В этом убеждены поволжские немцы, некогда грезившие об исторической Родине, но в итоге выбравшие российскую глубинку, в которую вросли корнями. Вчера мы побывали в селе Богдашкино Чердаклинского района — месте компактного поселения немцев Поволжья. А вскоре туда же подъехали и участники Первого слета российских немцев — творческих работников

Время молодых

За плечами Ольги Каньшиной (в девичестве Отт) детские годы в Украине, жизнь в Германии в годы Великой Отечественной войны, ссылка в Архангельскую область, затем — в Казахстан. Но лишь теперь здесь, в Ульяновской области, в окружении своих детей и внуков она обрела спокойную жизнь.

— Жить бы сейчас и жить, когда все в достатке, — призналась «НГ» 86-летняя Ольга Августовна. — Да прожита жизнь уже почти…

Двадцать лет назад вымирающая деревня с покосившимися домами и жителями, которых можно было пересчитать по пальцам, превратилась в перспективное национальное немецкое поселение. Выросли как на подбор новенькие коттеджи, открылся сыроваренный завод, проложены асфальтовые дороги. Казалось бы, живи и радуйся. Но еще целое десятилетие поволжские немцы из Богдашкина непрестанно оформляли загранпаспорта и уезжали в Германию в погоне за призрачным счастьем. Так уехали почти 200 семей.

— Лишь пять лет назад поток прекратился, — говорит глава Богдашкинского сельского поселения Александр Родионов. — Сейчас в селе около 250 русских немцев — ровно половина всех богдашкинцев. Причем в основном это молодые семьи. К тому же федеральная программа по строительству домов для российских немцев продолжается.

Вилькоммен!

23 сентября соотечественников из Алтая, Сибири, Урала и Поволжья встречали в Богдашкине хлебом-солью по-немецки. Пирог ривелькухен преподнесла гостям пятилетняя Мишель Вульферт — очаровательное создание в национальном клетчатом платьишке и крахмально-белом чепце. Девочка вместе с мамой Людмилой и 12-летним братом Егором переехали в Богдашкино из Германии в декабре прошлого года.

«Неужели в Германии плохо живется», — недоумевали мы.

— Восемь лет мы прожили в немецком поселении в Омской области, — поделилась своей историей Людмила Вульферт. — Но в 2002 году решились и отправились в Германию. Муж Иван устроился токарем на автозавод, дети поступили в школу. Правда, Егору пришлось перед первым классом год учить немецкий язык. А я стала домохозяйкой. Так прошло семь лет.

— Так что же вас не устраивало?

— Ностальгия по родным краям не дает там жить. Получилось так: в животе густо, а на душе пусто. Ехали тогда ради детей, а оказалось, что им лучше в России. Многие немцы хотят вернуться назад, но снова перерубить канаты, как мы, не все решаются.

— А почему не вернулись в Омск?

— 90 процентов наших знакомых немцев оставили то поселение. Когда приехали в Димит­ровград навестить мою маму, узнали о Богдашкине. Поэтому и перебрались сюда.

Пока Людмила Николаевна с детьми живут в съемной квартире, но жилье обещают дать уже вскоре. А в общем, говорит она, жизнь налаживается. Женщина устроилась по специальности — в детский сад воспитателем. Через пару лет к ним окончательно переедет муж Иван с дочкой Ларисой.

— Дочь учится в колледже, и муж решил дождаться окончания обучения, — объясняет Людмила. — К тому времени и мы здесь обустроимся.

Учат родной язык

Немецкий язык в Богдашкине начинают учить с детского сада. В группе Людмилы Вульферт 20 детишек, и все они уже постигают азы АВС. В новой школе, построенной в 1997 году, уроки немецкого (никакого английского!) со второго класса. Тем более что сдают этот иностранный язык после девятого класса все без исключения (вдобавок к русскому языку, математике и предмету по выбору). Вот и экскурсия по школе для гостей была на немецком языке.

Одиннадцатиклассник Роман Эйхман, он же президент школы, свободно владеет родным языком. Поэтому вести экскурсию — для него одно удовольствие.

— Еще с первого класса, когда мы хотели уехать в Германию, папа штудировал со мной немецкий по полной программе, как, впрочем, и сейчас, — признался «НГ» Роман. — Проблемы с документами сорвали переезд. Много родственников у нас там, здесь только нас трое — мама, папа и я. Но я не жалею. Строю здесь планы на будущее, уже зарабатываю первые свои деньги. Хотя папа нет-нет да и скажет: «А в Германии хорошо». Я бывал там, но меня тянет домой, к своим корням.

А напоследок песни под баян

Встретившись с российскими немцами из других регионов, все убеждали друг друга, что в России жить, может быть, дальше лучше, чем там, за «бугром». Однако каждый из них с нескрываемым любопытством выискивал своих соотечественников из Зальцбурга, Кельна… Там, где родились их деды и прадеды, но не они сами. Скрепили дружбу новые знакомые задушевной немецкой песней под баян. Его запасливо прихватил в дальнюю дорогу из Алтайского края российский немец Александр Михель.