Легендарный хоккеист Николай Афанасенко отметил свой 60-летний юбилей

Кажется, поклонники «Волги», тем более старшего поколения, знают о любимом «Афоне» все. Но личности такого масштаба всегда интересны.

– Николай Иванович, Вы ведь коренной ульяновец? Где родились, начали заниматься спортом?

– Спорт у меня в крови, наверное. А как иначе? Мама Мария Андреевна после госпиталя, где она была санитаркой, потом долго на стадионе «Спартак» работала. А поскольку домик наш деревянный рядом находился, там, где сейчас так называемый Дом техники стоит, то мне на стадион дорога была с малых лет прямая. Поначалу, конечно, без коньков, но уже с клюшкой. А коньки мне дядя, тоже, кстати, Николай, подарил. Черные такие, правда, не хоккейные, а фигурные. Я с ними чуть ли не спал. Играли теннисными мячиками, для хоккея с мячом было не достать.

– А почему первым тренером стал Николай Петрович Мишин, наш известный футболист?

– Наши «старики» ведь какими универсалами были!? Вот и Николай Петрович, покинув футбольное поле как игрок, на «Спартаке» тренировал мальчиков, юношей и взрослых в хоккее с мячом. Вот и получилось, что первые несколько лет я провел под его руководством, дойдя до уровня первенства области.

– Вскоре Вы познали и первый большой командный успех – стали в составе сборной области победителем зимней Спартакиады народов РСФСР…

– Да, такое не забывается. Финал значился как «Поволжье» против «Урала», а на самом деле играла «Волга» против великого свердловского СКА (матч прошел в Ульяновске 6 марта 1970 года. – Авт. ). И именно в главном матче мне впервые доверили место в стартовом составе. Волновался очень, больше думал, как бы не пропустить к нашим воротам своих оппонентов – Николая Дуракова и Евгения Измоденова. Пару раз Измоденов от меня уходил, могло дело и голом закончиться, но обошлось. Мы поначалу проигрывали 0:1, потом повели 3:1 и удержали победный счет, хотя Коля Дураков еще раз Мухаметзянову забил. Как стадион, забитый народом под завязку, ликовал! Нас буквально вынесли на руках с поля, причем уже без клюшек – они на сувениры разошлись.

– Через четыре года Вы дебютировали в сборной СССР. Какой из 22-х матчей и из 19-ти мячей за нее запомнился больше всего?

– В сборной Союза я провел два сезона. Первый завершался турниром на призы газеты «Советская Россия» в январе 74-го года в Архангельске. Сыграл все три матча, забил три гола, но удовлетворения не получил ни я, ни мои партнеры – мы стали вторыми. Результат этот посчитали неудачным, и в сборной произошли большие кадровые перемены. Второй раз меня призвали в главную команду страны в 85-м. Лучшим, считаю, стал матч с хозяевами первенства – норвежцами. Мы сначала пропустили, первый тайм проиграли 0:1. Я вышел в самом начале второго, и мне удалось забить два мяча. Один из них – после подачи углового, а второй – дальним ударом со штрафного метров с 35-ти, а, может, и всех сорока. Вот он-то, пожалуй, и есть самый запоминающийся.

– Как отметила малая родина рождение новоиспеченного заслуженного мастера спорта?

– Честно скажу, в памяти практически ничего не сохранилось. Кажется, пригласили в обком, то ли партии, то ли комсомола, вроде бы поздравляли. А если вы насчет материального вознаграждения, то ответ точный – никак. Правда, государственный спорткомитет «расщедрился» на две тысячи рублей. Для сравнения – «шайбисты» за свои победы на чемпионатах мира получали по девять тысяч каждый.

– С кем Вы могли бы просидеть несколько часов, обсуждая самые разные темы, и Вам было бы с этими людьми интересно, а они бы с удовольствием выслушивали Ваше мнение?

– Наверное, с Сережей Наумовым. А говорили бы все равно больше о спорте.

– Вы верующий человек?

– Нет, я не верующий. Но к этому вопросу подхожу очень осторожно. По крайней мере, уважаю позицию другого человека, но в разговоры на эту тему не вступаю.

– Вы всегда спокойны, уравновешены. Что может вывести Вас из себя?

– Да трудно сказать, специальных «опытов» на себе не ставил. Когда играл, соперники пытались зацепить, ударить, спровоцировать на удаление. Я не реагировал. Да и сейчас ко всему отношусь спокойно.

– Что в жизни считаете пустой тратой времени?

– Я в жизни занимаюсь только тем, что мне интересно. Поэтому и не трачу время зря, и не знаю, как это делать.

– От какого блюда Вы не можете отказаться?

– От пельменей с бульончиком. Люблю и мясо – эскалоп или лангет.

– На кухню Вы заглядываете только как посетитель или же любите и умеете готовить сами?

– Очень люблю и, кажется, умею хорошо жарить картошку. Но в основном на кухне я для того, чтобы порадоваться кулинарным способностям жены. Мы с ней с 76-го года знакомы, и мне до сих пор нравится ее умение готовить.

