Когда супруги Ермиловы построили огромный двухэтажный дом, они не предполагали, что спустя 15 лет в нем будет разноситься детский смех их четверых приемных, но ставших такими родными детей

В 1994 году Татьяна и Николай Ермиловы из села Большое Нагаткино Цильнин-ского района строили совсем другие планы на будущее: вот вырастут сыновья, женятся и приведут жен в родительский дом. Тогда пустующих комнат не будет. Но старший сын Сергей женился и обустроил свой дом. А младший Леша уехал учиться в соседние Чебоксары, где собирается обосноваться. И тогда Татьяна Степановна, глядя на других сельчан, решила обогреть детей-сирот. К тому времени она, квалифицированный бухгалтер, попала под сокращение. Взвесив с супругом все «за» и «против», она стала работать семейным воспитателем. Из ульяновского приюта «Открытый дом» приезжали дети пожить на некоторое время, но потом возвращались назад.

— К каждому из них настолько прикипаешь всей душой, что при расставании невозможно сдержать слез, — вспоминает Татьяна Ермилова. — Тогда-то и возникла мысль стать опекуном — матерью маленькой обездоленной душе не на неделю или месяц, а на всю жизнь.

Сразу же выбор пал на девочек, так как маме Тане так и не посчастливилось заплести косички.

— Сначала я хотела взять двух девочек — Катю и Кристину, — рассказывает Татьяна Степановна. — Но в это время их разыскала родная бабушка и обещала забрать.

И вот тогда женщина остановила свой выбор на 3-летней Любаше. Светловолосая, голубоглазая, милая девчушка сразу покорила ее сердце. Но оказалось, что в приюте малышка не одна. Здесь же живут две ее сестры-двойняшки Надюша и Вера десяти лет и 6-летний брат Коля. «Столько не осилим», — засомневались Ермиловы. Но когда в очередной раз Татьяна Степановна приехала навестить Любочку, в объятия к ней бросились все четверо со словами: «Мама, возьми нас!». Тут любое сердце дрогнет. После нескольких месяцев раздумий супруги решились забрать под свое крыло всех сиротинок. В феврале 2008 года дети приехали погостить, а уже в ноябре были оформлены все документы на опекунство. К счастью, родные дети были не против. Даже, наоборот, гордились родителями.

Кстати, тех первых сестренок Катю и Кристину бабушка так и не забрала, но назад время не воротить. Татьяна Степановна решила устроить их судьбу: она уговорила родную сестру стать им приемной матерью. Так что теперь они породнились.

Не Любаша, а хвостик!

Татьяна Степановна не скрывает, что первое время было очень тяжело. Дети элементарно не могли держать в руках вилку с ложкой, да и к личной гигиене были мало приучены. Оказалось, что родная мать, проживающая сейчас в Вешкаймском районе, могла не моргнув глазом оставить своих детей в запертом доме без еды и тепла. Кстати, ребята вообще не знали, что такое котлеты, голубцы, клецки.

Старшие девочки не ходили в школу, а местные органы соцзащиты едва успели спасти ребят от верной смерти. Загорелся дом, и запертые в доме дети вырваться сами не могли. Страшно представить, что еще пара минут — и Любу, надышавшуюся угарным газом, было уже не спасти. К счастью, все это позади.

— Жаль, что детей у таких горе-родителей забирают не в раннем возрасте, пока они еще не черпнули с лихвой горя и не нахватались плохих манер, — сетует Татьяна Степановна. — Малышами им легче адаптироваться к нормальной жизни и просто поверить, что жить полноценно в окружении любящих родителей возможно и даже жизненно необходимо.

Так, двойняшки Надя и Вера в свои 12 лет намного отстали в развитии от своих сверстниц, хотя и стараются прилежно учиться и наверстать упущенное. Коля благодаря своему усердию и прилежности окончил первый класс вполне успешно. Дома он помогает папе чинить «КамАЗ»: подать гаечный ключ — такая ответственность! А еще он мастерит кормушки, кормит индюшат.

А 5-летняя Любаша очень способная. Уже умеет считать, учит алфавит и детские стихи вместе с мамой Таней.

— На Новый год на четверых пришлось 29 сладких подарков, — вспоминает мама. — Сластена Люба съела положенное очень быстро. Пришлось пойти на хитрость: расскажет стишок — получит конфетку. Так она рассказала 29 стихов! Представляете?

Вообще Любаша — мамин хвостик: куда мама, туда и она. Готовить обед — Любаша на кухне, собирать ягоды — и здесь она поспеет с маленьким ведерком, пора поливать цветы — лейка малышки уже полна-полнешенька. Даже спит она вместе с мамой.

— А сегодня дою корову, прибежала Люба и настойчиво залепетала: «Дай подоить», — улыбаясь, говорит Татьяна Степановна. — Как не разрешить? Столько радости в глазах!

Да и другие дети помогают родителям: и приберутся в комнатах, и по двору-огороду хлопочут. Все повторяют за мамой буквально зеркально.

Старших нам повидать не удалось — все они как раз отдыхали в летнем лагере с такими же, как они, детьми из приемных семей. Как ни искала Татьяна Степановна с Любашей в их комнатах фотоальбомы, не нашла. Увезли их с собой, чтобы с гордостью показать, что и они живут с мамой и папой, которые их любят и ценят. Не это ли главное для детворы?

— Единственное действенное средство воспитания — внимание и ласка, — убеждены Ермиловы. — Утром собираются в школу, выстраивается очередь за поцелуем. Если вдруг Коля с поцелуями «переборщит», девочки начинают «церемонию» заново: поцелуй за маму, за папу, за Лешу…

Супруги верят, что самое страшное в жизни этих ребят уже позади, а со своей стороны они постараются сделать все возможное, чтобы их лица озарялись только улыбками.

Екатерина МОСКВИЧЕВА