Как Страхов стал Хабенским

Вчера в Ульяновске побывал молодой кинорежиссер Сергей Струсовский. В рамках программы «Проблемное кино для подростков: за и против» в кинотеатре «Художественный» при содействии местного центра «Люмьер» он представил свой режиссерский дебют — игровой фильм «Блаженная». В отличие от современных блокбастеров эта лента призвана помочь зрителям жить и преодолевать любые трудности. «НГ» вместе с режиссером попыталась разобраться, своевременна ли «Блаженная»…

Это история от сценаристки-дебютантки Виктории Баум про семнадцатилетнюю девушку Александру, которая приезжает в Москву к своему единственному родственнику — дедушке. Они не были знакомы раньше. И особой любви между ними не возникает. Кроме того, этот самый дедушка, господин Прохоров, оказывается столичным магнатом. И любовь внучки к живописи не приветствует. Александра же просто не мыслит себя без холста и красок. Зрители смотрят на мир глазами главной героини, живущей вне материальных ценностей. И в ее полотнах отображаются лица людей, их поступки и даже знакомые большинству людей места. А пепел в ее руках превращается в цветы. Тогда героиня добровольно покидает благополучную Москву, чтобы посвятить себя идеалам добра, нравственности и милосердия… Фильм, оказавшийся в тему в условиях мирового экономического кризиса, очень долго шел к своему зрителю. 70 съемочных дней, три года кропотливой работы. Как сказал оператор Григорий Яблочников: «Этот фильм мог быть снят только при учете тех трудностей, которые его сопровождали».

А затем — участие в ряде международных кинофорумов и серебряная награда Silver Remi Award международного фестиваля независимого кино Worldfest в Хьюстоне.

— Съемочная и актерская группы были уже утверждены, но так получилось, что девочка, найденная после долгих поисков во ВГИКе, которая должна была играть главную роль, за пару недель до съемок сильно заболела и не смогла приступить к работе, — рассказал «НГ» Струсовский. — Словно все было против меня. И тогда ассистент по актерам предложил мне Карину Разумовскую, которую нашел просто на улице. Она буквально запрыгнула в последний вагон, который вез нашу съемочную группу. Я из-за нее все поменял в корне: первая девочка была брюнеткой, Карина же — светленькая, с голубыми глазами. Это ее натуральный цвет волос. Мы ее не перекрашивали. Картина создавалась прямо на съемочной площадке, хотя сценарий был написан до начала съемок. Но так получилось, что фильм сам подбирал себе актеров и даже выбирал финал. Я был лишь инструментом в руках провидения.

— Что значит «фильм выбирал финал»?

— У нас уже были сняты утвержденные финальные кадры, в которых наша главная героиня уезжала. Иногда конец фильма снимают одной из первых сцен, и у нас так произошло. На монтаже я посмотрел отснятый материал и понял: такого финала просто не может быть. Все было качественно снято, профессионально сделано. Но что-то мешало мне поверить, будто все может кончиться именно так. И мы все поменяли. Сегодня, когда никого ничем не удивишь, в нашей ситуации мы показываем только то, что могло бы произойти с героиней. Это лишь флажочки, куда нужно идти. Я бы не сказал, что моя героиня пассивна. Она не изменяет себе, продолжает рисовать. Для меня это жизнеутверждающая картина. Так уж все устроено в мире, что белое максимально проявляется на черном.

— Говорят, какая-то особенная история связана с осликом, которого героине дарит мнимый поклонник… Этого ослика мы не пошли и не купили в магазине. Его разработала наш художник по костюмам. Есть еще и уменьшенные копии. Сейчас этот ослик запатентован и в скором времени поступит в продажу. Уже после того как фильм был снят, я задумался: а почему ослик?.. Наверное, потому, что он никогда не укусит, не ударит. Тащит себе тихо свою повозку. Потому, наверное, и побеждает.

О главной героине фильма Сергей Струсовский говорит особо. Она для него — пример силы и терпеливости.

— Для меня Александра могла бы быть кем угодно: поварихой, швеей… Но под выбранную нами концепцию больше всего подходила профессия художника. Александра хотела бы встретить своего принца, хотела бы посвятить жизнь живописи. Но те обстоятельства, которые сложились в то время, пока она была в Москве, не позволили ей сделать это. Наша героиня приехала откуда-то ниоткуда и уехала куда-то в никуда. Она всех прощает и потому побеждает. В этом, мне кажется, ее сила. Хотя, если честно, героиня ленты до сих пор для меня остается загадкой».

— Если честно, для дебюта можно было выбрать материал позрелищнее и поэффектнее…

— Создавая свой фильм, я хотел в первую очередь донести до зрителя свое отношение к кинематографу, как явлению, которое дает надежду на то, что и в реальности жизнь и мечты способны исполняться. Не скрою, мне и самому этот сюжет поначалу казался «обреченным». Было много долгих раздумий и сомнений. Я рад, что при создании картины меня поддержали и украинские кинематографисты. В итоге я стал еще и соавтором сценария и сопродюсером картины.

Рассказывая об актерах, режиссер отдельно отметил уникальность каждого исполнителя и знаковость исполненных ролей для их творческого роста. Прочитав в высшей степени целомудренный и нравственный сценарий, сниматься в фильме молодого и до сих пор мало известного режиссера «дали добро» легендарные актрисы отечественного кино Ада Роговцева и Галина Яцкина. Последняя до «Блаженной» не снималась около двадцати лет, объясняя это тем, что «не было достойных предложений без крови, стрельбы и чернухи». На проект Струсовского Яцкина согласилась, даже несмотря на то, что роль горничной — самая маленькая из тех, которые кинозвезда сыграла в кино. Так получилось, что уже в процессе работы над фильмом от главной мужской роли тактично отказался Константин Хабенский, в расчете на которого она и писалась. Все устроилось в одночасье, когда на пробах появился Даниил Страхов. Впрочем, проблемы и не думали оставлять съемочную группу. Они лишь дали Струсовскому передышку. На съемках, желая все делать самой, без каскадеров, Разумовская сорвалась, несмотря на страховочные тросы, с большой высоты. Актрису чуть не потеряли. Конфликты и творческие споры до ругани режиссера и Страхова стали на съемочной площадке обычным делом.

— Теперь у нас с Сережей замечательные отношения, хотя работать с ним не сахар, — рассказал «НГ» Даниил. — Он снимал свое первое кино и хотел сразу всего. Хотел снять так, чтобы Потемкин-ская лестница зашаталась и упала. Я же пришел к нему на съемки после многомесячного сериального забега этаким известным брендовым артистом, но не прибавившим ни профессии, ни ума. Я учился быть умным и спокойным на съемках «Блаженной». Я менялся и в чем-то дорастал до этого фильма. Тем более что впервые играл персонажа с непроснувшейся совестью. То есть она у него есть, но крепко спит и просыпаться не желает. Опыта у нас в настолько глобальных темах с Сережей было все-таки маловато. Его дебютант-ский перфекционизм, его стремление к идеалу в каждом кадре накладывались на мою юношескую нетерпеливость. Мы до хрипоты спорили и ругались. Я порой настолько не понимал, чего от меня надо, что начинал сходить с ума и просто хотел прибить Струсовского. Но из таких почти батальных выяснений отношений родился, как это часто бывает, замечательный фильм.

Тема картины избалованному коммерческим кинематографом зрителю покажется слишком непростой и даже оставляющей болезненные ощущения внутри, у самого сердца. Возможно, такое кино и спасет нас в условиях финансового кризиса…

Андрей ОГОРОДНИКОВ