Любовь Балакина

Ольга и Лидия Апраксины – дамы почтенного возраста. Вот только он над ними не властен. Подтянуты, энергичны, а главное – востребованы окружающими. Сестры – очень разные, не всегда понимающие друг друга, но у каждой есть свой внутренний стержень, дающий силы жить, притягивающий людей. Секрет прост – им присущи сила духа и человеколюбие, это наследство от родителей, дедов и прадедов. В гениалогическом древе Апраксиных нет «графьев», но есть две сильные личности, повлиявшие на последующие поколения, оставившие след в истории нашего края, – священник, протоиерей Иоанн Петрович Апраксин и краевед, учитель ботаники Владимир Иванович Апраксин.

Любимый дедушка – враг народа

Протоиерей Иоанн Апраксин родился в 1861 году в семье священника. Окончил Симбирскую духовную семинарию. В 1885 году рукоположен в священника к Николаевской церкви Сенгилея. С 1894 по 1901 гг. являлся помощником Благочинного; с 1896 по 1898 гг. – окружным миссионером. С 1886 г. состоял законоучителем в местной школе. В 1901 г. награжден камилавкою. В 1902 г. перемещен к Всехсвятской церкви г. Симбирска. С 1904 по 1909 г. проходил должность Благочинного. 6 мая 1905 г. награжден наперсным крестом от Св. Синода. 11 ноября 1916 г. перемещен к Иверской церкви Симбирского Спасского женского монастыря. 21 мая 1916 г. возведен в сан протоиерея. 2 июня 1919 г. награжден палицею. 15 декабря 1922 г. по слабости здоровья уволен за штат. С конца 1924 г. временно исполнял священнические обязанности в с. Промзино Алатырского уезда (в наст. время – р. п. Сурское). В 1938 году проживал в Ульяновске. Расстрелян 21 января 1937 г.

Когда арестовали деда – Ивана Апраксина, Ольге было пять лет, Лидии – восемь. Тогда они еще не понимали, что и почему происходит, но чувство страха поселилось в детских душах. Куда-то надолго пропал любимый дедушка, бабушка заболела. Их гостепримный дом напротив главных кладбищенских ворот (старое кладбище на ул.К.Маркса) опустел. Печаль и тревожное ожидание чего-то неизвестного поселились и в родительском доме (сегодня на его месте построен Мемцентр). Красивые мамины глаза часто затуманивались слезой, тревогой за мужа – его могли арестовать со дня на день. Даже вещмешок с личными вещами был готов на всякий случай. Это не преувеличение, это реальность 1937 года. О судьбе деда долго ничего не могли узнать. Когда обращались в «органы», отвечали, что его увезли в Сибирь, по этапу. В те годы маленькие девочки впервые видели своего, ранее веселого отца, плачущим. Через много лет стало известно, что их деда, известного священника и проповедника, обвинили в намерении взорвать мост через Волгу и почти сразу расстреляли прямо в Ульяновске. Нет у него могилы, Ольга Владимировна вспоминает, что, по слухам, расстреливали репрессированных в одном из оврагов, вблизи Свияги. Иоанна Апраксина реабилитировали в 1956 году, но до родственников информация об этом дошла гораздо позже, когда его сын, Владимир Иванович, уже умер.

В 30-е годы по Ульяновской епархии репрессирован по уголовным делам православной церкви 571 человек. «Они виноваты в том, что верили в Бога, учили жить ради людей, а если умирать – то за Христа. Они говорили о любви друг к другу и не призывали разрушить все до основания. Они плакали над развалинами церквей и не бросали в костры Библии и иконы. Они желали Святой Руси, исполненной благодати, мира в счастья, и не верили в победу мировой революции. Они были врагами и подлежали уничтожению» (Священник Алексий Скала). Имена репрессированных священнослужителей перечислены в книге протоиерея В.Дмитриева «Симбирская Голгофа», на одной из страниц – фотография дедушки и бабушки сестер Апраксиных.

