В начале 90-х годов прошлого века был принят закон о реабилитации жертв политических репрессий. В информационный центр областного УВД сотнями приходили письма и заявления о реабилитации невинно пострадавших людей. Прошло почти двадцать лет, а заявления продолжают поступать. Так, в прошлом году сотрудники Ульяновского ИЦ реабилитировали 50 человек. Вот лишь несколько примеров

САФРОНОВЫ

72-летняя Валентина Антонова, живущая в Оренбургской области, просила реабилитировать своих родителей Сафроновых, которые в 1930 году проживали в селе Юшанск Тагайского района Ульяновской области.

История семьи такова. Федору Сафронову в 1930 году исполнилось 40 лет. Это был по тем меркам грамотный человек, так как окончил сельскую школу. Имел троих детей. Жил небедно, но в колхозе не состоял. Имел 30 голов крупно- и мелкорогатого скота. На него трудились (или, как сегодня говорят, он давал работу) 15 местных жителей, за что Саф-ронов в начале был лишен избирательных прав.

Федор с отцом торговали хлебом и скотом. Правда, патента не имели. Но при этом исправно платили немалый сельхозналог — 120 рублей. По тем временам — большие деньги. Например, хлеб тогда стоил 3-4 рубля за килограмм, а мясо — около 15 рублей. Федора Сафронова признали кулаком, а его жену кулачкой. Решением Тагайского (Майнского) РИКа в 1931-м их вместе с детьми выслали на спецпоселение в трудпоселок НКВД в Оренбургскую область.

Сотрудники Ульяновского ИЦ все проверили и постановили на основании Закона РФ «О реабилитации жертв политрепрессий» реабилитировать семью Сафроновых. О своем решении они сообщили Валентине Антоновой.

КОРОБОВЫ

Из Волгограда в ИЦ пришло письмо от 70-летнего Виктора Коробова. В 30-х годах прошлого столетия семья Коробовых жила в селе Маиса Инзенского

района. 33-летнему главе семейства Ивану Коробову «посчастливилось» сначала послужить в царской армии, а потом повоевать за красных. После революции он ушел на «гражданку». Думал, что будет жить хорошо, ведь у власти большевики. Стал торговать мясом. В год имел 10 тысяч рублей. Платил налог в размере 60 рублей.

В семье было шестеро детей. Были дом с надворными постройками, лошадь, корова, каменная кладовая. За то, что торговал мясом, в 1930 году его лишили избирательных прав, а потом отобрали все имущество.

По разъяснению Генпрокуратуры РФ факт раскулачивания предполагает реабилитацию всех членов семьи. После соответствующей проверки сотрудники Ульяновского ИЦ УВД постановили реабилитировать всю семью Коробовых (всего восемь человек). Но многих уже давно нет в живых.