Оксана Моисеева

15 февраля Россия будет праздновать 20-летие вывода наших войск из Афганистана. А в семье жителей Ульяновска Валентины и Василия Володиных близится другая дата. Тоже круглая, тоже связанная с этой страной, где десять лет гибли наши мальчишки. И скорбная. Скоро тридцать лет, как их старший сын Евгений тоже не вернулся из своего последнего боя – не дожив всего один день до отправки домой. А через несколько лет его лучший друг назвал Женькой своего сына -в память о погибшем.

Письма «оттуда»

– Женьку в армию прямо из-за руля комбайна забрали, – вспоминает Валентина Александровна.

– Он окончил восьмилетку и поступил в Ульяновский сельхозтехникум. Приняли без проблем – сын всякими железками и механизмами чуть ли не с пеленок увлекался, и руки у него золотые были. Но в Ульяновске учиться не захотел. Когда узнал, что все его друзья в селе остались и в механизаторы пошли, бросил техникум и поехал в Карсунскую профтехшколу учиться на комбайнера. Окончил ее и целыми днями стал на поле пропадать – уж очень ответственным был. Исполнилось восемнадцать, его и призвали сразу, мы даже опомниться не успели. Направили служить в пограничные войска, в Туркестан…

«Добрый день! Здравствуйте, мамка, папка и брат Саша. С огромным приветом к вам Евгений. Немного о себе: жив-здоров, чего и вам желаю…»

Так начиналось каждое письмо, присланное Женей домой, в райцентр Вешкайму, за почти два года его службы. Письма всегда были бодрые, если и проскальзывала в них нотка грусти, то только в тех местах, где Женя писал о том, что скучает по дому и по родным:

«Санек, наверное, совсем стал большим, ведь, когда я уезжал, он пацаном был. Приеду и не узнаю. Надо же, невесту нашел… А я соскучился по родным местам. Вы пишите про все, мне все интересно. Ведь вы дома этого не чувствуете. И как бы хорошо здесь ни было, и хотя я привык уже, домой все равно очень хочется, быстрей бы…»

Другие новости, доходящие до Вешкаймы с далекой границы, тоже были хорошими. Из части сообщили, что Евгению Володину присвоено почетное звание «Отличник погранвойск», потом – о награждении его медалью «За отличие в охране государственной границы». Время шло своим чередом, и в семье уже считали дни до возвращения Женьки. И вдруг – телеграмма: «Ваш сын … погиб при исполнении служебного долга». Как? Почему?!

– Мы ведь о том, что его в Афганистан отправили, только через некоторое время после смерти узнали. Запрещали им про это писать. Незадолго до случившегося я захотела в отпуск к Жене приехать – хоть посмотреть на него, обнять… Но он запретил. Сказал, что все равно к нему не пустят, и ехать бесполезно. Тогда я переговоры заказала. И когда его голос услышала, у меня в сердце от какой-то тоски непонятной защемило. Он веселый, говорит о том, что скоро дома будет, а я еле слова в ответ нахожу. Теперь знаю, что я тогда почувствовала…

«Не пожелал бы даже врагу…»

Военные на вопрос убитых горем родителей отвечали тогда коротко: мол, на границе с Афганом неспокойно, случаются такие потери и в мирное время. О том, где их любимый сын и брат нашел свою смерть, Володины узнали от Жениного друга Николая Чмыхова. Всю службу они были вместе, даже спали на соседних койках. В своем письме к Валентине Александровне он писал: «Вы спрашиваете, как погиб Женя. Я говорю: сын ваш не прятался за чужих, не сидел в стороне. Он погиб как настоящий солдат. Им всем гордиться надо. Я решил написать вам правду. Женька вам не сообщал, что нас перевели в Афганистан, где мы находились 6 месяцев. 18 сентября была назначена операция по ликвидации басмаческих бандформирований. Часть ребят (в том числе и я) ушли с заставы выполнять поставленную задачу, а Женя с группой остался на точке. Тогда мы и виделись с ним в последний раз. Когда 27-го вернулись, я узнал о смерти Жени…»

Коля писал, что 25 сентября ребят подняли по тревоге. Группа должна была перекрыть перевал и не пропустить через него «духов». По дороге группа разделилась на две части, одна пошла по горному хребту, другая, в которой был Женя, – внизу, по ущелью, где бандиты устроили засаду. В завязавшемся бою Женю сразила пуля снайпера.

«Валентина Александровна, я разделяю Ваше горе. Самое тяжелое на свете – это когда родители отправляют в последний путь своих сыновей. Очень горько видеть слезы матерей, которые оплакивают потерю… Я не пожелал бы это испытать даже своим врагам…»

– Коля нам долго еще писал из своего Днепродзержинска, – улыбается сквозь слезы Валентина Александровна. – В гости даже приезжал один раз. Рассказывал, что первый год службы Женя был водителем на уазике. Берег машину, чинил всегда сам и говорил, что это – привет из его родного Ульяновска. Мечтал, что, когда домой вернется, шофером устроится и в наш политехнический институт заочно учиться пойдет. Не судьба… А еще друга себе завел – песика, который при их части жил. Его Каир звали. Так когда Женя погиб, этот Каир есть отказался, выл и скулил целыми днями. Так похудел, что еле ходил.

Через некоторое время после возвращения из армии Николай Чмыхов женился. Написал об этом Володиным, прислал фотогафии. А вскоре сообщил об еще одном радостном событии – у него родился сын. Которого он назвал Женькой…

Улица старшего сына

В 1990 году, через десять лет после смерти старшего сына, горе вновь пришло в семью Валентины Александровны. Опять ничто не предвещало беды. Младший Саша исполнил несбывшуюся мечту брата – поступил в Ульяновский политехнический институт, окончил его с блеском. Бог даровал ему не только великолепные мозги, но и редкую деловую хватку. Александр занялся предпринимательством, и дела сразу пошли очень хорошо. Он женился, стал планировать перебраться в Ульяновск -даже землю себе под коттедж уже присмотрел. И вдруг…

– Сашу в садике простудили, когда он маленьким был. С тех пор у него была бронхиальная астма. И он подцепил какой-то особенно тяжелый грипп. Тот дал осложнение на легкие. Так это все быстро случилось, что и Сашеньку моего не успели спасти. Двадцать пять ему было…

Оба сына Володиных похоронены теперь в Вешкайме. Старший, Евгений, был посмертно награжден орденом Красной Звезды – за смелость и отвагу, проявленные в решении поставленной задачи. А в райцентре Вешкайма появилась новая улица – имени Володина. Именно та, на которой раньше жили, учились и взрослели Женя и Саша…