СПАСЕНИЕ ПОСТРАДАВШИХ ОТ «ЛЕВЫХ» ЗВЕЗД – ДЕЛО РУК САМИХ ПОСТРАДАВШИХ

Считанные месяцы остаются до окончания очередного театрально-концертного сезона. Уже можно подводить некоторые итоги. И уже невооруженным глазом видно, что для Ульяновска уходящий сезон не обошелся без ложки дегтя в бочке меда. Тут и непонятные гастроли всемирно известного ,мюзикла Notre Dame de Paris, превратившиеся во всероссийский скандал. И доехавшие до Ульяновска непонятно какими составами “Песняры”, “Синяя птица”. И выездной выпуск “Спокойной ночи, малыши”…, не имеющий на поверку никакого отношения к существующей на телеканале “Россия” популярной детской программе. Список можно продолжать, и станет ясно, что почти в половине случаев симбирскую публику походя обманывали. Кто, зачем, почему такое возможно и сколько это будет продолжаться, АРТ-ХАУЗ попытался разобраться с доцентом кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Ульяновского госуниверситета Игорем Цветковым

КРУЧЕ всего на российском уровне гастролеры в Ульяновске оскандалились с мюзиклом Notre Dame de Paris. О спектакле стало известно правообладательнице русской версии всемирно известного и легендарного мюзикла Катерине фон Гечмен-Вальдек, которая поспешила откреститься от этого спектакля и заявила, что никакой выездной версии не существует. Баронесса Гечмен-Вальдек пригрозила небывало громким судебным иском устроителям незаконного чеса. Суда обманутые (в том числе и ульяновские) зрители так и не дождались… — Страна у нас большая, и баронесса как обладатель авторских и смежных прав действительно могла просто не знать о том, что какие-то предприимчивые люди за ее спиной «катают» спектакль по России, — считает Игорь Цветков. — Аналогичная ситуация год назад возникла, когда с моей помощью одна из обманутых зрительниц подала судебный иск на цирковое представление «Смешарики», не имевшее никакого отношения к зарегистрированному бренду и о котором ничего не знали правообладатели из питерской анимационной студии, которые и придумали этих популярных персонажей. Возвращаясь к «Нотр-Даму…», правообладатель не в состоянии отследить незаконное использование бренда на всей территории России. А ситуация такова, что за нее вопросы с нарушением ее авторских прав все равно никто не решит. Почему Катерина Гечмен-Вальдек не довела дело до конца и не подала в суд? Чаще всего обладатель авторского права бездействует либо потому, что считает судебные тяжбы экономически нецелесообразными, либо ему просто лень.

«А-Х» считает полезным напомнить, что со времен «Ласкового мая», придумавшего в России эту хитрую схему, существует практика, когда сам правообладатель запускает сразу несколько проектов, работающих под одним именем, чтобы покрыть гастролями большую территорию. Это очень выгодно — на пустом месте и без каких-либо особых затрат можно очень быстро и очень много заработать. Иногда правообладателя установить вообще невозможно. Вследствие этого — в минувшем концертном сезоне в Ульяновске побывал с гастролями четвертый состав легендарных «Песняров». А уж как выглядит основной состав группы «Синяя птица», мало кто и в Москве себе представляет, а в провинции — тем более.

— Существуют базы данных о правообладателях тех или иных произведений, — продолжает Игорь.

— И при желании правообладателя все же можно установить. Были случаи, когда судебные иски против организаторов «левых» концертов инициировали общество защиты прав потребителей и общество по коллективному управлению имущественными правами авторов. Активно действует в этом направлении и Российское авторское общество (РАО), представители которого тщательно отслеживают нарушения в области авторского права, составляют протоколы, подают в суд. Можем и должны защищать свои права и мы, обычные зрители нечестных концертов. Правда, в этом случае речь будет идти не о законодательстве об авторском праве, а о законе о защите прав потребителей, исковые заявления по которому, кстати, не облагаются госпошлиной. Чтобы иск от зрителей был принят, в принципе, достаточно сохранить и представить билет на «левый» концерт. Но неплохо бы собрать полный спектр доказательств: сфотографировать афиши, представить свидетельские показания. И лучше,

чтобы истцов было побольше. В случае со «Смешариками» на четырех представлениях побывало, исходя из числа посадочных мест, две с половиной тысячи зрителей. И только одно исковое заявление. Мы тогда написали заявление в милицию, но в возбуждении уголовного дела по статье 159 (мошенничество) нам отказали. В частном порядке объяснили, что делу мог бы быть дан ход, если возмущенных зрителей было бы побольше. Так что в данном случае активная гражданская позиция обманутых зрителей — дополнительный залог того, что дело будет выиграно в суде.

Ответчик по делу «Смешариков» вернул полторы тысячи рублей истцу и был оштрафован антимонопольной службой еще на пять тысяч за недобросовестную рекламу. Правообладателям известен этот расклад, а также процессуальные сложности.

— Вот и получается, — резюмирует Цветков, — что на одной чаше весов — сложности с обращением в суд, когда по общему правилу подсудности, как правило, дело будет рассматриваться по местонахождению ответчика. А это не всегда место проживания истца. На другой же — результат, который финансово может оказаться несоизмерим с затратами. Если правообладатель и так неплохо зарабатывает, какое ему дело до того, как кто-то обманывает зрителей в том же Ульяновске.

Новый театрально-концертный сезон стартует в конце лета. У зрителей есть время учесть ошибки прошлого и, вооружившись законодательством, научиться защищать свои права самим. Чтобы не быть обманутыми еще раз, еще много-много раз…