Он знает, как вывести миролюбивых пчел и накачать побольше меда

14 августа по народному календарю пчеловоды отметили свой праздник — Медовый спас (его еще называют Мокрым спасом). Пасечники заламывают (подрезают) соты и снимают свежайший медок. Он прошел в субботу, 15 августа, в Ульяновском областном совете добровольного общества пчеловодов.

Председатель совета Виктор Петухов вместе с такими же, как он, увлеченными людьми вознамерился создать настоящий музей меда. Почему нет? Вот и пригласил всех неравнодушных «на помочь»: чтобы поспособствовали скорейшему открытию уникального хранилища раритетов и знаний. Виктор Иванович уверен, что свое, особое, место займет в экспозиции и книжка известного ульяновского пчеловода, ветерана Великой Отечественной войны Ивана Андреевича Загудаевского из села Лесная Поляна Старомайнского района. Недавно Иван Андреевич завершил свой труд упорный. Называется эта солидная монография, которая вполне может стать пособием для начинающих пчеловодов, так: «Выводы к практическому руководству по содержанию пчел на приусадебной пасеке в условиях ульяновского Заволжья». Книга уже сверстана и готова к печати. Осталось найти спонсора.

«Народной газете» об этом удивительном человеке поведала Александра Кузнецова. (Откроем маленькую тайну: сама Александра Ивановна тоже пишет книгу — о пчеловодах всей Ульяновской области и изъездила уже в поисках героев все города и веси). В одной из таких поездок совершенно случайно встретилась с Загудаевским и увлеклась им — как человеком и профессионалом.

«Серебряная медаль» за войну

Иван Загудаевский родился в 1927 году в селе Жедяевка Старомайнского района. Когда началась Великая Отечественная война, сельский паренек учился в школе фельдшеров. Пришлось досрочно сдавать экзамены и сразу же переучиваться на автоматчика, а через месяц — на фронт. В Хантымансийском комиссариате формировали дивизию из тех, кто уцелел после сражения на озере Хасан.

— Бывало так, что из 120 солдат в роте оставалось 5 или 6 человек, и мы все равно решали боевые задачи, — вспоминает бывший командир роты автоматчиков.

Сам Иван Андреевич о своих боевых подвигах, пяти ранениях и контузии говорит шутя:

— «Академию» Великой Отечественной войны закончил с «серебряной медалью».

Войну закончил старшим лейтенантом — командир роты автоматчиков 32-го стрелкового полка 19-й стрелковой дивизии. Награжден орденами Отечественной войны I степени, Красного Знамени, медалью «За боевые заслуги». После демобилизации вернулся на родину, трудился на земле. И вот уже почти полвека занимается Иван Андреевич своими пчелами.

Труд упорный

За книжку Загудаевский сел в конце 70-х. Оттачивая мастерство и набираясь опыта, можно сказать, и каждое слово оттачивал. В итоге четыре раза свой труд упорный переписывал. Наконец в нынешнем году решил поставить точку. Надо же когда-никогда издать «диссертацию».

— Это мой вклад в мирную жизнь России, — говорит Иван Андреевич. — В военную я все вложил, что можно. А это вот — в мирную. Свой долг выполнил. Так я считаю.

В книге старого пасечника — более 500 страниц! В этом серьезном исследовании все разложено по полочкам, начиная с того, что представляет из себя пчелиная семья, какие существуют основные правила содержания пчел в разные периоды года, и заканчивая способами выведения миролюбивых пород да болезнями пчелиных семей. Но главная ценность этого труда заключается в том, что Загудаевский смело, без оглядки на «авторитеты» опровергает главные научные «устои».

— Многие старые приемы и способы стали совершенно ненужными, бесполезными и выпадают из цикла пасечных работ, облегчая труд пчеловодов, — считает Иван Андреевич. — Из способов ухода за пчелами изымается все, что вносит лишнее беспокойство в пчелиные семьи и осложняет работу пчеловода, делая ее малопроизводительной и малоэффективной. Сейчас уже ясно каждому: на пасеке нужны не любые пчелиные семьи, а только сильные, жизнестойкие, способные собрать наибольшее количество товарного меда и окупить вложенные в их содержание материальные и трудовые затраты. Уже ясно и то, каким путем идти к достижению этой цели и что именно способствует содержанию сильных пчелиных семей.

По-своему

Как у каждого увлеченного своим любимым делом человека, у Загудаевского в пчеловодстве нет мелочей, не стоящих внимания. Все у него, начиная от типов улья и сырья для набивки подушек и заканчивая особенностями биологии пчел, их болезней и различных пород, не осталось неизученным и не проверенным на практике.

Если во всех учебниках по пчеловодству, например, рекомендуется к каждому улью ставить прилетную дощечку, то Иван Андреевич ликвидировал их уже давно, поскольку считает, что от этого один только вред.

— Больная, ослабленная пчела по прилетной доске кое-как, но доползет в улей, а без нее не сможет туда попасть, — говорит пасечник. — А значит, и не заразит других обитателей. Поэтому это лишнее приспособление только препятствует естественному отбору пчелиной семьи. Не то что мне жалко чего. Нет, я специально их убрал и сжег.

Как настоящий ученый-исследователь, Иван Андреевич изменял условия зимовки, конструировал различные ульи, облегчая их вес и теплопроводность. Сейчас у него пчелы содержатся в ульях с двойными стенками: внутренние— из фанеры, а наружные — из ДВП. Пустое пространство между стенками для тепла плотно набивается высушенным мхом. Все, что имеется у него на пасеке, сделано его же руками. В небольшой, но удобной мастерской стоят три станка: циркулярный, долбежный и строгальный. На них он и делал свои многокорпусные ульи на Дадановскую рамку. Кормушки выдалбливал из цельных досок шириной в 50 миллиметров.

Пчел жалко

— Заклевали нашу русскую пчелу! — обижается Иван Андреевич. — А ее не клевать надо было, а с ней работать. Вот и все!!! Это же исключительно работоспособная порода! У нее физиологическое состояние пчелиных маток способно в разгар медосбора доводить яйцекладку до 3 с лишним тысяч в сутки! Ни одна матка в мире этого сделать не может! Все пчелиные семьи имеют свою особенность. Одна больно злая, другая менее злая, а третья совсем не злая. За счет отбора более спокойных пчел повысится миролюбие. Вот, я ездил в Чердаклинский район к одному пчеловоду. Он занимается отбором пчелосемей, и у него, несмотря на то, что он разводит только среднерусскую породу, пчелы спокойные. Пчелы южных пород сразу отличаются от среднерусских по узкой «талии», у них резко отделяется брюшко от грудки, а у русской пчелы такого разделения нет, что повышает ее силу, зимостойкость и выносливость.

Годы дают о себе знать, да и ранения здоровья не прибавляют. Учеников и преемников нет, сын — кадровый военный, служит в погранвойсках на Дальнем Востоке. Поэтому Иван Андреевич принял решение — пасеку продать в надежные руки, а труд всей жизни довести до конца.

— Я еще прошлый год хотел продать всю пасеку, но меня обманули и вовремя не забрали семьи. А у меня их было 22! Я заболел сильно и не смог ничего с семьями сделать. Все пчелы остались в зиму на четырех корпусах, замерзли и погибли. Пришлось покупать заново этой весной 10 пчелосемей, чтобы продать их вместе с ульями и всем, что у меня осталось.

Может, найдется такой человек, кто подхватит эстафету Ивана Андреевича.

Светлана ЯМИНА