Вот уже более пяти лет ульяновский предприниматель Владимир Мартынов ведет переписку с разными инстанциями, добросовестно выполняя все установленные требования, но дело его так и не сдвинулось с мертвой точки

Исчерпав все свои ресурсы и моральные силы, Владимир Степанович пришел на прием к руководителю общественной приемной Владимира Путина. Тамара Дмитриева, выслушав просителя, очень удивилась, как такое вообще могло быть! Сегодня про помощь бизнесу кричат на всех углах, принимаются нужные законы, проводятся «хорошие» акции. Но в итоге декларации так и остаются красивыми фразами «про помощь».

Ветеран Вооруженных сил, отслуживший в армии 27 лет (более десяти лет преподавал в высшем военно-техническом училище), Владимир Мартынов после выхода в отставку решил открыть свой бизнес. Торговать не захотел — слишком много торгующих развелось.

— Пусть будет хоть маленькое, но производство, — решил он.

Поскольку сам водитель со стажем и знает, какие услуги востребованы, Владимир Степанович придумал открыть шиномонтажную мастерскую. Место подыскал на улице Карла Маркса, между двумя гаражно-строительными кооперативами. Начинал дело вместе с тестем. Но тот, побегав по инстанциям, эту мысль оставил, передав все бумаги Мартынову. А он отступать не намерен. Не привык. Даже несмотря на трудности. Поскольку человек военный.

Как это все начиналось

Который год полковника в отставке пинают, как мячик от пинг-понга. Сначала Мартынов хотел поставить простой вагончик (такой, что уже стоит чуть выше того места, где собирался открыть свое дело Владимир Степанович). Но ему в архитектуре сказали, что некрасиво это. Он заказал проект. Согласовал во всех инстанциях. Но тут ему в том же комитете по архитектуре и градостроительству говорят: мол, этот участок находится в зоне «Ж 2», где строить мастерские не положено. А какого же… вы давали разрешение?! Потом Мартынову предложили провести общественные слушания — дескать, если соберете 100 подписей «за», то строить будет можно. Он собрал 130. Но слушания взяли и отменили. Затем придрались к тому, что, де, площадка под строительство находится в зоне водоотведения реки Свияги. Но до речки и палкой не докинешь! Пришлось Мартынову потратить время, чтобы доказать очевидную истину — не в зоне площадка, которую он хотел бы взять у города в аренду.

Несколько раз будущий объект отодвигали — то от «красной» линии, то от труб, как будто это сразу не было никому известно. В прошлом году генплан новый в Ульяновске принимали, затем делали детальную планировку. И опять Владимиру Степановичу пришлось ждать, разрешат ли ему строить уже в соответствии с новыми «веяниями».

Парадокса друг

Наконец все уперлось в расположение будущего мартыновского павильона, который должен был находиться неподалеку от автозаправочной станции. Десятки АЗС по области совмещены со станциями техобслуживания, мойками и даже кафе — и ничего. А Мартынову, получается, строить нельзя — хоть тресни! О чем свидетельствует послед-ний отказ комитета архитектуры за подписью его председателя Натальи Клейменовой. Там в бумаге парадокс на парадоксе замешан. Ссылаясь на пункт 5.3. Санитарных правил и норм, читаем в письме от 16 февраля текущего года, «допускается размещать в границах санитарно-защитной зоны промышленного объекта… в т.ч. станции технического обслуживания автомобилей». Но при этом, «учитывая вышеизложенное, предоставление указанного земельного участка не представляется возможным».

— С пожарными таких проблем не было, как с архитектурой! — возмущается Мартынов. — То дают добро, то палки в колеса вставляют. Непонятно, кому этот крохотный участок земли вообще мог понадобиться…

«И до суда дойду»

По результатам обращения в приемную Путина было решено созвать совещание с участием председателя комитета по архитектуре и градостроительству мэрии города Ульяновска. Что это даст, пока неясно. Но, возможно, и удастся найти точки соприкосновения. По крайней мере, даже нам, журналистам, непонятно, чем Мартынов так «насолил» архитектуре. Все эти годы он законопослушно выполнял все указания, следуя букве и духу закона. Даже, говорит, краску по «просьбе» чиновников покупал, чтобы лавочки в городе покрасить.

Если дело не утрясется «миром», Владимиру Степановичу останется еще один, последний, законный шаг — потребовать восстановить свои нарушенные права в суде.

— Если нужно, и до суда дойду, — говорит предприниматель. — Представляете, который год сдаю в налоговую «нулевые» отчеты. Они удивляются: как это так? А вот так. Просто не дают возможности начать работать.

В конце концов, помимо затрат, понесенных им в процессе «утряски» и переделывания документов, можно посчитать еще и так называемую упущенную выгоду. Ведь если бы его мастерская заработала, сколько машин через нее прошли! Он получал бы стабильный доход, отчислял арендную плату, налоги в бюджет, пять-шесть человек получали бы у него нормальную зарплату. Чем плохо? Помогли бы ему, помог бы и он.

Так, может, хватит уже заниматься пустой болтовней о помощи малому бизнесу и реально помочь каждому конкретному человеку, обладающему предпринимательской жилкой?

Разве не об этом и президент России Дмитрий Медведев недавно говорил?! Потому что иного выхода нет, как дать людям работать. И тогда все у нас получится.

Светлана ЯМИНА