По итогам прошлого года в Ульяновской области произошло уменьшение уголовных дел и значительное увеличение гражданских. Это свидетельствует о том, что юридическая грамотность населения растет. Люди учатся знать свои права и уметь их отпаивать. Именно это подчеркнула председатель нашего облсуда Нина Лысякова

По гражданским делам 70,5 процента исков выиграли наши земляки (почти 19 тысяч). А вот что касается, например, коррупции, то по статье 290 УК (дача и получение взятки) в 2009-м осуждено всего 20 человек:

— Суммы взяток в нашем регионе, прямо скажем, весьма скромные. В основном от пятисот до десяти тысяч рублей. Больше всего «грешат» сотрудники медучреждений и милиции — соответственно восемь и шесть человек. Еще двое преподавателей, один муниципальный служащий и сотрудник Госпожнадзора. Но, с другой стороны, мы не составляем законы и не имеем этического права их оценивать. Это прерогатива законодателей. А судьи кто? Исполнители закона.

Отдельно председатель облсуда остановилась и на теме так называемой ювенальной юстиции, обсуждение которой сегодня очень «горячая тема»:

— На мой взгляд, здравого смысла во всей этой шумихе, которую, кстати, подняли люди, никакого отношения к юриспруденции не имеющие, полный ноль. Начать с того, что понятия «ювенальная юстиция», строго говоря, вообще не существует как такового, есть технология процесса. Как дело обстоит у нас? Если речь идет об уголовных преступлениях с участием несовершеннолетних, то обязательно их рассмотрение поручают высокопрофессиональным сотрудникам, а при областном суде специальная группа для этого сформирована. В стране пошли дальше. В Республике Чувашия с самого начала следствия по делу несовершеннолетнего подключается психолог. Он не только работает с подследственным, но и опрашивает весь круг его общения — родителей, друзей и т.д. Учитывая это, суд может счесть нецелесообразным изоляцию от общества даже в случае тяжкого преступления. В Ростове пошли еще дальше. Там есть несколько модельных судов. Обычный судебный зал представляете? Судья в мантии на возвышении, а подследственный — хорошо, если не за решеткой, но милиционер его обязательно охраняет. А в модельных судах — обычная комната, все сидят на одном уровне, подсудимый — вместе со своими родителями, судья в обычной одежде.

На вопрос корреспондента «НГ» о практике домашнего ареста ответил уже заместитель председателя облсуда по уголовным судам Алексей Шамов:

— Как мера пресечения домашний арест применяется, и уже давно. А теперь «сидеть дома» будут, и отбывая наказание. Например, в определенные часы нельзя покидать свое жилье, свобода передвижения ограничена. Да, в нашей области уже есть прецеденты, когда приговаривали к домашнему аресту. Но это возможно при совершении легких и средних преступлений…

Андрей ЛОМОВЦЕВ