К методам работы наших правоохранительных органов в последнее время проявляется очень большой интерес. Громкие уголовные дела, в которых милиционеров судят за пытки и избиения, а то и убийства, возникают по всей стране, в том числе и в нашем регионе. Но, похоже, даже такое внимание пока не может остановить отдельных сотрудников правоохранительных органов в применении незаконных методов работы.

С информацией об очередном таком факте в нашу редакцию обратился ульяновец Константин Патин. В отношении молодого человека возбуждено уголовное дело о хищении средств из фирмы, в которой он работал. Дело, рассказывает Константин, возникло через полгода после его увольнения и вскоре после его конфликта с бывшим начальником. Тот, считает молодой человек, решил таким образом отомстить, благо, что знакомства в правоохранительных органах служба безопасности компании якобы имеет неплохие.

Первая беседа с инспектором отдела по борьбе с нарушениями в сфере потребительского рынка и услуг и исполнения административного законодательства РУВД Засвияжского района у Константина Патина состоялась в марте. На ней он заявил, что никаких денежных средств не присваивал. Примерно через месяц парня снова вызвали в РУВД.

В милицию, рассказывает он, отправились вместе с супругой Еленой, потому что после этого визита планировали общие дела. Но до запланированных дел не дошло. Супруга осталась на улице около отделения, а Константин, говорит он, провел в нем несколько часов. «В течение трех часов следователь требовал от меня признания в хищении денежных средств… Кроме следователя, в кабинет периодически заходил начальник отдела. Следователь матерился, угрожал, говорил, что если меня отведут в соседнее здание, то изобьют, что меня «закроют в СИЗО», что я выйду оттуда инвалидом», — описал после происходившее в милицейском кабинете мужчина в заявлении в следственный комитет при прокуратуре. Должности милиционеров, уточняет теперь он, тогда называл неправильно. «Следователь» оказался инспектором отдела, «начальник следствия» — его руководителем.

Согласно заявлению, угрозы оказались не пустыми. После нескольких отказов Константина признавать вину в кабинете появился мужчина, которого инспектор называл братом, надел на молодого человека наручники и повел его на улицу, говорится в заявлении. Милиционеры повели мужчину к машине, на вопросы жены о том, что происходит, не реагировали, рассказывает Елена.

«После того как машина тронулась с места, мне рукой надавили на шею, опустив голову между моих колен. После чего надели на голову целлофановый мешок и начали наносить мне многократные удары в область почек, ребер и головы… После того как машина остановилась, меня вытащили и поволокли в здание… Меня затащили в кабинет, кинули лицом на пол и начали избивать ногами по животу… Один из этих людей поставил мне на спину ногу, а руками начал тянуть руки, требуя от меня признательных показаний… Второй человек спустил мои носки, положил что-то мокрое на щиколотки обеих ног и пустил ток… Я продолжал отрицать свою причастность к этому делу. Когда они вновь пустили ток, я закричал от боли. Они в свою очередь со словами «Что ты визжишь, скотина!» заткнули мне рот капюшоном куртки и пустили еще два разряда один за другим. Я не выдержал страшной боли и согласился признаться», — говорится в заявлении Патина.

В обвинительном акте по делу о хищении, который молодой человек получил в конце мая, обвиняемые им инспектор РУВД и начальник отдела указывают, что признательные показания Константин Патин дал добровольно. Он же после визита в милицию обратился в бюро судмедэкспертизы, которое зафиксировало наличие телесных повреждений и сделало вывод, что они могли быть получены при описываемых молодым человеком обстоятельствах. Это заключение Константин, несмотря на страх перед возможными последствиями, отправил вместе со своим заявлением в следственный отдел следственного комитета при прокуратуре и другие инстанции. На этой неделе, сообщили нам в Следственном отделе СКП по Засвияжскому району, по изложенным им фактам возбуждено уголовное дело.

У Елены и Константина — двое детей, которых они между тем вынуждены были отправить к родственникам. Младшему ребенку — всего несколько месяцев, но его мать вынуждена жертвовать заботой о малыше, пытаясь помочь мужу. Та машина — зеленая «девятка», — на которой, как говорят супруги Патины, Константина увозили, до сих пор время от времени появляется рядом с ними.

Лидия ПЕХТЕРЕВА