Автор: Алексей ЮХТАНОВ

В шестьдесят четыре года Петр Сергеевич Лучшев, одиннадцатикратный рекордсмен мира и заслуженный тренер по парашютному спорту, продолжает заниматься прыжками

В середине июня ульяновцы ждут его возвращения с 10-го чемпионата мира среди ветеранов парашютного спорта, проходящего в итальянском городе Реджо-нель-Эмилия, а в прошлом году он занял третье место в своей возрастной категории на первенстве стран СНГ в Абхазии. За спиной Петра Лучшева — более десяти тысяч прыжков, афганская война, работа инструктором в спецназе иракских вооруженных сил.

Между небом и… тюрьмой

Петя Лучшев по поведению не был лучшим. Наоборот, рос хулиганом и легко мог покатиться по наклонной, если бы не один случай. Побежали с ребятами за город смотреть прыжки десантников. Одного парашютиста отнесло далеко в сторону, и мальчишка помог ему донести до места сбора его запаску. Был горд и счастлив: нёс настоящий парашют! С тех пор романтика неба крепко засела в душе пацана, сосуществуя, впрочем, с модной в начале 50-х блатной романтикой.

В семнадцать лет Пётр пришёл вместе с товарищем в курганский аэроклуб. И вскоре был отчислен. Врачей не устраивал анализ его крови, а преподавателей — дисциплина. Медицину обманули просто: кровь повторно сдал за него друг. А вот с дисциплиной… Пришлось долго уговаривать ДОСААФовских инструкторов. Поверили клятвам и позволили заново пройти теорию. Пришлось завязать с хулиганством раз и навсегда.

Не до красот

Можно ли объяснить человеку, никогда не прыгавшему с парашютом, что заставляет людей вновь и вновь покидать борт самолета и добровольно проваливаться в воздушную бездну? Петр Сергеевич рассказывает о чувстве свободного полета и неба, о невероятной тишине под облаками, о красоте земли. Но тут же добавляет, что при серьезных занятиях спортивными прыжками — не до этого. «Супруга — романтичная натура, она всегда любовалась закатами, восходами, красотой земной и потому дошла до кандидатов в мастера спорта (у нее более 500 прыжков) и на этом остановилась, — рассказывает Петр Сергеевич. — Я ничем не любовался, думал о результате, ну и… чего-то достиг».

В небесах — дружественных и не очень

К срочной службе у Петра было уже свыше сотни прыжков и первый спортивный разряд. Попал в артиллерийский полк 105-й гвардейской дивизии, дислоцированной в Узбекистане и Киргизии. Был зачислен в сборную команду дивизии. В первый же год выполнил нормативы мастера спорта СССР, вошёл в сборную ВДВ, Вооружённых сил СССР. Получил первое «золото» на международных соревнованиях — чемпионате СКДА (дружественных армий), установил свой первый мировой рекорд. Однажды на аэродром Вроцлава, где проходили соревнования, приехал командующий ВДВ Польши, чтобы совершить свой юбилейный прыжок. Приземлившись, генерал встал на четвереньки и настоял на том, чтобы Петр и другие спортсмены врезали ему каждый по разу запасным парашютом по «пятой точке». Таков, оказывается, обычай.

Позже проник и за «железный занавес». В октябре 1970 года советская команда участвовала в соревнованиях на Кубок генерала Айре во Франции (Айре — соратник де Голля, трагически погибший). В числе прочего прыгали, для рекламы, в круг из составленных на аэродроме близ Фонтенбло автомобилей «Рено». Удивили — грузчики-негры (которые, по мнению жителей СССР, жили только в Африке и Америке), вино, подаваемое к обеду и даже завтраку (его тут же конфисковывало родное начальство) и полное отсутствие провокаций, которыми спортсменов усиленно пугали инструкторы в штатском и в форме.

В 1972 году Петра перевели из отдельного батальона десантного обеспечения в 345-й парашютно-десантный полк начальником парашютного городка. Жизнь в спорте была насыщенной до предела. Сборы, тренировки, соревнования. А ещё — экзамены и зачёты в институте иностранных языков. Пётр уезжал из дома весной и возвращался осенью. После очередного возвращения его встретил на пороге квартиры маленький сын и громко объявил маме: «Дядя пришёл!». Говорить за лето научился, а отца забыл.

