Если раньше от верховьев Волги до Каспия молекула воды проделывала путь за 360 дней, то теперь – за шесть лет

Георгий Кузнецов

Повестка первого после непродолжительных летних каникул заседания областной Общественной палаты помимо пункта «Разное» включила в себя рассмотрение вопросов профилактики алкоголизма, прекращения функционирования игорного бизнеса, результатов сдачи ЕГЭ, участия некоммерческих организаций в федеральном конкурсе проектов и традиционное для ульяновской палаты торжественное вручение паспортов юным гражданам России. Но сегодня мы остановимся не на этих, безусловно, важных для региона темах. Сегодня речь пойдет об экологическом состоянии Волжского бассейна области и развитии рыболовной отрасли. Именно этому вопросу члены палаты уделили максимальное (как по продолжительности, так и по накалу обсуждения) внимание.

Прокурор Ульяновской межрайонной природоохранной прокуратуры Владимир Бессараб уверен, что «внутренних проблем (то есть связанных с состоянием прудов, озер и родников. – Авт.) у нас нет, ну, или почти нет, так как на этих водоемах регулярно проводятся очистные мероприятия». Зато исключительные размеры приобрела «главная головная боль – Волга». Резко сократилось количество проходящих по реке судов, из-за чего несравненно реже стали открываться шлюзы, и Волга превратилась, по большому счету, «в отдельные лужи». Очень часто сброс воды (происходящий по распоряжению правительства РФ) происходит не когда это необходимо для экосистемы бассейна, а по просьбам других стран Каспия. «Достается» нашему участку Волги и от соседнего Татарстана, все волжские сбросы которого останавливаются у нас. И представители природоохранной прокуратуры могут только слать негодующие письма своим северным коллегам…

Переводя эмоции в официальную терминологию, скажем, что создание каскада волжских водохранилищ привело к значительному снижению интенсивности процессов самоочищения, деградации экосистемы и в корне изменило уровневый режим низовьев и дельты реки.

При этом с 2006 года показатели некоторых загрязняющих веществ заметно снизились. Общий индекс загрязнения воды в ульяновской Волге упал за три года с 2,67 до 2,013. Впрочем, как возразил член Общественной палаты, специалист отдела по обеспечению работы аграрного комитета областного парламента Юрий Поляков, это не результат возобновляющегося самоочищения, а последствие простоя областных предприятий.

Примечательно, но, даже дискутируя на заседании палаты, так и не смогли найти общего языка (или даже остановиться на одинаковых данных) представители Нижне-Волжского БВУ (бассейновое водное управление), курирующего, в том числе, и Куйбышевское водохранилище, и территориального управления Росрыболовства по Ульяновской области. Речь опять зашла о несвоевременных сбросах воды (в период нереста), кардинально уменьшающих количество рыбы в Волге. Это плюс официальное сокращение сроков путины привело к тому, что за семь месяцев текущего года в области было добыто рыбы вдвое меньше, чем год назад. До 2009 года квоты на вылов в регионе выделялись в размере 1 200 тонн, добывалось не более тысячи, а для обеспечения области рыбной продукцией необходимо не менее 6 600 тонн ежегодно… Вот такая унылая картина с продовольственной безопасностью…

Несомненно, на заседании обсудили и вопросы берегоохранения и недостатка доброкачественной питьевой воды (которой у нас, в принципе, достаточно, но она залегает в подземных источниках)… И все-таки остановимся на рыбном промысле.

Дело в том, что специалисты ульяновских вузов разработали программу увеличения добычи рыбы путём внедрения аквакультуры. Термин разъясняется довольно просто – это выращивание рыбы в контролируемых либо полуконтролируемых водоемах. На стороне этого метода и мировая практика (добыча рыбы в естественных водоемах, включая самые большие бассейны, сокращается повсеместно), и огромная плодовитость (наиболее пригодные сорта – карп и форель), и быстрый рост рыбы и низкие кормовые затраты (в среднем в три раза ниже, чем при выращивании любых млекопитающих, чем сейчас пытаются заниматься в предприятиях регионального АПК). Программа, практически одобренная Общественной палатой, кроме ликвидации дефицита рыбы и рыбной продукции, предполагает снижение цен, охрану рыбных ресурсов, образование новых рабочих мест и увеличение поступлений в бюджет области.

Впрочем, на одобрении программы палата не остановилась. В выработанном решении содержатся пункты, касающиеся работы муниципалитетов, законодательной активности обеих ветвей региональной власти и привлечения внимания федеральных органов. Главное же, что палата четко обозначила сроки возвращения к вопросу состояния водных бассейнов области – март следующего года. Именно тогда мы сможем полностью оценить, насколько власть прислушивается к мнению общественности.

P. S. И все-таки вернемся к еще одному событию заседания. К торжественному вручению первых паспортов. Совершенно справедливо отметил секретарь Общественной палаты Александр Фролов, что, если получаешь главный документ из рук, к примеру, олимпийского чемпиона (в ульяновской палате это Владимир Крылов), это событие вряд ли кому-то получится забыть. Многие из присутствовавших (и автор этих строк в том числе) невольно попытались вспомнить: а как получали паспорт они? Увы… Так что такое начинание областной Общественной палаты необходимо только поддерживать, благо по такому пути уже пошли во многих муниципальных образованиях региона.

Из архива «Ульяновской правды»

Поверхностные водные ресурсы Ульяновской области формируются Куйбышевским водохранилищем, 2 033 реками, речками и ручьями общей протяженностью 10 320 километров, 1 223 озерами, почти 700 прудами и водохранилищами, более чем 1 200 родниками и 493 болотами.