Именно в этот день 68 лет назад началась Великая Отечественная война. В память об этой дате в нашей стране отмечается День памяти и скорби. По всей Ульяновской области также вспомнят всех, кто защищал Родину, кто сложил свои головы на полях сражений. Венки и цветы появятся на всех братских могилах, у памятников и Вечного огня…

Галина Михневич, жительница Ульяновска, никогда не забудет то страшное лето. Уже через неделю фашисты взяли Минск, и через село Костеево Витебской области, где она жила, потянулись отступающие войска Красной Армии. 12-летняя Галя вместе с 15-летней сестрой Лидой, мамой и отцом никак не могли поверить, что придется покинуть родной дом. Но буквально через пару дней отца, Георгия Клементьевича, забрали на фронт, несмотря на возраст. Из прифронтовой зоны тогда в армию отправляли почти всех мужчин, которые могли держать оружие. Георгий Михневич пропал без вести где-то в районе Смоленска…

Его семья еще несколько дней жила в Костеево. А мимо продолжали идти солдаты. Причем одними из первых на Восток проскакали «военные в малиновых околышках». Вскоре потянулось и мирное население.

— Чего вы ждете? Фашист рядом, надо уходить, — советовали и военные.

НА ВОСТОК

Загрузив несколько подвод самыми необходимыми вещами, все оставшиеся женщины, дети и старики этого села тоже покинули родные места. А немец уже шел по пятам. Никогда в жизни не забудет Галина 17-летнего парнишку Володю, который взялся руководить обозом и фактически спас всех от смерти. Он где-то раздобыл карту:

— Мы не пойдем по большаку. Там и так тысячи людей, которых постоянно бомбят. Будем идти проселками и только ночью. Днем спать.

Так и сделали. За несколько недель повидали всякое. Слышали страшное урчание моторов справа и слева — видимо, немецкие колонны шли параллельно. Однажды, пережидая день в большом разрушенном сарае, услышали жуткий вой «юнкерсов». Но, слава богу, летчики не заметили беженцев и ушли на очередную бомбежку то ли шоссе, то ли переправы. Переход через реки был самым опасным — приходилось присоединяться к безумной толпе, протискивающейся по деревянному настилу между грузовиками и военной техникой.

…Иногда заходили в села, чтобы выменять еду и набрать воды. В одном местные жители еще на окраине предупредили:

— К нам нельзя. Сами закрылись на все запоры. У нас сумасшедший дом разбомбили, так они, бедные, теперь сами себе предоставлены. Есть кто, как маленький ребенок, но есть и буйные…

В другом, уже в Смоленской области, на просьбу набрать воды прогнали от колодца:

— Идите вон из лужи напейтесь. Что вы бежите от наших освободителей? Комуняки, что ли?

…Только добравшись до Ярцева и оставив подводы, сумели погрузиться в теплушки. Впереди беженцев и Галю ждали Семипалатинск, голод и тиф. И никто еще не знал, сколько все это продлится…

Андрей ЛОМОВЦЕВ