В минувшее воскресенье главный редактор ульяновской немецкой газеты «Рундшау» Евгений Миллер отметил свой 80-летний юбилей

Оксана Моисеева

Так называется автобиографическая книга, которую написал юбиляр. Впрочем, событий, которые вместили восемь десятков жизни Евгения Николаевича, с лихвой хватит не на одну книгу, а на целое собрание сочинений. В двенадцатилетнем возрасте он был репрессирован вместе со своими родителями – поволжскими немцами и сослан в Алтайский край, а через семь лет угодил на гулаговский лесоповал. На сегодняшний момент основатель общества российских немцев, бессменный редактор немецкой газеты «Рундшау» («Обозрение») и автор без малого трех десятков учебников и пособий по немецкому языку, Евгений Николаевич вот уже более четверти века живет в Ульяновске. По его словам, наш город давно стал для него второй родиной. Но свою первую он не забывал никогда.

Золотое детство

– Мое детство без преувеличения было золотым, – улыбается Евгений Николаевич. – Потому что прошло в селе с чудным названием Золотое. Это было под Энгельсом Саратовской области, где я родился.

Отец Евгения Николаевича был учителем немецкого языка и инспектором народных училищ. В августе 1941 года все его соседи и соотечественники попали под печально известный указ о переселении немцев, проживающих в районе Поволжья. Жене Миллеру исполнилось тогда двенадцать лет.

– Люди уезжали с твердой уверенностью, что через короткое время они вернутся. Правда, никаких перегибов военные, распоряжавшиеся нашим выселением, не допускали, насилия не было. Нас привезли в волжское село Ах-мат, а уже там затолкали в вагоны для скота и отправили в Сибирь. В итоге недели через три мы прибыли в село Кокши Грязнухинского района Алтайского края – кстати, символично в какой-то степени, что этот район из Грязнухинского в Советский потом переименовали. В новой школе ребята меня не дразнили, только один раз на вопрос учительницы «Кто дежурный?» одноклассник вместо «Миллер» ответил «Гитлер». Я разревелся.

Вскоре после переселения отца Евгения Николая Николаевича забрали в ГУЛАГ, где он через два года умер. В 1942 году пришла очередь матери – ее отправили в Свердловскую область на принудительные работы – в так называемую Трудармию. Тринадцатилетний Евгений и его младшая сестра, шестилетняя Лиля, остались одни. В то время он уже работал в колхозе и на предложение отдать сестренку в детдом ответил твердым отказом.

10 дней ГУЛАГа

В 1948 году, когда Евгению Миллеру исполнилось девятнадцать, его вместе с другими односельчанами забрали на лесоповал.

– Сказали, что нас мобилизуют для работы в Боровлянский леспромхоз. Приехали – везде проволока и строевые сосны до небес стоят. А чтобы их валить, нам выдали обычную пилу, и кормежки практически никакой – только жижа от какого-то супа и затируха с мукой. Повариха нас уже на второй день просветила – мол, милые, какой вам тут леспромхоз, это же для дураков. На четвертый день мы работать перестали – сил уже не было. Начальство на нас руками махало: «А, очередные доходяги…» А сутки на девятые я предложил бежать, иначе мы бы там просто загнулись. Нашли дыру в колючей проволоке, лаз кое-как прокопали и рванули – все двенадцать человек. К счастью, недалеко тетка одного из наших парней жила. Когда мы до нее дошли, она как раз свиней кормить собиралась – на плите огромный котелок стоял с картошкой в мундире. Так она отвернуться не успела, как этот чугунок уже пустой был. Слопали картошку вместе с кожурой.

Когда Евгений добрался домой, то «засел в глубоком подполье». К тому времени из Трудармии уже вернулась его мать. А на четвертый день к ним во двор пришел комендант. Крышку подпола откинул и говорит: «Женька, вылезай! Я знаю, что ты дома. Не бойся, председатель колхоза упросил, чтобы тебя больше не трогали.»

