Впиши своё имя в историю Симбирского-Ульяновского края

На следующей неделе, 14 октября, известному ботанику, профессору, доктору биологических наук Розе Ефимовне Левиной исполнится 101 год. В 2008 году ее столетний юбилей широко отмечался научным сообществом: в Ульяновске состоялась Международная научная конференция, приуроченная к этой дате, были проведены пленарные заседания, работали пять научных секций, прозвучали более 60 докладов. А сегодня в нашей рубрике мы хотим просто вспомнить эту замечательную женщину, чья жизнь оказалась неразрывно связана с Ульяновским государственным педагогическим институтом (ныне – университетом). В год ее смерти этому вузу исполнилось 55 лет, и 44 года из них там проработала Роза Ефимовна. Она стала первым доктором наук и первым профессором, выросшим в его стенах, и уж звание имени Ульяновского педагогического она точно достойна.

– Много лет Роза Ефимовна являлась бессменным заведующим кафедрой ботаники, – вспоминает ветеран УГПУ Людмила Абрамовна Грюкова. – Она стала основателем исследовательской лаборатории семенного размножения и научной школы, которую называли карпологическим центром страны (карпология – наука о плодах). Левина была яркой, неординарной личностью и создавала авторитет вузу и как талантливый ученый, и как прекрасный педагог, и как общественный деятель. Небольшого роста, стройная, с обаятельной улыбкой, внимательная и всегда элегантно одетая. Такой запомнили ее коллеги и многие поколения студентов. Ее лекции будили мысль и выходили далеко за рамки программы.

В запретную зону за подснежниками

В Ульяновск доцент Воронежского университета Роза Левина, успевшая в первые годы Великой Отечественной войны поработать на авиационном заводе в Куйбышеве, была эвакуирована в январе военного 1943 года. Молодую женщину поселили в общежитии Ульяновского пединститута. Позже Роза Ефимовна вспоминала о первых годах своей работы так: «Утро начиналось с того, что я пробивала в ведре с замерзшей за ночь водой слой льда, потом стояла на коленях перед маленькой железной печкой, в которой никак не загорались сырые щепки. Перед уходом в институт не всегда удавалось выпить стакан горячего чая, но всегда я успевала вдоволь наплакаться от едкого дыма. В учебном корпусе было еще холоднее. Никто не раздевался. Только самые храбрые преподаватели, в том числе и я, читали лекции в туфлях, а не в валенках, и с непокрытой головой».

– Как ни странно, вдоволь намерзшись в молодости, Роза Ефимовна даже полюбила холод, – рассказывает Людмила Грюкова. – Лыжи и бассейн зимой, Свияга летом на долгие годы стали ее любимым времяпрепровождением. Такие хобби, а также природная жизнерадостность и неугасимая потребность в творчестве обеспечивали Розе Ефимовне высокую работоспособность и неутомимость в многочисленных природных изысканиях, командировках, на полевых практиках и в туристических походах.

Несмотря на военное время, с первой ульяновской весной Левина приступила к полевым исследованиям и изучению флоры окрестностей Ульяновска. И на самой первой весенней экскурсии с ней произошел трагикомический случай. Роза Ефимовна решила совершить вылазку в заволжский лес, где в это время в изобилии расцвела сон-трава, более известная как подснежники. Добиралась в Заволжье на «трудовом» поезде, так в ту пору назывался пригородный состав, перевозивший рабочих с правобережья на Володарку – завод имени Володарского. Увлекшись первоцветами, женщина не заметила и того, что оказалась в запретной зоне, и выросшего перед ней охранника. Нарушительницу привели в караульное помещение, а далее последовал допрос по всем правилам шпионского детектива. Заверения Левиной, что она оказалась в лесу для изучения подснежников – это в военное время и рядом с секретным заводом! – начальник караула, естественно, воспринимал как не очень остроумное издевательство. Ситуация осложнялась тем, что у Левиной не оказалось никаких документов. Апофеозом стал громовой удар кулака начкара по столу и вопрос “Хватит нам пудрить мозги, говорите, на какую разведку вы работаете?” Ее личность бдительные охранники установили только на следующий день, и домой Роза Ефимовна добралась лишь под вечер. А там к этому времени уже воцарился траур – время было суровое и Левину уже посчитали погибшей. Впрочем, страдания всех действующих лиц оказались не напрасными – собранный на “шпионской” экскурсии материал вошел в книгу «Способы распространения плодов и семян», и мало кто знает о том весеннем приключении исследовательницы. О нем Левина поделилась со своим учеником, а ныне преподавателем кафедры ботаники УГПУ Николаем Раковым только в 1969 году на полевой практике.