О пользе афганского климата

С 1979 года, как только началась афганская кампания, Пётр Лучшев стал прилагать усилия к тому, чтобы влиться в число ее участников. Для него это было непросто: кто будет защищать честь страны и ее Вооруженных Сил на спортивных соревнованиях? К тому времени он уже имел свыше семи тысяч парашютных прыжков, был одиннадцатикратным рекордсменом мира и СССР, чемпионом и призёром Советского Союза, международных соревнований, Вооружённых сил, Воздушно-десантных войск. И все же в 1981 году смог добиться отправки в афганский Баграм для строительства парашютного городка. Городок понравился заместителю командира полка подполковнику Павлу Грачёву. На вопрос, что бы тот пожелал в качестве поощрения, Лучшев попросился ехать на боевую операцию. И был прикреплен в качестве наводчика-оператора к экипажу вновь прибывшего командира первого батальона капитана Александра Лебедя. Считалось, что не имеющий боевого опыта прапорщик едет как «наблюдатель ООН», то есть ни во что не вмешивается, сидит тихо. Но в ходе боя заклинило гильзой башню командирской боевой машины, и наводчик, срывая ногти и обливаясь кровью, стал выдирать из транспортера исковерканный кусок цветмета. Александр Лебедь оценил боевые и человеческие качества наводчика и предложил перейти в его батальон на должность командира миномётного взвода, который собственно ему, Петру Лучшеву, и предстояло создать с «нуля». Звероподобный и грубоватый комбат обладал своеобразным чувством юмора. Когда пришла телеграмма из Москвы со срочным вызовом Петра Лучшева в сборную страны, Александр Лебедь отправил заведомо идиотский ответ: что Лучшев страдает радикулитом, и врачи настоятельно рекомендуют ему афганский климат. «Наверху» шутку оценили и попыток вернуть прапорщика в спорт не повторяли.

Когда во время Панджшерской операции 1982 года одна из наших рот наткнулась на засаду, пришлось стрелять из миномета, значительно превысив допустимую мощность заряда. Орудие могло разорвать — «раскрыть» ствол подобно цветку, и в живых бы никто из расчета не остался. Но там, наверху, люди под пулями… Убрав солдат в укрытие, взводный сам произвел выстрел. Потом еще, и еще раз… Все обошлось, и риск оправдался. Наша рота вышла из зоны обстрела без потерь. В другой раз пришлось стрелять из неукомплектованного миномета, без лафета-двуноги и плиты, уперев пятку ствола в дувал и на глаз установив угол возвышения. Были медали: «За отвагу» и «За боевые заслуги»…

Последний указ Горбачева

После Афганистана вернулся в спорт, но, поняв, что за это время порядком отстал, перешел на тренерскую работу. Подготовил нескольких мастеров спорта СССР международного класса, чемпиона страны, стал заслуженным тренером. А потом отправился в дружественный Ирак готовить арабских «коммандос».

Руководитель советской военной миссии, генерал, критично взглянул на погоны прапорщика и сказал, что заслуги и почетные звания здесь ничего не значат: принято смотреть только на погоны. Пётр Сергеевич был немедленно произведён в подполковники войск специального назначения Ирака. Были «джип-лендкрузер» с водителем, слуга-адъютант и просторная квартира в центре Багдада. Объяснялся по-английски, а иракский капитан переводил на арабский. Работать с арабами, с одной стороны, было сложно — сказывалась жаркая погода и отсутствие у них выносливости, с другой стороны, командование оперативно выполняло любые требования «хабир-руси» (русского специалиста). Его работа впоследствии была отмечена начальником Генерального штаба ВС Ирака, который довел своё мнение до советского руководства. Спустя год в Фергану, где, покинув Ирак, продолжал службу Петр Лучшев, пришла выписка из Указа Президента СССР о награждении его орденом. И это был последний указ первого (и последнего) президента СССР.

После развала Союза прапорщик Пётр Лучшев обратился к тогдашнему Командующему ВДВ РФ генералу Подколзину с просьбой перевести армейскую спортивную команду Узбекистана в одну из российских воздушно-десантных дивизий. Так вся команда оказалась в Ульяновске в составе 104-й воздушно-десантной дивизии. Здесь Пётр Сергеевич Лучшев, тренер-начальник команды, вышел в отставку по достижении предельного возраста. Но прыгать бросить не смог. До настоящего времени консультирует команду, прыгает на праздниках и показательных выступлениях, ожидает рождения правнука и не собирается на покой.