Его университеты

Мать не переставала повторять Евгению, что ему надо учиться. Но она вернулась из ГУЛАГа инвалидом, а сестренка была еще маленькой, и Женя оказался единственным кормильцем в семье. Восемь лет – с 1942 года он проработал в колхозе, не оставляя работы, заочно окончил Барнаульское педучилище, а затем и одноименный пединститут. В 1951 году Евгения Миллера взяли на должность преподавателя немецкого языка в школе районного поселка Топ-чиха. Здесь он и встретил свою половинку. Его будущая супруга пришла к нему в седьмой класс в качестве ученицы. Потом она окончила десятилетку, уехала поступать в медицинский институт … и не поступила. А Евгений Николаевич, узнав об этом, ощутил неимоверное облегчение и радость. Через некоторое время они стали мужем и женой.

Шестнадцать лет отработав в средней школе, Евгений Николаевич был приглашен в Целиноградский педагогический институт на кафедру иностранных языков, где он дорос до декана. Когда его спрашивали, где ему удалось в совершенстве овладеть языком Шиллера и Гете, он неизменно отвечал: в ссылке. В 1983 году Евгений Николаевич с женой и сыном перебрался в Ульяновск.

– Вообще-то я хотел переехать в Саратов, поближе к малой родине, но там меня не приняли, поскольку я перед отъездом крупно поругался со своим тогдашним начальством. А здесь ждали с распростертыми объятиями – на кафедре иностранных языков, куда меня взяли в качестве заведующего, числилось аж восемнадцать женщин. Ректор меня тогда еще просил: мол, приезжай скорее, а то они все между собой переругались.

«Видергебурт» значит «возрождение»

В 1989 году Евгений Миллер основал в Ульяновске общество российских немцев «Видергебурт» («Возрождение»), а в 1990-м – общероссийскую немецкую газету «Рундшау».

– Когда появилось «Возрождение», в Германии удивились – они там почему-то думали, что в Ульяновске немцев нет. Пригласили меня в Бонн. Я им рассказал об инициативе создания компактных поселений российских немцев на территории Ульяновской области. Они предложили нам оборудование для сырзавода и хлебозавода. А как раз накануне этого визита я разговаривал с председателем колхоза в селе Богдашкино. Он уверял, что, по его мнению, спасти село от полного развала может только возрождение немецкой диаспоры. В результате мы завезли туда это оборудование, наше общество стало потихоньку приглашать в Богдашкино семьи немцев, которые еще не перебрались в Поволжье из районов ссылки. А тогдашний губернатор Юрий Горячев, когда узнал, что в Богдашкино привезли оборудование для сырзавода, отдал распоряжение построить там школу. А мне при личной встрече сказал, что он воспитывался в детдоме, где было очень много немцев.

Еще одним результатом этой поездки Евгения Николаевича в Германию стало преображение лютеранской кирхи из заброшенного склада спортинвентаря в религиозное учреждение с одним из лучших в Поволжье органов. Именно по его инициативе в Ульяновск приехал пастор, было привезено необходимое оборудование, произведены реставрационные работы. А село Богдашкино превратилось в успешно развивающееся поселение: половина всех жителей там имеет немецкие корни, причем постоянно находятся новые желающие поселиться здесь. А среди «эмигрантов» есть обитатели и самой «исторической родины» – Германии.

Родина – Россия

В cвои 80 Евгений Миллер выглядит едва на 60. По-прежнему руководит коллективом редакции «Рундшау» и в следующем году будет отмечать двадцатилетие пребывания на этом посту. Каждый день ходит на работу и на обед пешком – в день набегает что-то около десяти километров. При удобном случае с удовольствием музицирует – по его словам, в качестве самоучки он неплохо освоил такие инструменты, как баян, мандолина, скрипка, гитара и … нервы.Учит немецкому языку свою внучку. Продолжает многолетнюю работу по популяризации в России немецкой культуры и языка. А на предложения «обосноваться на исторической родине» неизменно отвечает:

– Я родился в России и буду жить только в России.

P.S. Во вторник, 27 октября, губернатор Сергей Морозов вручил Евгению Миллеру высокую награду – медаль Дружбы народов Ульяновской области, которой он удостоен за огромный вклад в укрепление дружественных связей между народами и большой вклад в народное просвещение.