«Психология – это искусство», – уверена сотрудница центра социально-психологической помощи семье и детям «Семья» Светлана Макарова, которая вот уже на протяжении шести лет помогает попавшим в трудную житейскую ситуацию подросткам и взрослым справиться со своими проблемами и страстями.

После окончания педуниверситета Светлана должна была стать учителем истории в обычной школе. Но человек предполагает, а бог располагает. Ее судьба обернулась иначе. И вот Макарова оказалась в стенах этого центра. Правда, совершено не жалеет, что променяла любимую историческую науку на «душеведение». Светлана Викторовна нашла для себя весьма интересную нишу — нейропсихологию, которая находится на стыке двух дисциплин — медицины (физиологии) и собственно психологии. Что это дает в принципе?

— Например, в моей практике был так случай, — вспоминает Светлана Макарова. — Мальчик плохо вел себя в школе, был очень агрессивен, особенно ко взрослым. Я поняла: недостаточно рассматривать проблему лишь с внутрисемейной стороны, которая, несомненно, важна, но не является единственной. Проведя обследование ребенка, я обнаружила у него наличие отклонения в слухоречевом восприятии. То есть мальчик просто-напросто не слышал, а значит, и не понимал инструкций взрослых. Он слышал их иначе. И это его беда, а не вина. А взрослые относили это к вздорному характеру. Ругать дите бесполезно. Не скорректировав этот нюанс, в итоге вы потом получите агрессию. Ребенок будет защищаться, как любое живое существо, и это нормально. Значит, коррекция в данном случае должна была производиться не только со стороны взаимоотношений в семье и школе, но и с точки зрения нейропсихологии.

— Светлана Викторовна, как же вы, пропуская через себя множество проблем, в конце рабочего дня абстрагируетесь от них?

— В психологии существуют специальные техники, которые помогают не включаться в ситуации переживания проблем своих клиентов. Например, можно представить, что вы на работе, на вас — халат, и перед тем, как пойти домой, мысленно снимите этот халат со всеми его проблемами и оставьте на крючочке в кабинете. Также значимую роль играет постоянный профессиональный рост: если есть интерес и большой, то он является тем стимулом, который помогает перешагнуть и двигаться дальше…

В ПОИСКАХ ПОНИМАНИЯ

За помощью к Светлане Викторовне обращаются люди разных возрастов, но основные клиенты — все-таки дети, подростки и юноши. Многие по себе знают, как непросто маленькому человеку «перейти» из детства в юность и далее — во взрослую жизнь. Тут и несчастная любовь, и непонимание со стороны родителей, и одиночество.

— В поисках единомышленников подросток может пойти в субкультуры, — утверждает Светлана Викторовна. — Это нельзя назвать как положительным, так и отрицательным фактом. Если ребенок из неблагополучной семьи со склонностью к агрессии попадает к скинхедам, разумеется, это не есть хорошо. Дети со склонностью к асоциальным формам поведения, оказавшись в соответствующей питательной среде субкультур, активизируют данную патологическую наклонность, которая при других условиях могла бы нивелироваться, сойти на нет.

Огромное же большинство детей и подростков переболевает этим, как интересным занятием, где получают поддержку среди близких по духу людей. В основном это уходит в прошлое, а панков, рокеров, хиппи и других неформалов остаются единицы. Просто на переломе, на стыке эпох всегда возникает интерес к мистицизму, куда и двигаются сегодняшние субкультуры.

В центре «Семья» мы проводим групповые занятия с детьми. Это очень удобно, потому что ребенок здесь получает ту защищенную нишу, которую не получает где-то в другом месте, соответственно, пропадает актуальность стремления в различные группировки.

НАУЧИТЬ ПРОЩАТЬ

— На фоне одиночества у детей нередко возникают суицидальные порывы, — говорит Светлана Викторовна. — Например, ребенка несколько раз вытаскивали из окна, когда он не нашел понимания у родных. Что мы делали? Все! Начинали с приучения ребенка прощать, отпускать, понимать. С помощью специальных методик возвращали человека в то эмоциональное состояние, которое вызывало желание покончить с собой. Учили выходить из данной ситуации, владея собственными эмоциями. Использовали и ролевые игры (не театрализованные, а скорее, психодраматические); также развивали способность к рефлексии. Закончилось все благополучно, мы добились эмоциональной стабилизации у подростка.

Вообще консультация психолога должна начинаться еще до рождения ребенка, считает Макарова. Чтобы родители были готовы к той ответственности, которая отныне на них возлагается. Затем ребенку необходимо наблюдаться у психолога.

— Конечно, восьмимесячную малютку я не проконсультирую, но я помогу маме понять, что делать, советует наша собеседница. — Я думаю, что это самое главное направление, которым должна заниматься психология, чтобы не брать потом подростков из центров временного содержания. Это тоже нужная работа, но она уже идет вдогонку. А исправлять, как известно, намного сложнее, чем создавать поэтапно и последовательно.

Анна КОРНИЕНКО. Владимир ЛАМЗИН