Виктор Никитин

Не смотря на высокий уровень объемов поставляемых в страну афганских наркотиков через «прозрачные границы», Ульяновская область считается у крупных наркодельцов-оптовиков так называемой «красной зоной», которую они стараются обходить стороной.

Вместе с тем заместитель начальника Управления федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков РФ по Ульяновской области (УФСКН) подполковник полиции Игорь Евдокимов константирует, что наркоситуация в области остается очень острой. За прошлый год изъято из незаконного оборота 114 килограммов наркотических средств. Привлечено к уголовной ответственности 812 человек. В первом квартале текущего года количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, выросло по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 10,6%. Разоблачены и задержаны участники трёх организованных преступных групп (ОПГ). За первые месяцы 2009 года сотрудниками Управления изъято героина больше, чем за весь прошлый год.

В продолжение разговора Игорь Владимирович ответил на вопросы нашего корреспондента.

– Наркопреступность всё больше начинает носить межрегиональный и международный характер. Можно ли в этих условиях говорить, что её влияние на ситуацию в Ульяновской области заметно возросло?

– Несомненно. Географическое расположение региона, развитая и разветвлённая сеть транспортных путей и коммуникаций, в том числе международного значения, определяют его в качестве транзитного на маршрутах незаконных поставок наркотиков, который может активно использоваться наркокурьерами для преступной деятельности.

Изрядная доля наркотических средств, находящихся в незаконном обороте на территории нашего региона, имеет зарубежное происхождение. Что касается наркотиков опийной группы, имею в виду героин, то основным его поставщиком на территорию ПФО и в целом по России остаётся Афганистан. Ситуация обостряется тем, что границы России с сопредельными государствами Средней Азии, прежде всего с Казахстаном, должным образом не прикрыты, и героиновый поток рассредоточивается по всем регионам России. Слабо охраняется граница между Россией и Казахстаном. Есть заставы. Но они далеко не полностью контролируют автомобильные и железные дороги. Между тем ПФО имеет с Казахстаном общую границу протяжённостью целых 2500 километров, из которых 1800 приходится на Оренбургскую область, оставшаяся часть – на Саратовскую и даже (12 километров) на Самарскую область. Речь идёт, заметим, о соседях Ульяновской области. Сложность положения нашего региона заключается и в том, что через него проходит автодорога Москва-Челябинск, имеются прямые сообщения по железной дороге с республиками Средней Азии и центром России.

Не удивительно после этого, что основными центрами незаконных поставок наркотиков в нашу область являются Самара, Тольятти, Сызрань, Казань, Пенза, некоторые районы Урала и Оренбургской области. Были поставки из Москвы и Питера В прошлом году отмечены случаи контрабанды наркотиков из Азербайджана и Турции.

Основным видом транспорта, используемого для поставок наркотиков в область (либо их транзита), являются легковые автомобили. Способы сокрытия страшного зелья самые изощрённые: закладка в узлы и агрегаты транспортных средств, маскировка под перевозимый груз или багаж… На железнодорожном транспорте наркотики стараются перевозить в ручной клади или непосредственно на теле. Отмечены случаи контрабандной перевозки героина из Таджикистана в специальных капсулах, заглатываемых в желудок. В прошлом году мы создали специализированную группу, которая занимается изучением оперативной обстановки, связанной с доставкой наркотиков всеми видами транспорта. Стали более активно работать с ГИБДД.

В преступной среде, если говорить о распространении наркотиков, Ульяновская область носит славу «красной зоны». «Чужие» наркодельцы наш регион стараются обходить стороной: настолько велик для них риск вместе с выгодным делом потерять и свободу. В подтверждение сказанного сошлюсь на такой факт. В Башкортостане, например, где уровень доходов населения выше, чем у нас, стоимость одного грамма героина на «чёрном рынке» составляет где-то 1200 рублей, у нас 1800-2000 рублей. Это в определенной степени свидетельствует о наличии дефицита героина для его потребителей в нашем регионе.

– Вместе с тем не внушает радости наличие в нашей области сырьевой базы для производства наркотиков растительного происхождения. Они, как известно, привлекают внимание производителей и потребителей наркотиков простотой изготовления и доступностью.

– Это так. Если в городах и райцентрах области среди наркоманов наибольшим спросом пользуется героин, то в сельских районах, в силу тех же низких доходов населения, наиболее доступна марихуана, получаемая из конопли – от 500 до 2500 рублей за один стакан. Гашишное масло стоит семь рублей за один грамм, маковая соломка – от 10 до 50 рублей за куст или 400 рублей за мешок. Расценки определяются наркоторговцами в зависимости от качества сбываемых наркотиков и времени года.

В предыдущие годы конопля возделывалась практически во всех районах области. Её и сегодня можно встретить на значительной части сельхозугодий региона. Преобладание этого растения в незаконном обороте особо ощутимо в летний период и ранней осенью. Если в июле прошлого года было изъято девять килограммов этого наркотика, то в октябре – шесть, в ноябре – 3,5 килограмма, в декабре – всего 16 граммов. С целью пресечь поступление наркотиков растительного происхождения в незаконный оборот Управлением ФСКН совместно с подразделениями УВД, ФСБ, таможни, воинскими частями, министерством сельского хозяйства ежегодно проводится оперативно-профилактическая операция «Мак». Только в прошлом году совместными усилиями выявлено 196 очагов произрастания дикорастущих наркосодержащих растений. Уничтожено посредством скашивания и сжигания 102,5 тонны конопли.

