Сухое молоко становится разменной монетой в отношениях производителей с потребителями

Ситуацию с принятием новых технических регламентов благополучной не назовёшь. Хотя именно они призваны заменить устаревшие стандарты, требования и нормативы, которые давно отстали от мирового уровня.

Государство приняло новые правила игры. Разработчики закона о техрегламентах, однако, предупредили, что он противоречит интересам очень многих чиновников и околочиновных структур, поэтому сопротивление будет мощным.

Так оно и оказалось. Процесс пошёл ни шатко ни валко. С 2003 по 2008 годы предполагалось утвердить около 400 регламентов. На нынешний день приняты только 11. Причём с таким боем, что оторопь берёт. Взять хотя бы молочный регламент. Он был принят первым, и то лишь потому, что вмешались первые лица государства, иначе мы бы долго ещё не знали о норме молочного напитка.

И это при том, что техрегламент был нужен как воздух. Долгие годы страна с упоением месила «бодягу» – килограмм сухого молока на восемь литров воды, фасовала её и под видом натурального продукта выбрасывала на прилавки магазинов.

Но, как говаривал Екклесиаст: «Всё проходит, пройдёт и это». В мире стало «модно» употреблять в пищу натуральные продукты. Здесь-то и оказалось, что мы попросту неконкурентоспособны с производителями натурального молока. Не будем показывать пальцем, но кое-где его производство упало на 15 процентов и стало предметом серьёзных разборок на федеральном уровне. Попробовали перепроверить: может быть, вкралась ошибка? Опять неувязка. Или заявленное в отчётах количество коров не может дать столько молока, или все они рекордсменки по надоям. Причину расхождений нашли быстро: производители отчитывались «бодягой» как за натурально произведённое молоко. При этом даже не утруждали себя производством собственного сухого молока: зачем, когда под боком такой импортёр, как Белоруссия? Она производит ежегодно шесть миллионов тонн молока. Из них четыре миллиона, в которых львиную долю составляет сухой продукт, отправляет в Россию. Понятно после этого, почему наши переработчики выступили резко против техрегламента. Как скажет позже председатель аграрного комитета Госдумы РФ Валентин Денисов, дело доходило даже до провокационных выступлений в СМИ.

Правительство России сочло за благо перекрыть каналы поставки сухого молока из Белоруссии. Реакция последовала незамедлительно. Под занавес 2009 года к первому вице-премьеру Виктору Зубкову заявилась делегация переработчиков и в ультимативной форме потребовала «открыть» Белоруссию. Но получила жёсткий отпор. На вопрос: «Что и кто мешает вам производить собственное сухое молоко?» – защитники «бодяжных» интересов ответили глухим молчанием. Они поняли, что братьев-белорусов им «открывать» никто не намерен.

Не будем, однако, искать врагов. В нашей стране давно сложилась система сезонности молока, отсюда и ценовая вакханалия. Производство сухого молока помогло бы снять остроту проблемы. Судите сами. Этот продукт широко применяется в хлебопекарной и парфюмерной промышленности, без него невозможно делать йогурты. Но, главное, в северных районах, которые не разводят молочный скот, традиционно употребляют молочный напиток, который, как известно, невозможен без сухого молока. Только не надо делать его в огромных объёмах и «бодяжить», продолжая обманывать население. Иначе так и будут наши лётчики на стратегических бомбардировщиках получать в качестве пайка иностранный шоколад.

Валентин Денисов категорически против того, чтобы белорусское сухое молоко появлялось в больницах, школах, детских садах. Он считает, что за бюджетные деньги надо поить больных, немощных, малых своим, российским молоком. Тем более что производить его наши предприятия, в том числе и в Ульяновской области, способны.