А это кто должен курировать? Разве не приставы?

— Приставы. Но по заявлению.

— То есть я могу написать заявление и они проверят? Вы считаете, что есть перспектива?

— Да. Складывать руки нельзя. В любом случае нужно действовать, добиваться своего.

Игорь Геннадьевич, Ульяновск:

— Сергей Николаевич, во-первых, хочу поздравить вас с наступающим профессиональным праздником. (11 ноября ФССП отметила свой профессиональный «день рождения». — Прим. авт.)

— Спасибо.

— У меня такой вопрос. Как долго могут исполняться решения суда службой судебных приставов? Управляющая компания Ленинского района выиграла суд по поводу сноса вентиляционного канала в многоквартирном доме. Мы сторона потерпевшая. И уже целый год дом живет без вентиляции.

— Вообще исполнительное производство заводится на два месяца. Но двухмесячный срок не является пресекательным. Законодательно была введена коллизия: с одной стороны, существует двухмесячный срок, с другой (в случае, если взыскивается какая-то задолженность), реализация имущества должна происходить в течение полутора месяцев.

— Но у нас прошел уже год.

— Если можно, оставьте свои координаты. Я разберусь, мы с вами обязательно свяжемся и обсудим все эти вопросы.

Вера Владимировна:

— Вот уже десять лет я ничего не получаю с должника Александра Бочкова. Живу одна. Судебные приставы сообщают мне, что он находится в бегах. А я знаю, что никуда из города он не уезжал. Мне говорят: укажите его местожительство. Разве это не вы должны делать — устанавливать его местонахождение?

— Что касается установления местонахождения должника, то у нас есть определенные ограничения. Мы можем проверить его пребывание по месту регистрации и месту фактического пребывания. Но мы по закону не имеем права вести оперативно-розыскные мероприятия. Судебные приставы-исполнители направляют постановления о розыске должника в органы внутренних дел. Но до конца вопрос организации розыска наших должников органами МВД не урегулирован. Что касается вашей ситуации, постараюсь лично разобраться. В каком подразделении находится ваше исполнительное производство?

— В Железнодорожном. Я только не пойму. Бочков убил моего сына. У меня нет никаких средств к существованию, кроме пенсии. И Бочков мне ничего не платит. Хоть бы нашли его да посадили. Может, там, на зоне, начнет работать и возместит мне ущерб.

— Вера Владимировна, чтобы его посадить, его нужно найти. А для этого требуется выполнение еще ряда условий.

— Мне сказали, что он сейчас чуть ли не открыто ходит.

— Проверим это исполнительное производство, попробуем его поискать. И если он будет найден, если не взыщем деньги, то, по крайней мере, попытаемся применить к нему меры штрафного характера.

— Десять лет назад я не могла его посадить… Написали, что убил в состоянии аффекта. Хотя никакого такого состояния у него не было.

— Ну, вот видите: вы пошли ему навстречу, а он нет…

— Да, я пошла навстречу. Отец уже умер. В прошлом году, так и не дождавшись возмещения морального вреда…

— Вера Владимировна, я вам обещаю, еще раз посмотрим ваше исполнительное производство и в любом случае дадим вам ответ.

— Спасибо.

Татьяна:

— Есть решение суда о времени посещения ванной комнаты между родственниками. Если приходит судебный пристав, родственники пускают меня в ванную в установленные часы. А если у нее нет времени, не пускают. Пристав говорит, что у нее большое количество дел на исполнении и она не успевает. Разве это правильно?

— Нет, неправильно. Хотя, действительно, количество исполнительных производств год от года у нас увеличивается, а штат сотрудников остается прежним. Со следующего года начнется увеличение численности. Но не сразу. В течение трех лет служба судебных приставов будет увеличена на 20 тысяч человек. А пока работаем и вечерами, и в выходные дни. Могу обещать одно: разберемся и постараемся решить вашу проблему.

Петр Акимов:

— Есть судебное решение о раздельном пользовании квартирой. Но супруга с сыном меня даже на порог не пускают. Установили железную дверь. Я на старости лет живу в подвале организации, в которой работаю. Судебный пристав приходила, но что она может сделать?..

— Сейчас законодательство дает нам больше прав. Например, при воспрепятствовании осуществления работы судебного пристава он может вскрыть эту дверь и проследить за исполнением решения суда. В отношении тех, кто препятствует исполнению, могут быть применены меры административного (наложение штрафа) либо уголовного характера. После этого многие становятся законопослушными.

— Сынок моей супруги сидел в колонии, его не запугаешь.

— Закон един для всех. И мы призваны помогать вершить правосудие.

— Помогите мне, пожалуйста.

— Разберемся. Поможем.