«Растерявшийся ботаник»

В 1948 году Роза Ефимовна привлекла к своей персоне внимание всего научного сообщества Ульяновска, и в очередной раз продемонстрировала свой знаменитый левинский характер. Тогда по всей стране со свистом летела победная теория “народного академика” Трофима Денисовича Лысенко, сопровождаемая шельмованием “вейсманистов-морганистов”, служивших “продажной девке империализма” – так именовали тогда науку генетику. Естественно, Ульяновск не мог остаться в стороне. Здесь находился сельхозинститут, существовали опытные станции и племенные рассадники. Иными словами, было где развернуться сторонникам Лысенко и всем тем, кто держал «нос по ветру». Они тем более рвались в бой, что в городе и области работало немало ученых и специалистов-практиков, опиравшихся на достижения генетики, хотя внешне и они оказывались вынуждены славословить «народного академика» и клясться в верности «мичуринской» науке. Первой под их удар попала заведующая кафедрой разведения сельскохозяйственных животных сельхозинститута профессор Ольга Алексеевна Иванова. Развернутая против нее травля окончилась ее увольнением и высылкой из Ульяновска. Вскоре после этого было собрано областное совещание научных работников и специалистов сельского хозяйства на тему «Итоги сессии ВАСХНИЛ и задачи научных работников и специалистов сельского хозяйства Ульяновской области». Роза Левина к группе шельмующих опального профессора не примкнула, заявив, что выискивать генетиков бессмысленно, так как все работали по одним, утвержденным в Министерстве, программам, а значит и ни к чему разбирать, кто прав, а кто нет. Ее выступление вызвало к жизни новый пароксизм разоблачительства. Доцент сельхозинститута Кузьмин заявил, что некоторые наши ботаники растерялись, не зная, к какому разделу программы применить мичуринскую науку. “К числу таких растерявшихся ботаников относится доцент Левина. Я удивлен ее сегодняшним несерьезным выступлением. Характерной чертой менделизма – морганизма является их оторванность от производства, практическая бесполезность, а часто и вредность их трудов. Самое легкое дело обследовать флору окрестностей Ульяновской области, занести все это в карточки и «научная» работа готова. Спрашивается, кому нужны такие бесполезные исследования доцента Левиной». Комментарии, как говорится, излишни. Время все расставило на свои места, и сейчас бессмысленно разъяснять, кто прав – “растерявшийся ботаник” Левина или ее обличитель.

Среда переносится на четверг

В одном из номеров институтской газеты «Призвание» в рубрике «О времени и о себе» Роза Ефимовна заканчивала рассказ словами Гете: «Думать интереснее, чем знать», но, как всегда, добавила свои мысли: «Но еще лучше – и думать, и знать!». Пожалуй, это одно из главных кредо ее жизни.

Участники первой межвузовской конференции, посвященной памяти Левиной, говорили, что они всегда с нетерпением ждали ее выступлений, «полных мыслей, новых идей и остроумия». Она стала инициатором первой Всесоюзной школы по теоретической морфологии растений, начавшейся в Ульяновске в 1977 году.

В изданиях АН СССР, «Наука», «Учпедгиз», ЛГУ и других опубликовано свыше 130 статей, монографий и учебных пособий Левиной. Ее имя названо в энциклопедическом издании Российской академии наук в 2000 году в одном ряду с классиками морфологии растений. По учебной дисциплине ей написано четыре методических пособия, в том числе и оригинальные «Очерки по систематике растений». Классификация плодов, разработанная Левиной в 1961 году, вошла в классический вузовский учебник ботаники Жуковского и учебные пособия.

Эстафету высокого качества работы и творческого подхода к исследованиям приняли от учителя семь аспирантов Левиной, ныне кандидатов наук.

– Жизнь “подопечных” Розы Ефимовны постоянно оживлялась интересными научными семинарами, которые проводились в среду и между собой назывались во множественном числе – «средами», – говорит Людмила Грюкова. – Это было и место душевного общения. Как-то в одну из сельских школ пришла телеграмма с только одной странной фразой – «Среда переносится на четверг». Школьное начальство впало в замешательство и даже в некоторый испуг. А все было очень просто. Роза Ефимовна, как научный руководитель, предупредила своего аспиранта о переносе семинара со среды на четверг. До сих пор эта фраза бытует в нашем вузе меж тех молодых людей.

Боль и радость

Розу Левину вспоминают как необычайно разносторонне развитого человека. Заядлая театралка, любительница книг и музыки, она двадцать лет с успехом вела сложный методический семинар «Актуальные проблемы биологии» под девизом «Не может быть развития естественных наук без философского осмысления». На естественно-географическом факультете давно стал традиционным праздник “День натуралиста”, через месяц его будут отмечать в 47-й раз. А идея о его создании принадлежит именно Левиной. Причем она же для первого вечернего концерта сочинила литературно-музыкальную композицию «Любви к природе нет без чувства красоты».

По рекомендации Левиной научное студенческое общество стали возглавлять молодые преподаватели, прошедшие научные школы, на факультете стала работать «Школа юного биолога». В вузе до сих пор цитируют ее нестандартные серьезные или полушуточные поздравления на торжественных собраниях и линейках, выпускных вечерах, ее строгого судью в инсценировке «Экологический суд», которая разрабатывалась совместно со студентами. «Энергия Розы Ефимовны действовала как катализатор, – пишет о своем учителе доцент кафедры ботаники Нина Петровна Старшова. – Она любила жизнь во всех ее проявлениях». Когда ее настигла страшная болезнь, Роза Ефимовна уходила из жизни мужественно, не расставаясь с томиком Шекспира, который перечитывала до последних дней. Не забыла передать своим ученикам в прощальной записке лучшие пожелания.

«Я знаю боль опавшего листа, я знаю радость выпавшего снега» – это любимые стихотворные строчки Левиной, которые она пронесла через всю жизнь.