Как часто у нас совершается насилие над детьми? Кто виноват в смерти семилетнего ребенка в Майнском детдоме? Действительно ли

отец-милиционер жестоко избивал своего сына?

И много ли у нас жертв подросткового суицида? На эти и другие вопросы «НГ» ответил руководитель отдела процессуального контроля СКП по Ульяновской области Олег Леонтьев

— Олег Иванович, как часто жертвами преступлений становятся именно несовершеннолетние?

— Дела по преступлениям против несовершеннолетних стоят на особом контроле в управлении регионального СКП. За четыре месяца этого года мы возбудили восемь дел, где жертвами стали дети. Всего же в производстве находится 16 таких уголовных дел. Из них два — по убийству, одно — тяжкий вред здоровью, повлекшее смерть, четыре — по изнасилованию, одно — о насильственных действиях сексуального характера. У нас в каждом территориальном подразделении СКП есть конкретный следователь, который расследуют такие преступления. Как правило, это наиболее опытный сотрудник. Ведь приходится допрашивать детей. Нужно знать особенности психики несовершеннолетних, чтобы их показания были объективными. А порой дети склонны к фантазии. В помощь привлекаются детские специалисты, психиатры, педагоги. Проводятся различные экспертизы. Только тогда можно дать объективную оценку произошедшему.

— Судя по цифрам, сексуальные преступления в отношении подростков у нас лидируют?

— Практически треть из общего числа всех преступлений против несовершеннолетних. Например, в Заволжье 28-летний мужчина на протяжении нескольких месяцев совершал насильственные действия сексуального характера над семилетней дочерью своей сожительницы. Девочка рассказала обо всем матери. Та обратилась в правоохранительные органы. Следователи все проверили и возбудили уголовное дело. Недавно дело направлено в суд. В прошлом году в Мелекесском районе милиционеры задержали работника церкви, который совершал насильственные действия сексуального характера в отношении шести малолетних детишек. Доказано 18 эпизодов. Его осудили на 20 лет.

В Заволжском районе безработный 38-летний мужчина, ранее судимый, заходил за малолетними девочками в лифт и приставал к ним. Доказано три эпизода. Он осужден на 14 лет. Подобное преступление в прошлом году произошло и в Ленинском районе. В доме на улице Минаева мужчина, тоже ранее судимый, приставал к двум девочкам в лифте.

А вот групповых драк подростков со смертельными исходами стало значительно меньше. Например, последняя такая драка произошла в Майнском районе. Около десяти человек подрались возле автобусной остановки. Конфликт произошел на бытовой почве — неприязненные отношения двух компаний. В итоге 17-летнему парню разбили голову. Он умер.

О смерти в детдоме и об «отце-изверге»

— В прошлом году в Майнском детдоме скончался семилетний мальчик. Говорили, что он умер от ОРВИ. Как продвигается расследование? Предъявлено ли обвинение?

— Расследование продолжается. Проверяются должностные лица этого детдома. Но не все так просто. В качестве свидетелей у нас проходят не только работники детдома, но и дети. Иногда они дают противоречивые показания. Могу сказать, что следствие выявило нарушения со стороны медперсонала детдома и руководства, связанные с ненадлежащим медицинским обслуживанием. Обвинение пока никому не предъявлено. Проводится дополнительная экспертиза. Проверяются другие факты, когда детей госпитализировали в больницы. Вопреки всем слухам и домыслам, могу сказать однозначно, что причина смерти подростка — ОРВИ, пневмония.

— Недавно прошла информация, что отец-милиционер сильно избил своего несовершеннолетнего сына. Возбуждено ли уголовное дело?

— Да, такое дело сейчас расследуется. Мать и бабушка семилетнего ребенка обратились в милицию с заявлением — привлечь отца к уголовной ответственности. Мол, он его избивает. Отец действительно является сотрудником милиции. Мы провели проверку и возбудили уголовное дело по статье 116 УК РФ — причинение побоев. Но в этом деле тоже не все очевидно. Внутри семьи произошел конфликт. Родители разведены, живут в разных местах. Каждый из них — и мать, и отец — обращался в свое время в суд насчет ребенка. Есть судебные решения, по которым сначала место жительства ребенка определено у отца, потом у матери. Сейчас ребенок живет с мамой. Расследование не закончено. Действительно, у ребенка были телесные повреждения. Проверяются различные версии, не только побои родителя. Например, есть данные, что ребенок ходил на каток и там мог упасть. Потом в школе якобы он подрался с одноклассником. Отец отрицает свою вину. Обвинение пока не предъявлено. Этот случай из серии «последних шумих» вокруг «семейного дела» в Финляндии или когда дочь Пугачевой не могла забрать своего сына у бывшего мужа.

— На днях федеральные СМИ рассказали, как двое подростков покончили с собой из-за ЕГЭ. Много ли наших подростков кончают жизнь самоубийствами?

— Могу точно сказать, фактов суицидов в связи с ЕГЭ у нас нет. Да и подростковых самоубийств у нас немного. Последние два были в Ленинском районе. В одном случае парень выбросился с крыши дома из-за несчастной любви. Второй покончил с собой из-за ссоры с родителями — тоже прыгнул с крыши. Дел по доведению подростков до самоубийства за все время существования регионального СКП не было. Даже за свою практику, а я 12 лет работаю следователем, припоминается лишь один случай в Засвияжье. В семье был конфликт. Родители постоянно били свого ребенка. Он решил повеситься, но чудом остался жив. Родителей осудили условно.

Перечитал всю Агату Кристи

— Олег Иванович, расскажите немного о себе. Мечтали ли в детстве быть следователем? Помните ли вы свое первое дело?

— Не могу сказать, что я мечтал стать следователем, но в детстве много читал детективов. Перечитал всю Агату Кристи. В 1997 году окончил юрфак нашего университета и пошел работать следователем в прокуратуру Ленинского района. Кстати, мое первое дело было связано со смертью ребенка. Тогда зимой в колодце на строительном объекте обнаружили труп десятилетнего мальчика. Возбудили уголовное дело по статье «нарушение правил безопасности при проведении строительных работ». Выяснилось, что ребенок гулял (а было много снега) и провалился в колодец, на дне которого стояла вода. Он захлебнулся. Труп нашли через два дня. Но уголовное дело было прекращено из-за того, что главный инженер, ответственный за безопасность строительного объекта, тогда умер.

— Есть ли у вас хобби? Любите смотреть фильмы про коллег?

— Фильмы про следователей и оперов не люблю. Это первые картины еще были интересными. А сейчас, когда все поставлено на поток, уже не то. Мое хобби — это мои дети. Как прихожу с работы, так с ними и занимаюсь. У меня малолетние мальчик и девочка. Помогаю жене их воспитывать. Супруга заканчивает в этом году юрфак. Будет ли следователем, не знаю. Во всяком случае, влиять на ее выбор я не буду.

Арсений КОРОЛЕВ