Ульяновский фронтовик, ныне пенсионер МВД Петр Сафронов начал войну в 1942-м, а Победу встретил в Берлине. Правда, проделал этот путь по воде, так как служил артиллеристом на катере. О самых ярких эпизодах своей военной биографии Петр Андреевич рассказал «НГ»

Сталинград

В 1942 году Петра Сафронова призвали в армию. Уже второй год как шла война, и 18-летний паренек из ульяновской глубинки понимал, что рано или поздно его пошлют на фронт. Петю направили учиться в Сталинградскую военно-морскую школу.

…Стоял жаркий август. Петр Сафронов вместе с другими курсантами отправился на занятия на полигон. Только пришли — звонок из штаба: «Немедленно вернуться!». Все побросали и бегом назад. А там началось такое!.. Рвутся снаряды, носятся шальные пули, царит неразбериха. Люди кричат. В воздухе чернота. Поняли курсанты, что война докатилась и до Сталинграда.

Подразделение, в котором служил Сафронов, направили на эвакуацию штаба ВМС. Под взрывами снарядов ребята выносили секретные документы и грузили в машины. Все, к счастью, обошлось, ни одна бомба не упала на военно-морской штаб. После этого Сафронова переправили за Волгу. Нужно было катерами перевозить боеприпасы на правый берег.

— Конечно, было страшно, идешь по реке, вдруг налетают самолеты, начинают бомбить, вокруг столпы воды. Но приказ есть приказ, — вспоминает Петр Андреевич. — Потом на себе эти боеприпасы носили с катера. Тяжело. Но что делать? Отдыхали всего по нескольку часов в сутки. А бомбили нас и днем, и ночью…

Как-то во время налета фашистов одна бомба попала прямо в жилой дом. От строения практически ничего не осталось. Но когда пыль осела, из черноты вдруг появился мальчик лет восьми. Как он остался жив — непонятно. Фантастика просто! Наверное, в подвале в этот момент отсиживался.

Бог спас

Затем Петра Сафронова направили служить в Днепровскую военную флотилию, в дивизион катеров. Служил он наводчиком зенитной пушки. Экипаж 12 человек. Командование поставило задачу: по воде (рекам и каналам) дойти до Берлина, а во время наступления наших войск охранять мосты, понтонные переправы. Дело в том, что фашисты, предчувствуя агонию, взрывали мосты. Но наши моряки не давали им это сделать. Как правило, один мост охраняли два катера. Всякое бывало. Иногда подрывался и сам катер с командой.

Частенько, говорит Сафронов, судьба оберегала его. Однажды фашист явно не рассчитал. Выпустил бомбу заранее. Сафронов подумал: все, сейчас по катерам шарахнет. Но снаряд пролетел мимо и упал на другом берегу. От него образовалась большая воронка.

А был случай, про который можно сказать — Бог спас. Перевозили ребята снаряды с одного берега на другой. Судна подходили к берегу, быстро выгружались и уходили обратно. Катер, на котором служил Сафронов, подошел первым. Сафронов спрыгнул в воду. Лом в песок, на него канат (так швартовали судно). Рядом другой катер оказался. Моряк только спрыгнул с него на берег и тотчас же угодил прямо на мину. Ему оторвало ногу. Вызвали «скорый» катер и пострадавшего отправили в госпиталь.

Еда и стирка

Быт военных моряков-речников был прост. Сами готовили пищу. И притом только днем, на носовой части катера. Ночью было слишком опасно. Враг мог увидеть. Иногда ловили рыбу в реке, но, как вспоминает Петр Андреевич, не было времени на это. Раз в сутки, как и положено, давали фронтовые сто грамм.

Воду пили прямо из реки. Однажды прибыл новый командир и увидел, что в воде плавают убитые фашисты. А Сафронов и его бойцы черпают воду и спокойно пьют. Командир удивился, начал говорить, что это небезопасно для здоровья, но бойцы только махнули рукой. Мол, не до соблюдения гигиенических требований. И ведь практически не болели. Ну пару раз за время войны скрутило живот у Сафронова. Отлежался немного и снова в бой.

Стирали тоже в реке, иногда весьма оригинальным способом — с помощью винта катера.

Победа!

Запомнилось наступление на Берлин. Катер Сафронова входил в город со стороны Бранденбургских ворот.

— Ад, самый настоящий, — говорит Петр Андреевич. — Все вокруг взрывается. Снаряды летят. Пожары. Трупы лежат повсюду, кругом раненые. Битва за Берлин была очень тяжелой. Но мы знали, что победа не за горами. Помню тот день. Мы стояли в 30 километрах от Берлина. Уже под утро по громкоговорителям объявили — «Победа!». Мы стали друг друга обнимать, стрелять вверх. Такая канонада стояла в округе. Потом салют был. Вечером мы экипажем собрались за столом, выпили за Победу.

А утром следующего дня Сафронов вместе с боевыми товарищами пошел к Рейхстагу. Интересно было посмотреть на последний форпост фашизма. Там было полно военных. Петр Андреевич написал на стене Рейхстага свою фамилию, а в конце приписал «Ульяновск».

Уже после войны старшину второй статьи Петра Сафронова наградили орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «Адмирала Нахимова», «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» и другими.

Работа

Демобилизовался Сафронов лишь в 1948 году. Приехал на родину в Ульяновск. Родственники посоветовали идти работать в милицию. Там как раз нужны были такие кадры. Его сразу взяли. Работал конвоиром, патрулировал город на мотоциклах (сейчас это даже трудно представить!). Охранял парк имени Свердлова. Был старшиной отдела по хозчасти ОВД. В 1982 году Петр Андреевич вышел на пенсию. Сейчас ему 87 лет.

День Победы — один из его любимых праздников. Всегда отмечает этот праздник в кругу семьи. И несмотря на возраст, обязательно поднимет фронтовые сто грамм. В этот день сам Бог велел!

Арсений КОРОЛЕВ