Фермерство относят к «малому бизнесу», но это бизнес с большой социальной ответственностью и серьезным потенциалом развития

Виктор Никитин

Фермерские хозяйства играют все более заметную роль в агропромышленном комплексе страны. За 20-летнию историю фермер стал значимой фигурой на селе, фермерский уклад состоялся. Сегодня в стране 285 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств, в которых занято более 1 млн. человек. Фермерство относят к «малому бизнесу», но это бизнес с большой социальной ответственностью и серьезным потенциалом развития.

В нашей области действуют 647 КФХ и индивидуальных предпринимателей, которые обрабатывают более 167 тысяч гектаров пашни, или восемь процентов от общего числа сельхозугодий. В этих хозяйствах занято 2837 работников. В общем объёме производства сельхозпродукции на долю фермеров приходится более 15% зерна, почти 20% – подсолнечника, 17% – сахарной свеклы. Это не считая мяса, молока, а ещё картофеля и овощей открытого грунта.

Руководитель КФХ «Россия» Лидия Астайкина – одна из «первой волны» фермеров, которым пришлось неимоверно тяжело. Кто-то спросит, ей ли жаловаться на судьбу. Обрабатывает 500 гектаров, урожаи зерновых под 40 центнеров с гектара. Освоила производство комбикорма. Не оставляет мысли создать кооператив по переработке молока и мяса. Тем более что бизнес-план практически готов. Производственное помещение в наличии имеется. У сельчан она на виду, у власти – в чести.

Но помнит Лидия Егоровна и другое. Когда пошла в фермеры, земельные паи пришлось «выбивать с боем». В конце-концов отдали ей клочок в 16 гектаров по принципу «бери, Боже, что нам негоже». С него и начинала. До сих пор до конца не может поверить, что удалось вытянуть хозяйство в разбойничьи 90-е годы. Мужики ломались. Почти из двух сотен фермеров, начинавших вместе с ней, в районе осталось меньше десятка. Да и те, по-большому счёту, мыкают горе. Взять хотя бы зерновые. Прошлогодний урожай, по причине обвала рынка, фермеры вынуждены держать на своих складах до лучших времён. Или отдавать перекупщикам за сущие копейки. Погасить кредиты невозможно. О новых и вовсе не приходится говорить.

Открытым, по мнению Лидии Астайкиной, остаётся земельный вопрос. Сегодня идёт много разговоров о развитии малых форм хозяйствования на селе. Но без права собственности на землю со стороны тех же фермеров решить проблему невозможно: такое право сегодня больше обеспечено на бумаге, чем на деле. Почему бы не гарантировать фермерам право выкупа арендуемой земли? Пока что в том же Тереньгульском районе, равно как и в других, наблюдается такая тенденция. Заходит крупный инвестор и задним числом оформляет договоры об аренде земли. Почему такое происходит?

На встрече с активом Тереньгульского района председатель аграрного комитета Госдумы России Валентин Денисов фермера поддержал: «Каждое поле должно иметь хозяина. Надо защищать права людей, имеющих право на земельные доли». Он не скрывает, что в стране существует практика незаконных скупок земель. Тереньгульский район в этом ряду не исключение. Правда, некоторые подвижки всё же есть. Госдумой в законодательном порядке вносятся изменения в закон «Об обороте земель сельхозназначения». Решаются вопросы обеспечения фермерам гарантий на право выкупа арендуемых угодий в собственность. Не остаются без внимания проблемы их целевого использования. Не исключено, что государство возьмёт на себя расходы по оформлению земель. Депутат признался: «Хочется поскорее принять новый закон, чтобы развязать руки сельхозпроизводителям. Мы за последние два десятка лет потеряли по России 18 тысяч сёл и деревень. Страшная цифра! До сих пор юридически не оформлено 82% земель сельхозназначения. Сеем «в воздухе».

Вопрос о социальной защите фермеров и вовсе остаётся открытым. Суть его состоит в следующем.

«Первая волна» фермеров на пять лет освобождалась от налогов, затем платила их только в случае получения прибыли. Но в те годы большинство из них работали убыточно. Теперь, спустя годы, это им аукнулось. При оформлении пенсии Лидия Астайкина услышала от чиновников, что время её работы с 1992 по 2002 год в расчёт не берётся, поскольку не было страховых отчислений. Будущая пенсионерка попробовала доказать, что по закону о КФХ данное время входит в рабочий стаж вне зависимости от страховых начислений. И потом, поправки в пенсионное законодательство вышли в 2006 году, а она, Лидия Астайкина, говорит о времени до 2001 года. Диалога не получилось, пришлось Лидии Егоровне уйти из Пенсионного фонда несолоно хлебавши.

На активе все сошлись во мнении, что закон о КФХ надо кардинально менять. За 20 лет фермерского движения он явно устарел.

Нормы социальной защиты в нём не прописаны вообще. Глава администрации района Владимир Дергунов и вовсе внёс предложение: надо создавать судебный прецедент. Такого же мнения придерживается председатель Ульяновского регионального отделения Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельхозкооперативов (АККОР) Вячеслав Варганов. По его словам, вопрос о социальной поддержке фермеров не нашёл своего решения и на последнем съезде АККОР в Москве. Достаточно вспомнить, на что сетовали инициаторы создания АККОР 20 лет назад: «Пока не создан четкий механизм передачи земли в аренду крестьянским хозяйствам, нет и равных условий в обеспечении техникой и другими ресурсами, не решены проблемы финансирования и кредитования, фермеры остро нуждаются в юридической и социальной защите, в техническом и научном обеспечении…». Эти вопросы актуальны и сегодня, как показывает общение с фермерами.

Между тем, фермерский уклад сегодня является наиболее динамично развивающимся. И потому для всех очевидно, что от проблемы отмахнуться невозможно. «Радетели» могут сказать, что, мол, у фермеров есть АККОР, как главный представитель защиты их интересов. Но такая «забота» не выдерживает критики. Дело в том, что отделение АККОР в нашем регионе возродилось лишь в январе текущего года. До этого времени его попросту не существовало. Точнее, в нашей области такая организация когда-то была, но тихо и незаметно приказала долго жить. Теперь, когда ситуация с фермерами доходит до точки кипения, спохватившись, вспомнили про АККОР. Очень не хочется верить, что в сложившейся ситуации из него сделают «мальчика для битья» за промахи и неудачи «взрослых дядей» от сельского хозяйства. Но и говорить о каких-либо результатах пока более чем преждевременно. Потому хотя бы, что много лет далее словесных баталий дело не идёт и проблемы фермеров, в большинстве своём, не находят решения. Остаётся от души пожелать Лидии Астайкиной и её товарищам огромного терпения в поисках справедливости. Они не должны зайти в тупик. Если, конечно, региональное отделение АККОР сумеет прочно встать на ноги.