Судьбоносный подарок

Двое сыновей было у священника Иоанна. Александр окончил духовную семинарию, но его неугомонная натура не помещалась в эти строгие рамки – жизнь прожил не простую. Однако в зрелые годы все же вернулся в лоно церкви. Владимир выбрал было профессию врача, но после первого курса Казанского университета понял, что естественные науки для него важнее медицины. Перевелся на естественное отделение физико-математического факультета. Биология, ботаника стали делом всей его жизни. Дочь, Ольга Апраксина, рассказывает, что у отца был широкий круг интересов – увлекался химией, географией, зоологией. Сегодня мы вспоминаем о нем как об известном ученом, краеведе, педагоге. Дом Апраксиных всегда был полон зверья, растений, камней и гостей – детей и интереснейших людей того времени, память о которых жива и поныне. Друзьями дома были энтомолог, математик и философ Александр Любищев, ботаник Виктор Благовещенский, художник Дмитрий Архангельский, палеонтолог Константин Кабанов. Образованные люди разносторонних интересов говорили о политике, искусстве, обсуждали философские и научные темы и …шутили. Владимир Иванович преподавал в школе (третьей советской и седьмой, кашкадамовской) и в пединституте, занимался научными исследованиями. Вместе со школьниками и студентами ездил в экспедиции по Ульяновской области и соседним регионам, бывал на Кавказе. В доме Апраксиных ставились химические опыты, которые невозможно было проводить в школе. Владимир Иванович создал один из первых школьных музеев в регионе, был первым директором областной станции юных натуралистов. Свои исследования Владимир Апраксин объединил в книге «Природа и естественные богатства Средневолжского края».

Сестры вспоминают, что в доме постоянно было многолюдно, устраивались праздники для детей. И это уже – заслуга мамы. Зинаида Ивановна тоже была неординарной личностью, талантливой актрисой. Она знала французский язык, пела и играла на пианино, в местном самодеятельном театре ей доставались главные роли во всех пьесах Островского. Блистала нарядами и драгоценностями, которые давали ей напрокат состоятельные поклонники ее таланта. На домашние представления собиралась вся местная детвора. Не вмещались все желающие, приходилось выступать повторно. А знаменитые новогодние елки в доме Апраксиных шли по несколько дней!

Когда отец заболел, он не прекращал активной работы. Только самые близкие люди знали о его диагнозе: «рак». Страшные боли мешали ему жить, а произведения любимого О.Генри помогали поддерживать бодрость духа. В 1958 году Апраксина не стало. Еще долго друзья семьи посещали гостеприимный дом. Ольга Владимировна помнит, как мать одного из учеников отца часто приносила цветы в благодарность за своего сына. Ведь он был не только учителем, но и другом, близким человеком для детей. По воле ученого его геологическая коллекция и гербарии переданы в Областной краеведческий музей, а часть гербария отправилась в биологический институт Российской академии наук, где работал один из учеников Владимира Ивановича.

Наследство

Лидия и Ольга не пошли по стопам отца, скорее, от матери им передались способности к языкам. Обе окончили пединститут, прекрасно владеют английским языком. Ольга Владимировна большую часть своей жизни провела в Питере, занималась техническими переводами. А вот Лидия Владимировна долгие годы преподавала в Ульяновске, в педагогическом и политехническом институтах. Не одно поколение студентов с благодарностью вспоминает о ней. Занималась она и своей родословной, изучала архивные документы, приводила в порядок семейные архивы, писала статьи в местных газетах.

Сейчас сестры живут вместе. И в их общем доме крупинками разбросаны приметы прошлой жизни, навевающие память о родительском доме. Это картины, нарисованные друзьями отца, мамин туалетный столик, папин чернильный прибор, старинная дедушкина икона, благословление прабабушки, Евангелие, подарок «искренне уважаемому отцу протоиерею Ивану Петровичу Апраксину от его почитателя библиофила Николая Охотина»…, но более ценны не эти зримые предметы, а духовность, присущая известной семье симбирян-ульяновцев, наших земляков.

Владимир Апраксин, зная, что дни его сочтены, находясь на больничной койке, написал своим дочерям письмо. Он завещал им быть добрыми, не бросать слов на ветер, начатое дело доводить до конца, дружить с дисциплиной, не прельщаться вещизмом, больше думать о духовном… Известные истины, но это наказ любящего отца, а потому он для них свят. Отцовским заветам хочется следовать, что и стараются делать до сих пор сестры Апраксины.