Название новому волжскому мосту придумали, но это пока большой секрет

Тестовый режим проезда по мосту начался для всех видов транспорта вечером 17 ноября. Сегодня, 19 ноября, около шести вечера объект вновь закроют для наведения окончательного лоска.

Тем не менее во вторник вечером радость была видна на лицах как собравшихся мостостроителей, так и автолюбителей, терпеливо дожидавшихся исторического момента. В самом деле наш красавец-мост, освещенный сотнями светильников, был виден за многие километры. А путь по гладкому, почти 13-километровому, шоссе занял менее десяти минут.

На праздничном митинге губернатор Сергей Морозов, конечно, отметил, что во время чрезвычайной ситуации на арсенале новый мост уже сыграл огромную роль. Открытие движения по переходу, еще не сданному в эксплуатацию, позволило обеспечить безопасность сотен ульяновцев:

— Ну а в масштабах Российской Федерации этот мост в паре с мостом в городе Муроме и еще несколькими объектами сформировал основные черты будущего проекта «Волжский транзит», который даст возможность по совершенно другой логистике доставлять грузы из Москвы на Урал, в Сибирь и обратно.

«Взлетная полоса»

Вид моста завораживает. Пейзаж впечатляющий. С правого берега мост резко уходит вниз, словно проваливается в матушку-Волгу. Ровный асфальт, посередине — разделительные металлические ограждения. На встречную полосу лихой водитель уже не вылетит. Да и в Волгу не сиганет, уверяют строители. Ограждения такие, что выдерживают удар в 600 килоджоулей. Испытания показали — груженый «КамАЗ» отлетает от них, как резиновая игрушка.

Вот только задувать на середине моста будет так, что мало не покажется. Нелегко придется обслуживающему персоналу, особенно зимой. Чуть замешкаются, вмиг «взлетная полоса» покроется снегом или превратится в лед. Да еще уклон.

— Но он в рамках допустимого, — говорит директор областного департамента автомобильных дорог Сергей Холтобин. — Притом будут действовать ограничения по скорости, весовому контролю — 14 тонн на ось. Все по новому ГОСТу. Мы проверили все строения моста, даже подводную его часть. Ведь некоторые пролеты уже более десяти лет стоят. Мост безопасен. Теперь думаем в следующем году начать строительство нижнего яруса. Сейчас готовим необходимые документы на экспертизу. Есть проблемы. Решаем их. Строительство второй пусковой очереди моста потянет на три с половиной миллиарда рублей.

Перезагрузка

Невольно бросаешь взгляд на бедолагу — старый мост. Что ждет его теперь?

Ну, во-первых, мост разгрузят. Все грузовые потоки направят по новой переправе. Во-вторых, будет ремонт — это однозначно. Специалисты решат: то ли менять железобетонное покрытие, то ли класть металлическую «тропку». Металл, конечно, надежнее, но дороже. А вот железнодорожникам мост точно не отдадут.

Что касается пассажирского транспорта, то пока маршрутки и автобусы будут ходить по старой переправе. Уже в ходе эксплуатации нового гиганта мэрия начнет регулировать график движения.

От чего отказались

При строительстве нового волжского моста использовались последние достижения науки и техники. Он вообще — экспериментальный: и по использованным материалам, и по техническим решениям.

— Наш мост уникален. Его протяженность 13 километров, — рассказывает замруководителя проекта по строительству моста ЗАО «БСК-СПб» Анатолий Фильченко. — Только надвод­ная часть — около шести километров. Современное дорожное покрытие. Не будем вдаваться в технологию, но скажем, что в России такое покрытие стали применять недавно. Можно сказать еще идет эксперимент. Но наука говорит, что материал долгосрочен. Впервые искусственное сооружение окрашено. Теперь металлические конструкции защищены от коррозии.

Интересный момент. От первоначальной задумки нового моста (20 лет назад это было) пришлось отказаться. Тогда хотели делать по варианту вантового пролета — пилоны на трех опорах высотой 30 метров. Смотрелось бы так, как будто тросы держат пролеты (подобные есть в Санкт-Петербурге и Сургуте). Красиво, но не нашлось поддержки в верхах, да и поджимали сроки сдачи переправы.

Они уходят

На левом берегу — там, где ранее собирались пролеты, — теперь проходит трасса. Даже не верится. О тех временах напоминают лишь голые металлические пирсы, одиноко стоящие у воды.

— Ну потом придумают что-нибудь — откроют на этих пирсах кафе, рестораны, например, — предполагает гендиректор ООО «Ремстроймост» Рафат Рахметов. — Историческое место. В 1990 году мы здесь начали сборку первого пролетного строения, а теперь вместо стапелей — дорога на Димитровградское шоссе. Конечно, трудный был объект. Мостостроители его будут вспоминать. Многие уже уехали на другие объекты.

Одиноко теперь смотрится и поселок Мостостроителей. Он словно утонул в низине. Ветхие дома, строившиеся на время, теперь символы ушедшей эпохи. Поселок отгородили от трассы шумозащитной стенкой (еще одно ноу-хау). Такое же «обрамление» — и на развязке Димитровградского шоссе.

P.S. Сколько точно денег ушло на строительство нового моста в Ульяновске за прошедшие 20 лет, сегодня никто сказать не может. По словам директора департамента автодорог минстроя области Сергея Холтобина, это могут быть цифры порядка 40-50 миллиардов рублей. (Подсчеты трудно вести потому, что, как известно, в 90-е годы рубль не раз деноминировался). Но, как сказал Холтобин журналистам, это еще не самый дорогой мост.

Андрей ЛОМОВЦЕВ, Арсений КОРОЛЕВ