Г. Мурзаханов 9 мая 1991 года

Свирская операция описана в военных трудах как уникальный случай преодоления водных рубежей без предварительного захвата плацдарма. О подробностях операции собрано много сведении. Интересные материалы о героях — участниках форсирования Свири собраны в школьных музеях Ульяновска и Димитровграда.

Казалось, бы, добавить к известным фактам что-то существенное уже вряд ли возможно. Однако, беседуя с Иваном Петровичем Мытаревым, я еще раз убедился, что незабываемые, героические дни Великой Отечественной можно по-настоящему понять только через призму воспоминаний ветеранов, через их личное восприятие событий.

Кто он, один из двенадцати героев Советского Союза, удостоенных этого высокого звания за Свирскую операцию? Войну прошли миллионы, а героями стали менее 13 тысяч человек. Я часто задаю себе вопрос: это счастливчики, которым улыбнулась фортуна, помогло благоприятное стечение обстоятельств или закономерность? Элемент везения вряд ли можно отвергать, но только ли это? Как говорят, везение везением, но должно быть и умение. Везет наиболее подготовленным, умеющим в критическую минуту преодолеть свой страх, естественную реакцию человека на опасность, уметь выложиться и показать все, на что ты способен. Звездный час (минута, секунда?) — это концентрированное выражение всей предыдущей жизни.

Для И. Мытарева цепочка «случайностей» началась в феврале 1943 года в Сенгилеевском военно-пехотном училище. Курсантов берегли. Несмотря на острую необходимость в умелых солдатах (назревала великая битва на Курской дуге), в июне 1943 года выпускников военного училища перебросили в подмосковный город Щелково, где формировалась 13-я воздушно-десантная бригада. И опять «повезло» — начались парашютные прыжки.

У Ивана Мытарева их всего набралось 115. Только в июне 1944 года уже в составе преобразованного 300-го пехотного полка они оказались на фронте. Перед полком была поставлена задача — форсировать реку Свирь для дальнейшего наступления и заставить Финляндию, союзницу Германии, подписать капитуляцию. Естественно, операция готовилась в совершенно секретной обстановке.

Кому принадлежала идея ложной переправы, сейчас установить трудно, но практически она исходила от командира полка подполковника Данилова, фронтового офицера, принявшего командование полком в марте 1944 года. На других участках при форсировании реки подобная практика не применялась. На первый взгляд, идея была простая: пловцы толкают плоты с макетами и муляжами. И открывшие по ним огонь вражеские огневые точки выдают свое расположение и подавляются нашей артиллерией.

Саперы сделали легкие плоты из сухой сосны, а для прикрытия головы пловца сзади каждого плота пристроили по два бревна. По словам Ивана Петровича, пловца можно было уничтожить только прямым попаданием снаряда.

На лесной поляне командир объяснил, что для выполнения спецзадания нужны добровольцы. Иван Петрович сейчас и не помнит, сколько бойцов из роты в 120 человек согласилось. Выбор остановился на 12. Только 21 июня, за день до операции, им объяснили суть задания, выдали по шесть рожков с патронами для автомата, ручные гранаты. Командиром группы назначили старшину Владимира Немчинова. За 30 минут до окончания артподготовки спустили плоты. И тут оказалось, что спасательных жилетов нет: забыли или не успели принести — сейчас остается только гадать. Было ли страшно? Конечно, впереди 400 метров водной глади, река очень хорошо просматривается с берега (как раз наступили знаменитые белые ночи Карелии). Любое ранение в довольно холодной воде, тем более без спасательного жилета, означало гибель. Но кому хочется в девятнадцать лет думать, что начинающийся день для него — последний? Самое удивительное — ни один из них не получил даже царапину.

Думал ли Иван Петрович Мытарев тогда, что совершил подвиг? Ждал награды? Командир, правда, намекнул, что их представили к награде, но к какой — никто из ребят не знал. А о том, что совершили они подвиг, — и в мыслях не было. Выполнили спецзадание, пусть опасное, но все, к счастью, остались живы. Вот и все!

Потом были военные будни, а второго июля 1944 года их вызвали в штаб дивизии. Поздравили каждого с присвоением звания героя Советского Союза, выпили они по такому случаю законную фронтовую чарку и отправились спать. Для получения наград вызвали в сентябре в Москву. К этой поре все участники ложного десанта находились в Подмосковье в десантном училище. Больше воевать так и не пришлось. Им было неудобно: получили «звездочки», а сейчас отсиживаться в тылу?! Насколько Иван Петрович теперь понимает, им всем решили сохранить жизнь. Оба рапорта об отправлении на фронт, в родную часть, были отклонены.

Служил в армии Иван Петрович до 1950 года. Какие материальные блага давала Звезда героя? До 47-года платили ежемесячно 50 рублей и выдавали бесплатный билет в купейном вагоне, потом отменили. После демобилизации была обычная трудовая жизнь, когда старые военные заслуги не в счет. Двадцать с лишним лет был связан с Димитров-градским управлением строительства. Работал мастером, строил Ленинский мемориал. Уйдя на пенсию, продолжает работать начальником штаба гражданской обороны. Воспитал сына и двух дочерей.

Но годы берут свое — уходят из жизни ветераны. Слушая Ивана Петровича, я невольно думал: эти воспоминания нужны не самим ветеранам, а молодежи, юношеству, которым дальше нести эстафету отцов и дедов.