Житель Ульяновска Юрий Вашурин ушёл на войну вместе с отцом. И получил свою первую награду за освобождение Варшавы.

– Не волнуйся! – успокаивал плачущую жену мастер уфимского машиностроительного завода Иван Сергеевич Вашурин, одновременно прижимая к себе сына и дочку. – Ненадолго это все. Через пару месяцев прикончим фашистских гадов, и я вернусь.

На прощание он еще раз прижал к себе семилетнего сына Юрика и прошептал ему на ухо:

– Ты теперь за главного мужчину в семье остаешься, Юрик. Береги маму с сестренкой и жди меня.

… Шел август 1941 года.

«Я с тобой на войну!»

Вашурин-старший попал в 346-й стрелковый полк Первого Белорусского фронта. Защищал Москву и Сталинград, освобождал Курск и Витебск. К сожалению, его предсказаниям, которые в 41-м разделяли многие добровольцы, не суждено было сбыться – война растянулась на долгие годы. В марте 44-го, когда его полк бился с врагом в районе шоссе Могилев – Минск, лейтенант Вашурин получил трагическое известие. В телеграмме от уфимских родных сообщалось, что его жена скончалась от тяжелой болезни. Иван Сергеевич немедленно выехал в Уфу.

Похоронив жену, Вашурин задумался, что же ему делать со своими детишками – его отпуск подходил к концу. Дочь он решил оставить у родственников, а третьеклассника Юрия взял с собой в Москву, чтобы устроить в тамошнее суворовское училище. Отец с сыном приехали в столицу, все вопросы были улажены. Настал день отъезда Ивана Сергеевича на фронт. Каково же было его удивление, когда, придя на вокзал, он увидел на перроне фигурку сына, с которым простился меньше часа назад. Мальчик кинулся к отцу.

– Я с тобой пойду! – твердо заявил Юра, снизу вверх глядя отцу в глаза. – Что хочешь делай, а здесь отсиживаться не буду. А если прогонишь сейчас – дорогу на войну сам найду!

Иван Вашурин присел на корточки и пристально вгляделся в сверкающие решимостью глаза сына. Понял, что уговоры тут не помогут.

– Что ж, сынок, на войне дела для всех хватит, – тихо сказал он мальчику. – Только помни, что война – это тяжелая, опасная и грязная работа, и тебе придется ее выполнять. Чур, уговор: не хныкать.

Свой полк лейтенант Вашурин нашел в только что освобожденном Минске. Здесь десятилетний солдат Юрий Вашурин примерил свою первую солдатскую форму. Сапоги нужного размера искали ему всем полком. Его сразу поставили на продовольственное обеспечение в звании сына полка. А потом был первый бой – за город Лида. Руководство полка решило поберечь десятилетнего солдата и определило его в штаб. Только вот сам Юрий с таким решением согласен не был.

– Сбежал я тогда на передовую, – вспоминает Юрий Иванович. – Стал боеприпасы солдатам подносить.

В саперной роте маленького солдата учили перекусывать кусачками провода, ведущие к фугасам, и таким образом спасать мосты. Около Гродно, когда по нашим войскам не смолкая била вражеская артиллерия, Юрий пробрался в расположение врага и обезвредил взрывные устройства.

Разлука и… чудо

Через несколько дней Юрий столкнулся на лесной полянке недалеко от города с группой танкистов, которые осматривали свои машины после боя. Заметив пацана, увлеченно глазеющего на танки, один из них вдруг сказал:

– Что, нравятся наши «тридцатьчетверки»? Это, пехота, тебе не ногами по земле топать. А хочешь, мы тебя с собой возьмем? Сейчас вот прямо и отправляемся.

Десятилетний мальчишка и на войне остается десятилетним мальчишкой. Юра мигом согласился, даже не подумав о том, сколько горя и волнений причинит он этим поступком своему отцу. А у старшего Вашурина даже возможности заняться поисками пропавшего сына не было, поскольку надо было подчиняться приказу командования. Путь саперного полка, где он служил командиром роты, лежал, как и путь танковой бригады, на запад Белоруссии – на уничтожение окопавшейся там вражеской группировки, а затем – на прорыв фашистского кольца вокруг Варшавы и ее освобождение.