– Какие факторы оказывают наиболее существенное влияние на оперативную обстановку в регионе?

– Деятельность ОПГ, организующих и контролирующих сети распространения наркотиков на территории области. Говорю, в-первую очередь, об этнических ОПГ, имеющих межрегиональные и международные преступные связи. Среди них особое место занимают таджикские группировки, осуществляющие основные поставки наркотиков из приграничных регионов. В этой связи упомяну о крупномасштабной операции, которая завершилась задержанием выходцев из Таджикистана, которых мы «вели» около пяти лет. Действовали они с предельной осторожностью, располагали крупной сетью мелкооптовых сбытчиков. У них было изъято около трёх килограммов героина: очень большая партия для Ульяновской области.

Достаточно высокую активность в незаконном обороте наркотиков проявляют цыганские, «славянские» и азербайджанские ОПГ. Каждая из них занимает свою нишу. Преступность не имеет национальности. Цыгане, например, действуют как самостоятельно, так и с привлечением «в дело» представителей местных криминальных структур. Широко привлекаются к участию в наркобизнесе выходцы с Кавказа и Средней Азии. Межклановых войн между ОПГ не возникает: лихие 90-е с их перестрелками давно миновали.

– С учётом накопленного Управлением опыта можно ли говорить, что борьба с наркопреступностью стала в чём-то легче и проще?

– Напротив, работать стало сложнее. В сфере незаконного оборота наркотиков значительно выше стал уровень конспирации. Наркодельцы применяют гибкую тактику. Теперь, например, в отличие от прошлых лет «товар» уже не передают из рук в руки, а используют различные комбинации, цепь посредников, при малейшем подозрении мгновенно уходят из поля зрения, меняют телефоны, умело заметают следы. Широко применяются условные знаки, перезвоны, проверки на наличие «хвоста». Если учесть, что каждый факт незаконной деятельности должен находить отражение в документах, что невозможно без прямого контакта с преступниками, подступиться к ним достаточно сложно.

– Чем можно объяснить наличие на территории региона именно этнических ОПГ?

– Из множества факторов отмечу два. Героин Россия не производит. Он, между тем, является для преступного мира средством получения таких сверхприбылей, которые нигде более получить невозможно. Для этого требуются межрегиональные и международные связи. Отсюда «дружба» с иностранцами, в том числе и нелегалами.

По сведениям Управления федеральной миграционной службы на территории нашей области проживают 4537 иностранцев. Более всего ими представлен Узбекистан – 51,3%. Далее, по степени убывания, следуют Азербайджан, Таджикистан, Казахстан, Кыргызстан… Это, заметим, официальные данные. Сколько в регионе проживает нелегалов, можно только гадать. Отсюда трудности в отслеживании миграционных процессов и сбору доказательств преступной деятельности.

Оперативная информация позволяет говорить, что часть иностранцев напрямую причастна к незаконному обороту наркотиков в составе ОПГ. Другие ведут осёдлый образ жизни, имеют в своём владении крестьянские хозяйства. Они посезонно занимаются сбытом маковой соломки, марихуаны, периодически принимают участие в сбыте и транзите героина. В большинстве случаев именно через них формируются каналы для незаконных поставок наркотиков на территорию области, их транзита в другие регионы.

– Насколько, в таком случае, вас устраивает законодательная база?

– Больной вопрос. Взять хотя бы предложения, которые недавно озвучил в рамках парламентских слушаний директор нашего федерального ведомства Виктор Петрович Иванов. Выступая перед депутатами Госдумы РФ, он, что называется, открытым текстом сказал, что необходимо существенно ужесточить наказание по отношению к тем, кто реализует оптовые партии наркотиков. Ситуация, действительно, парадоксальная. Оптовики, по сути, приравнены к мелким распространителям. В результате предусмотрена одинаковая ответственность как за сбыт, скажем, пяти граммов, так и за 700 килограммов героина. Между тем требуется только одно: ввести в уголовное законодательство понятие значительного, крупного и особого крупного размеров наркотических средств. А также подготовить для утверждения правительством России обновлённого списка основных видов наркотиков с определяемой весовой шкалой. Смысл заключается в том, что действующий Уголовный кодекс относит контрабанду наркотиков к разделу экономических преступлений. Однако наркотики запрещены к гражданскому обороту и не должны рассматриваться в перечне преступлений данной категории. Необходимо выделить контрабанду наркотиков в раздел преступлений против личности.

– Последний на сегодня вопрос. Полагаете ли вы, что теми силами, средствами, возможностями и полномочиями, которыми располагает Управление, можно удержать под контролем ситуацию с наркопреступностью в регионе?

– До сих пор нам это удавалось. Кто-то может сказать, что усилий только сотрудников Управления ФСКН для этого будет недостаточно. Отчасти справедливо, без милиции, УФСБ, УФСИН, таможни, УФМС нам было б гораздо сложнее работать. Уровень нашего взаимодействия достаточно высок. Поэтому с уверенностью могу сказать, что мы приложим все усилия, направленные на борьбу с наркопреступностью.