А. Басов (наш спец. корр.) 26 мая 1945 г.

С трех сторон защищено село Мордово-Канадей высокой грядой холмов, вдоль села тянется ручеек, превращающийся весною в бурную речку, а у околицы высится водяная мельница местного колхоза им. Чкалова.

Вечером, когда солнце уходит за горы, возвращаются с полей молодые колхозники. По затихающим улицам села разносится звонкая песня пахарей, ей вторит девичий хор с лугов, слышится гармошка.

Богато живут в колхозе им. Чкалова, дружно живут в селе Мордово-Канадей, от зари до зари трудятся здесь и стар и млад.

Проездом завернул в эту артель в середине мая старший агроном Барановского райзо т. Домбровский.

– Как сеешь, тов. Рузняев? – обратился он к председателю.

Председатель недоуменно пожал плечами:

– Озимые сеять еще рано, а посев яровых и трав мы уже закончили!

– Чем же сейчас занимаетесь? – спросил агроном.

– Навоз на пары вывозим, майский пар поднимаем, недавно закончил посадку фруктового сада…

В колхозе им. Чкалова посевная площадь составляет 632 гектара: около 200 га – озимые, остальная – под яровыми. Ранней весной, когда еще на полях лежал снег, колхозный агротехник М.М. Иванов вместе с председателем обсуждал возможные сроки начала сева, и лишь только начали освобождаться от снега отдельные участки, здесь, по мере созревания почвы, приступили к выборочным работам, а 10 апреля начали подъем весновспашки на лошадях.

– На тракторы надейся, а коня корми, – говорит на заседании правления тов. Рузняев. – Наша опора – конь.

И действительно, нет в районе таких лошадей, как в колхозе им. Чкалова. Коня к севу начали здесь готовить с первых чисел декабря. Председатель добавил в соломорезку один нож, привел в порядок кормозапарник.

В два ножа резали сено и солому. Каждая площадь получила в течение суток два килограмма вареного картофеля, который толкли конюхи, и два килограмма муки в смеси с мелко нарезанным сеном и соломой. С 15 марта все 70 лошадей были поставлены на отдых. Суточный кормовой рацион увеличили. А когда начали сев, то каждая лошадь, занятая на полевых работах получала в сутки по четыре килограмма муки и по два килограмма овса. В период сева в соломорезку добавили еще два ножа. Сено мельчилось и скармливалось в смеси с мукой. Этот способ дал колхозу возможность использовать все сено – до грамма. Корм не попадал под ноги лошади, не разносился ветром.

Не жалея труда и времени, ухаживал за лошадями 65-летний заведующий конефермой Семен Павлович Арзамазов, не покладая рук трудились бригадные конюхи. Вместе с 65-летним Николаем Яковлевичем Рузняевым ухаживает за лошадьми в первой бригаде сын бригадира, 12-летний Алеша Корнилов.

– Его между лошадьми и не заметишь – мал, а к коню необычайную любовь и прилежность имеет, – говорят про этого паренька сеяльщики и пахари.

– Шуточное дело. За 13 конями уже два года ухаживает, и все лошади сытые, крепкие. Не отстает наш Алексей от дедушки Рузняева.

Во второй бригаде конюхами – 70-летний Леонтий Алексеевич Шутов и 13-летиий Ваня Ярославцев. И оба эти колхозника, как и в первой бригаде – глубокий старик и подросток, – с любовью и прилежанием холят колхозного коня, понимая, что от их трудов зависит успех урожая. Недаром 13-летнего Ярославцева стали звать в селе не Ваней, а Иваном Сергеевичем!

Не хуже этих уважаемых всеми членов артели ухаживают за рабочими быками подруги Нина Жинова, Мария Спиридонова и Анна Плаксина. О колхозном быке Семке говорят здесь с гордостью:

– Наш Семка другому коню не уступит, а то и двух заменит, – утверждает Нина Жинова.

Меньше, чем по 30 пудов, на Семку не грузят. С первых же дней полевых работ за пахарями и сеяльщиками закрепили лошадей. И порядок этот твердо соблюдается все время.

За сеяльщиком Николаем Корниловым и его напарником Владимиром Розенштейном закреплены Борец, Ворончик, Ястреб и Молодец. Четверка этих лошадей запрягалась в 13-рядовую дисковую сеялку. Молодые люди сеяли овес и” пшеницу. Работали они ровно, коней не били – подбадривали их звонкими окликами.

В отдельные дни Корнилов и Розенштейн засевали по семь гектаров, а обычно -шесть, при норме в 4,5 га. И ни разу не пожаловались на них конюхи, что заморили они лошадей.

Отличился на бороньбе и Валентин Ярославцев. На одной закрепленной за ним лошади он вместо 2,5 гектара бороновал по 3,5-4 га.

На пахоте зарекомендовал себя высокой производительностью Борис Ярославцев. На паре лошадей однолемешным плугом он вместо 0,8 га вспахивал 1,8 гектара, в два с лишним раза перевыполняя норму. Не хуже сеяли на сошниковой сеялке Алексей Плаксин и Геннадий Фомин.