– А стирать, гладить, штопать умеете?

– На сборах мы все сами делали – стирали, гладили, штопали, обувь ремонтировали, если требовалось. Тогда-то при командах поваров или швей не держали. А дома – дома все мне супруга делает, и у нее это получается очень хорошо.

– Что Вам больше по душе – «просто» кино или сериалы?

– Сериалы вообще не смотрю. Нынешние, в смысле. А вот те, настоящие, про Штирлица, Жеглова с Шараповым – уважаю.

– Вы даете деньги в долг? А сами занимаете?

– Сам не даю, занимаю крайне редко. Наверное, потому, что стараюсь жить по средствам.

– С парашютом прыгать приходилось? А хочется?

– Летал, когда играл, конечно, много. А вот подниматься в небо специально для прыжков с парашютом не приходилось. Да и желания большого нет. И не было.

– Рыбалка, охота, сбор грибов или ягод – это Ваше?

– Мое – грибы. Отец был грибник заядлый, и меня пристрастил к этому делу. Когда играл, мы в Белом Яре на сборах частенько этим занимались, когда было время. Потом с семьей любил собирать, обычно в окрестностях железнодорожной Майны. Чаще всего «охотимся» за белыми и опятами – их жарили, и за белянками и груздями – эти для соления отлично подходят.

А вот убивать не могу и не люблю, поэтому у реки или с ружьем меня не застать.

– Есть ли у Вас дача, любите ли возиться в земле?

– Есть садовый участок в Анненково, напротив бывшего пионерского лагеря имени Гая. Поскольку я во всем люблю меру, то и в земле покопаться не против. Главное, чтобы удовольствие было. Там оно у меня присутствует.

– Вы ходите на выборы?

– Да, и твердо убежден, что это надо делать.

– «Режимить» трудно?

– Для меня проблемой это никогда не было.

– Вы аккуратный водитель, или с такой фамилией можно по городу ездить, как вздумается?

– Обычно правил дорожного движения не нарушаю. Хотя за мелкие все-таки иногда останавливали. Но отпускали. Узнавали и отпускали. Сейчас, конечно, на дорогах тесновато стало, так что я без надобности туда, где постоянные «пробки», стараюсь не ездить.

– Можно ли услышать Вас поющим вслух?

– Извините, не пою. Не люблю, не умею, не тянет.

– А стихи в детстве не писали?

– Ответ также отрицательный. Никогда не писал. Начнете спрашивать, умею ли рисовать, или играть на каком-нибудь музыкальном инструменте, отвечаю уже сейчас – нет. Все-таки человек я до мозга костей спортивный. В зал – хоть сейчас: волейбол, настольный теннис. И обязательно на счет – просто мячики кидать я так и не научился.

– А правда, что за два дня до свадьбы было опасение, что можете ее пропустить из-за травмы?

– Да, нет, какие опасения? На 5 марта (1976 года. – Авт. ) у меня была назначена свадьба, а третьего нам предстояло играть матч с «Зорким», который решал судьбу бронзовых медалей. Понятно, игра ответственнейшая, но готовился я к ней вроде как обычно и играл, как всегда. Правда, разок сердце екнуло, и про свадьбу пришлось вспомнить. Народу на трибунах битком, среди болельщиков и невеста моя. В один из игровых моментов меня толкают, я улетаю за ворота и сбиваю зазевавшегося майора милиции, помню, он еще в очках был. Так вот, очки в сторону, у майора мгновенно синяк образовывается, который он мне и показывает. А я ему в ответ: «Ладно, что синяк у тебя, а не у меня – через два дня у меня свадьба».

– Ваши любимые места в Ульяновске, любимые города в России?

– Средний Венец, откуда открывается потрясающий вид на Волгу. А еще пляж – тут одновременно можно искупаться, позагорать и в волейбольчик поиграть. Из городов всегда нравился Иркутск, уютный такой, компактный. Любил бывать в Хабаровске – оттуда всегда привозили много рыбы. За границей больше всего понравилось в Риме. Какая история у этого города! А сооружения, здания – один стадион чего стоит! Вокруг полно статуй атлетов из разных видов спорта, а перед центральным входом – стела Муссолини.

– Любите ли Вы читать? Что предпочитаете?

– Сейчас читаю только газеты, иногда журналы. В бытность игроком любил книги, на многодневных сборах они были в самый раз. Предпочитал литературу историческую. Тогда хорошие книги печатались в среднеазиатских республиках, так что, бывая зимой в Алма-Ате, летом в Ташкенте, обязательно себе что-нибудь покупал. Например, книги о Чингисхане.

– Пользуетесь ли Интернетом, посещаете ли сайты «Волги», других команд?

– Да нет, с Интернетом у меня как-то не складывается. Я по старинке – общаюсь с друзьями, коллегами по ремеслу, поэтому всегда в курсе хоккейных дел.