День Победы станет для Владимира Конкина днем беды

Финальным аккордом торжеств, посвященных 140-летию со дня рождения Ленина и 40-летию Ленинского мемориала, стал спектакль «Императ­рица» по мотивам пьесы Елены Греминой «За зеркалом», показанный ульяновцам столичной антрепризой. Главную роль Екатерины II сыграла известная актриса театра и кино Людмила Чурсина. А советником великой императ­рицы в этот вечер стал не менее популярный актер Владимир Конкин. С ним «АРТ-ХАУЗ» побеседовал после спектакля

— Вы считаете, что политические интриги российской власти 250-летней давности актуальны сегодня?

— Интерес и реакция зрителей по всей России, где мы играем наш спектакль, всякий раз снова убеждают нас в том, что события, о которых рассказано в пьесе, не потеряли своего значения и в наши дни. История — это ведь такая штука, в которой все циклично. В том числе и величайшее заблуждение людей, которые, дорвавшись до власти, считают, что они — пупы земли. Так что все это уже было тысячу раз. Только мы до сих пор не научились учитывать ошибки наших предшественников. Вот и сейчас: все кричат о кризисе, а в России почему-то за прошлый год в два раза увеличилось количество миллиардеров.

— Так ведь это не только у политиков. У ваших коллег — звездищ, звезд и звездулек — от ощущения собственной крутизны еще не так крышу сносит…

— К сожалению, да. В этом смысле известные актеры моего поколения почти начисто лишены подобного снобизма. За себя могу говорить абсолютно точно. Я, например, по Москве передвигаюсь не на машине с тонированными стеклами, а автобусами, троллейбусами или в метро. И это принципиально. Потому что в столице нынче куда-либо добраться можно только муниципальным транспортом. При этом не понтуюсь и не скрываюсь, шапки на глаза не натягиваю, воротник не поднимаю. Гордо смотрю вперед. Узнают — значит, узнают. Ничего в этом трагического нет.

— А гонорары заоблачные за участие в театральных, теле- и кинопроектах не назначаете?

— И не пробую. Гонорарами рулят продюсеры или антрепренеры. И мне никто не предлагает таких сумм, от которых закружилась бы голова. Тем не менее от некоторых предложений я отказываюсь. От тех, которые оскорбляют мое творческое самолюбие. Я на всю жизнь запомнил слова Фаины Георгиевны Раневской: «Сняться в плохом кино — все paвно, что плюнуть в вечность».

— И что вам не рекомендуется предлагать?

— Меня, например, оскорбляет доминанта уголовной темы в современном российском искусстве. И в киноискусстве, в частности. А только все равно ничего лучше «Места встречи изменить нельзя» создать не удается.

— Вы могли бы стать легендой только потому, что снялись в культовом сериале с самим Владимиром Высоцким. И сегодня странно слышать откровения людей, имеющих отношение к этому народному телепроекту, о том, что вас в фильме могло и не быть…

— И ведь могло. Фильм делался под Высоцкого. Именно Владимир Семенович предложил братьям Вайнерам идею сценария по их роману «Эра милосердия». Вайнеры и Высоцкий очень дружили. А ему так хотелось сыграть роль Жег­лова. Ради Высоцкого писатели даже пошли на изменение внешности героя: в романе Жеглов был высокий и плечистый. Владимир Семенович, по сути, решал, кому что играть, и распределял роли. Меня он Шараповым не видел категорически. И никаких отношений у нас с ним не сложилось. До конца съемок вне съемочной площадки мы практически не общались. Владимир нередко бывал вспыльчив, взбалмошен, порой жестоковат, подавлял. Один раз в середине съемок я чуть не ушел из этого проекта. Спасла положение лишь дипломатичность Вити Павлова, который играл Левченко. Он метался между Высоцким, мной и режиссером Станиславом Говорухиным, пока мы все трое не пришли к консенсусу. Но я ни в чем не хочу Высоцкого упрекать. У каждого из нас есть свои плюсы и минусы. Главное, мы уважали друг друга, и если бы этого не было, экран бы все обозначил, зритель сразу бы почувствовал наш антагонизм. К тому же именно Высоцкий со своим неуемным темпераментом задавал картине нужный ритм. Жесткость в наших отношениях доминировала, но его слово было непререкаемым.

— Ваш Шарапов — прошедший войну фронтовой разведчик. А вы сами служили в армии?

— Мне всегда хотелось доказать, что я мужчина, при всем при том, что у меня порок сердца с детства. Я не служил в армии. Но утешаюсь по жизни тем, что всю свою армию я отслужил в фильмах.

— Даже во время спектакля «Императрица», когда вы выходили на сцену, по залу то и дело раздавалось: «Шарапов… Шарапов…»

— Я стесняюсь, когда меня узнают только как Шарапова. Раздражают вопросы поклонников: «Ну как вы там с Высоцким играли?». Ну не надо меня теребить. Иногда я могу даже укусить за это (улыбается).

— За вопросы про личную жизнь тоже можете покусать?

— А вы попробуйте…

— Больше года назад все российские таблоиды вышли с идентичными заголовками на первых полосах. Что-то вроде «Владимир Конкин расстрелял собственного сына»…

— Кусаться не буду. Но и обсуждать эту тему отказываюсь. Во-первых, как я его расстрелял, если он до сих пор здоров и живее всех живых? А во-вторых, наш скандал, который тогда случился, необсуждаем по одной простой причине — виноват только я. Что-то недоглядел в сыне.

— Где и как будете отмечать наступающий День Победы?

Долгое молчание… Затем на глазах артиста появляются слезы.

— Я вас не виню, но, сами того не желая, вы сейчас ударили, что называется, «ниже пояса». В этом году, когда вся страна будет праздновать День Великой Победы, я буду отмечать день беды. 9 мая исполнится 40 дней, как ушла из жизни от рака моя родная и любимая Аллочка. 38 лет мы были вместе. Сказать, что для меня это потеря — значит ничего не сказать. Удивительная женщина, которая все годы нашей совместной жизни терпела такое «чудо», как я. Я ведь свою лошадиную фамилию полностью оправдываю. Могу взбрыкнуть, взорваться, способен на неожиданные импульсивные поступки, о которых сам потом жалею… Руки после случившегося не опускаются только потому, что если сейчас опустить их, то уже не встанешь… Давайте не будем заканчивать встречу на миноре…

— Давайте… Простите… Говорят, что вы собиратель народных простых и вкусных рецептов. Хотя бы одним не поделитесь?

— Как-то я подсмотрел, как делается омлет с сельдереем. Попробовал приготовить, оказалось очень вкусно. Мелко нарезанный сельдерей обжариваю на растительном масле. Яйца взбиваю с молоком, солю и кладу зелень. Выливаю всю эту смесь в сковородку, на которой жарился сельдерей, и на небольшом огне довожу до готовности.

— Вы не раз дарили свой голос, дублируя на русском американские блокбастеры. Есть любимые персонажи?

— Есть те, за которых наименее стыдно. Рад, что удалось поговорить за героя Тома Хэнкса из «Спасти рядового Райана» и за Майкла Китона, сыгравшего главную роль в фильме «Бэтмен возвращается». Ну и, конечно, Фарамир из суперкиносаги «Властелин колец».

Артур АРТЕМОВ