Сергей Сычев

6 мая 1944 г.

Больше всего Зою Баранову огорчали язвительные шутки Васи Курочкина. Он, бывалый, авторитетный разведчик, знавший цену своей профессии, никак не хотел смириться с мыслью, что с ним в одном взводе находится девушка.

– Вам бы, барышня, на кухню картошку чистить… А то ведь здесь стреляют…

Зое до слез обидно было слушать подобные оскорбительные речи. И вспоминался родной Ульяновск, белоснежное, высокое здание десятилетки и шумный 9 класс «Б», многолюдный предвечерний Новый Венец и маленький, с резными наличниками домик на улице Федерации. Ей грезилась тогда громкая слава и боевые эпизоды, которые она видела только в кино и знала из книг и газет. В школьном дневнике она хранила маленькую книжечку «Таня» о героине-комсомолке Зое Космодемьянской, ставшей ее идеалом.

Зоя Баранова попала на фронт. И ей приходится переживать не от того, что ей страшно или трудно, а от незаслуженных обид и насмешек какого-то разведчика Курочкина. Иногда Зою брали на выполнение несложных заданий. И она прилежно делала все, что от нее требовалось. Внешне мало отличалась от товарищей. Такой же стеганый костюм, такая же ушанка, иногда заменявшая подушку, такой же лоснящийся смазкой автомат. Правда, из-под ушанки выглядывала трогательная детская челка.

… Ночью разведчики вместе с саперами разминировачи проходы для наших танков. Наступление началось утром. Зоя Баранова, легко перепрыгивая через воронки, указывала машинам разминированный путь. Бой был коротким. Первая линия немецких траншей пала. Для развития успеха в бой вводились танки соседней части.

Немцы заметили и открыли огонь из орудий. Снаряды перекапывали землю, заминали следы, по которым шли машины. Остановиться, чтобы найти дорогу – значит дать немцам пристреляться, подставить машины под удар. Зоя отлично понимала, что стоит только машинам свернуть немного в сторону, они подорвутся на минах.

Танки, временами скрываясь в дымных разрывах, стали поворачивать к минному полю. Надвинув шапку на брови, словно она могла прикрыть голову от осколков, Зоя бросилась наперерез танкам. Подняв над головой автомат, она стала на пути головной машины и закричала:

– Мины!

Девичий голос растаял в грохоте боя. Зоя хотела закричать еще раз, но сильный толчок свалил ее с ног, а когда она поднялась, то кричать уже не могла. Осколок впился ей в ногу, другой подбил плечо.

Глаза застилало туманом. Собрав последние силы, она подбежала к танку.

– Мины… Там мины… Надо вот сюда… Машина остановилась. Зажимая рану рукой, Зоя провела танки правильной дорогой.

…Из госпиталя Зоя Баранова вернулась бледная, но по-прежнему веселая, бойкая и с орденом «Отечественной войны» на груди. А Вася Куроч-кин в этот вечер с особенным усердием угощал Зою чаем и в разговоре деликатно и вежливо называй ее «товарищ младший сержант».