Реализация приоритетного нацпроекта «Образование» в нашем регионе требует новых подходов

Виктор Никитин

Доклад министра образования региона Ирины Балашовой на недавнем Совете при губернаторе по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике вызвал, мягко говоря, недоумение. По крайней мере, Сергей Морозов так и сказал: «Мне многое в нём не совсем понятно».

Тема сама по себе более чем актуальна. Особенно в свете нынешних антикризисных мер, принимаемых федеральным и региональным правительствами. В самом начале реализации проекта государство приняло решение: выделить наиболее значимые точки роста, которые должны вывести образование на

качественно новый уровень. Говоря иначе, ускорить его модернизацию. В докладе, однако, не прозвучало, какие цели и задачи ставит перед собой министерство на отчётный период. Не совсем ясно, каких количественных и качественных показателей надлежало достичь как на региональном уровне, так и в разрезе каждого муниципального образования. Не высказаны предложения в части устранения недостатков и наличия таких моментов, которые могут быть приняты другими регионами России в качестве положительного опыта.

По мнению губернатора, чиновники от образования превратили нацпроект в программу, действующую на одном и том же, изначально заданном, но вовсе не максимальном, уровне. В этих условиях говорить о точках роста, качественном образовании, стимулировании системных изменений в нём, новых управленческих механизмах не приходится. Умалчивается о приоритетной поддержке лидеров. В чём она заключается и где, собственно говоря, эти лидеры? За четыре года реализации проекта учителям раздали великое множество грантов. Позволительно спросить: а где вокруг них научные школы, где фонтаны идей, новаций и новых подходов? Занимается ли кто-нибудь поиском талантов среди школьников? Судя по докладу, у нас очень крепкое, можно даже сказать, хорошее качество обучения. Тогда непонятно, почему на время летних каникул наши девчонки и мальчишки рвутся за пределы области и России для получения дополнительного образования? Губернатор категоричен: «Прихожу к мнению, что среди подчинённых министра образования, сама она в должности недавно, надо провести аттестацию на предмет того, что такое нацпроект и как его надо реализовывать».

Такая позиция находит поддержку и у первого вице-премьера правительства региона Владимира Козина. Он считает, что разговор пока больше идёт о действиях. Они в докладе хорошо представлены. А в чём цель? Ответ очевиден: в подготовке молодёжи к жизни в высокотехнологичном конкурентном мире. Но практика показывает, что у молодых людей нет мотивации готовности. Они хотят идти обходным путём, сдают ЕГЭ по лёгкому набору и становятся невостребованными в этом мире. Почему? Потому что не могут получить конкурентоспособную профессию. Это означает, что им будет отведено место в дальнем конце очереди. Кто за это ответит? Вопрос без ответа.

Сергей Морозов откровенен: «Не вижу конкретных результатов реализации нацпроекта. Налицо результаты работы отрасли и ничего более». В подтверждение сказанного делается ссылка на проект поручений. В нём есть пункт о том, что минобразования обеспечит закупку и доставку школьных автобусов. Но правительство области уже провело такую работу. Совсем скоро регион получит их больше, чем за все последние годы вместе взятые. А что означает пункт по обеспечению главами муниципальных образований новых маршрутов? Это что, модернизация образования? Паспортизацию таких маршрутов министерство должно было обеспечить давным-давно. И никаких усилий здесь больше не требуется. Сказанное в полной мере относится и к другим пунктам проекта поручения: общие слова, расплывчатые формулировки…

Губернатор делает вывод: «Я разочарован. Целых 45 минут докладывать, и всё мимо темы. Доклад не принимается. Делаю руководителям министерства образования серьёзное замечание». Звучит поручение: пересмотреть позиции и представить новую информацию, на основании которой можно будет подводить итоги реализации нацпроекта по итогам первого полугодия.

Чиновникам от образования пришлось снова брать «под козырёк». Может быть, в этот раз они, наконец, поймут, что «играм в молчанку» и попыткам спрятаться за трескучестью фраз приходит конец.