За минувший год сотрудники Россельхознадзора выявили почти 500 нарушений в животноводстве региона

Виктор Никитин

Порой создаётся впечатление, что в животноводстве работают не умудрённые опытом и жизнью специалисты, а случайные люди, для которых сельское хозяйство что для африканца снег. Судите сами. Провели в 28 свиноводческих хозяйствах области мероприятия по профилактике чумы и гриппа. Выяснилось, что добрая половина из них не соответствует режиму закрытого типа. Россельхознадзор выдал предписания. В 23 свинохозяйствах их выполнили. На одно хозяйство пришлось передавать материалы в мировой суд за неисполнение предписания. Оставшиеся четыре не нашли ничего лучшего, как ликвидировать поголовье хрюшек.

В 40 сельхозпредприятиях выявлено 37 нарушений технологии кормления и содержания животных, а также производства сельхозпродукции. Стыдно об этом говорить, но девять из 16 должностных лиц, привлеченных к административной ответственности, не только не исполнили предписание, но и препятствовали проведению проверок. Материалы на ретивых руководителей ушли в мировой суд.

Давно набившей оскомину темой остаются скотомогильники. Вопрос их обустройства решается далеко не первый год, а особых результатов не видно.

Зато они есть у Россельхознадзора. Его специалисты проверили пять скотомогильников в сельхозпредприятиях и 52 – в районах области. Выявлено 16 нарушений правил сбора и утилизации биоотходов. Целая дюжина должностных лиц привлечена к административной ответственности. Материалы по 27 бесхозным скотомогильникам, разбросанным по 17 МО, переданы в прокуратуру. Прошло девять судебных заседаний в Николаевском районе, два – в Старомайнском, по одному – в Сенгилеевском и Радищевском районах. Судьи вынесли решение взять на учёт с постановкой на баланс МО 10 бесхозных скотомогильников. Когда окончательно будет решена судьба остальных «беспризорников», остаётся только гадать.

А что же на местах? Главы поселений, по словам Главы Управления Россельхознадзора Андрея Черкасова, до сих пор живут в убеждении, что все проблемы должен решать колхоз. Но его давно нет. Значит, вся полнота ответственности ложится на плечи органов местного самоуправления. У них наготове отговорка: «Нет денег». А их и не будет, если иные главы поселений до сих пор убеждены, что отвечают только за социальную сторону жизни на селе, «не лезут» в дела бизнеса, не наводят порядок с землёй, не ищут инвесторов, обходят стороной сельхозпроизводство. Говоря иначе, хозяевами на земле себя не чувствуют. Стоит ли после этого удивляться, что в иных поселениях доходная часть составляет всего-навсего 10% от потребности. Тут уж не до скотомогильников, себе бы, любимым, на зарплату наскрести. Доходит дело даже до того, что иные, с позволения сказать, руководители попадают под суд за непринятие мер. Глава Управления Россельхознадзора считает, что должна работать система, при которой главы всех уровней будут самодостаточными. И тут же тяжело вздыхает: «Как этого добиться? Очевидно пока одно: корень проблем лежит в экономике». Только ли в ней? Вот в чём вопрос.