В этом бою Юра участвовал уже в качестве сына танкового полка. Чтобы отстоять Варшаву, немцы двинули в бой сотни «пантер» и «фердинантов». Гром взрывов не смолкал ни на секунду, а танк, на котором ехал Юрий, упорно продвигался вперед. Маленький солдат увидел, как загорелась и завертелась на месте одна машина с крестом на боку, другая, третья… На рассвете их танки шли уже по улицам города. От их полка осталось меньше десятка танков, многие его друзья погибли. Но навстречу танкам бежали люди, бросали на броню цветы, яблоки, конфеты.

Вечером танкисты поставили палаточную баню. Задымил костер, закипела вода в ведрах. Солдаты с наслаждением смывали с себя грязь и пот недавнего боя.

И вот тут случилось настоящее чудо. Лейтенант саперной роты Иван Вашурин, только что спрыгнувший с подножки тягача, случайно услышал разговор двух танкистов.

– А ты Юрке чистое белье нашел?

– Да, чуть великовато, конечно, но пойдет.

Сердце в груди лейтенанта замерло, сразу обожгла мысль:

– Юрик… А не мой ли это сын?

Он не стал ни о чем спрашивать танкистов, просто пошел следом. И увидел среди намыленных тел худенькое детское и такое родное…

– Юрик, ты жив! А я так боялся за тебя.

И тут же отцовские руки подхватили сына и крепко прижали к себе. Вот так все расстояния и опасности большой войны не смогли помешать этой практически невероятной встрече отца и сына.

Награды, потери

и жизнь

Вечером участники боя собрались в большом здании, где поставили стол, накрытый красным кумачом.

– Медалью «За освобождение Варшавы» награждается младший сержант Юрий Иванович Вашурин!

Услышав это, Юра еще ничего не успел осознать, когда чьи-то руки подняли его и поставили перед столом. Полковнику, вручавшему награды, пришлось встать на одно колено перед маленьким солдатом, чтобы приколоть медаль к его гимнастерке.

Хотя конец войны был уже не за горами, на долю десятилетнего солдата с лихвой хватило трудностей и испытаний. И первая награда не стала последней. В боях за Кенигсберг разведрота, в составе которой был Вашурин-младший, попала в окружение. Бойцы приняли огонь на себя, а маленького и ловкого Юрика послали с донесением и просьбой о подкреплении к своим. Все было выполнено, подкрепление подоспело вовремя. Так Юрий Вашурин спас от верной смерти девять человек. За это он был награжден орденом Отечественной войны. Но получил он эту награду только спустя три месяца – вместе с медалью «За Победу над Германией», за тысячи километров от немецкой земли, на Дальнем Востоке. 8 августа 1945 года советское правительство объявило войну Японии. Начались сражения с Квантунской армией, в которых принимали участие оба Вашурина.

Вместе с наградами, которую ему вручали в штабе полка, Юра получил одно из самых тяжелых в своей жизни известий. 16 августа 1945 года, уже после великой Победы старший лейтенант Иван Сергеевич Вашурин погиб в одном из боев на границе с Манчжурией.

Юрий Вашурин похоронил отца и, получив еще медаль «За Победу над Японией», в одиннадцать лет сел за парту суворовского училища. После СВУ он закончил военно-музыкальное училище и стал солистом оркестра Московской военной академии. В 1966 году он вместе со своей семьей переехал на родину своих предков – в Ульяновск, где жили его родные, получил высшее техническое образование. Стал высококлассным специалистом компьютерных систем и первым в Ульяновске лауреатом Государственной премии. И сейчас Юрий Иванович в строю – возглавляет один из информационных центров, где разрабатывают проекты автоматизированных систем в среде информационного пространства культуры и муниципального образования на базе интернет-технологий. Именно он организовал разработку проекта автоматизированной системы информационно-правового и социального обслуживания ветеранов войны, принял участие в создании интернет-студии при Музее-мемориале В.И. Ленина и сайта на базе информации из Памятной книги «Солдаты Победы». А сейчас Юрий Иванович продолжает работать над электронной версией книги о вкладе ульяновцев в Победу.