С одной стороны, известно, что любой из нас «прекрасно» разбирается в проблемах образования и медицины. С другой — даже те, кто работает в этих сферах, признают, что не так все гладко в «датских королевствах». Вот и минздрав констатировал, что лишь 30 процентов пациентов довольны качеством предоставляемых услуг. Остальные возмущены не только самим лечением, но и больничными условиями: в нашем регионе, кстати, как и во всей России, почти каждое третье лечебное учреждение требует ремонта, новой медицинской техники, врачей, медсестер. Именно в этой связи федеральные власти предпринимают очередную попытку модернизации медицинской отрасли

О том, что предстоит сделать нашему региону в течение двух ближайших лет, мы беседуем с Валерием Базюком, руководителем исполнительной дирекции при минздраве Ульяновской области по модернизации регионального здравоохранения, зам. главного врача по медицинской части областного клинического онкологического диспансера:

— Насколько я понимаю, понятие модернизации означает изменение чего-либо соответственно требованиям современности. В частности, ввод различных усовершенствований, например, оборудования, технологических процессов. И мне не очень понятно, как можно монтировать новую аппаратуру в ветхом больничном помещении, кто будет на ней работать, если в области не хватает почти пятисот врачей?

— Предстоящая работа действительно очень сложна. Управленческому аппарату здравоохранения и правительству области надо будет по максимуму грамотно использовать те возможности, которые нам дает федеральная власть. Сейчас появился реальный шанс качественно приблизить к больному современные технологии, но при этом надо не забывать, что они должны быть экономически целесообразны. Поход больного по нашим ступенькам — первичная медико-санитарная помощь, специализированная, высокотехнологичная — должен быть отработан по направлениям: тогда все будет работать эффективно.

— Условно говоря, обошьем ветхое здание современным сайдингом, и неважно, что внутри все останется прежним.

— Да нет же! Сейчас у нас в области 86 медицинских учреждений-юридических лиц. Из них приблизительно 75 процентов, как по всей стране, требует серьезного улучшения материально-технической базы: там много лет не проводилось капитального ремонта — не было денег. Сейчас дотационным территориям, в том числе, и нашей, финансирование пойдет в виде субсидий из средств ФОМС: с 1 января платежи на обязательное медицинское страхование будут увеличены еще на 2 процента. Это позволит за 2011-2012 годы накопить России почти полтриллиона рублей, которые намечается направить по трем направлениям. Первое — ремонт, реконструкция и, вероятно, доведение до ума долгостроев плюс замена оборудования.

— Участковые больницы, там, где они сохранились, тоже ждет эта «манна небесная»?

— Не имеет смысла и просто невозможно там, где один-два врача, проводить высокотехнологичное лечение. Основной базис — это центральные районные больницы. Со временем, я думаю, все участковые больнички станут просто-напросто больницами сестринского ухода. Вообще это остатки старого менталитета: лечь в больницу, пообследоваться — ни в одной стране мира нет такого понятия. Не будем ходить далеко: даже в Венгрии, бывшей стране соцлагеря, среднее нахождение в стационаре — пять дней. И мы к этому движемся, поэтому-то второе направление модернизации — информатизационное, в том числе введение единого электронного полиса, что позволит оперативно считывать, действующий ли этот документ, застрахован ли человек. Другая составная информатизационного направления — введение телекоммуникационных систем здравоохранения, что позволит не только уменьшить врачебную писанину, но и любому больному из дальнего района — той же Старой Кулатки — оказать квалифицированную помощь, привлекая к обсуждению в сети его сложного или непонятного для местных медиков случая главных областных специалистов. И третье направление — подтверждение финансами стандартов, определяющих, как лечить ту или иную болезнь. Российские стандарты, кстати, вполне соответствуют европейскому уровню. На цели наполнения стандартов финансами в России в 2011-2012 годах направляется 136 миллиардов рублей. Цель всей модернизации здравоохранения одна — к 2015 году комплексом мероприятий остановить падение роста населения. Поставлена задача: довести среднюю продолжительность жизни нашего населения (без деления по гендерному признаку) до 70 лет. На рождаемость мы, медики, повлиять не можем, а вот на то, чтобы мужики в 40 лет не умирали от инфарктов, — вполне. Должна быть реанимирована система профосмотров, которая тоже, безусловно, потребует финансирования. Но и каждый человек должен быть заинтересован в своем здоровье — это тоже целый комплекс мероприятий. Капля камень точит. В свое время руки перед едой не мыли…

— Человек, может, и готов позаботиться о своем здоровье. Но приходит он в больницу и понимает, что читай хоть АБЫРВАЛГ, хоть ГЛАВРЫБА — результат одинаковый. Как обстоят дела со специалистами в районах?

— Где-то хорошо, где-то неважно, где-то плохо. В общем, как и в целом по стране, не хватает около трети специалистов. Очень плохая ситуация в Радищевском районе: там осталось всего девять врачей, причем процентов 70 из них — пенсионного возраста. А в соседнем Старокулаткинском средний возраст врачей — 40-42 года, и по некоторым специальностям наблюдается даже их избыток: стоит вопрос переориентации и переобучения.

— Ну и что будет с обеспечением ежедневной доступности медицинской помощи в Радищевском районе?

— Самая главная заповедь врача: не навреди. Один из способов — привлечение врачей на места, но он не везде и не всегда срабатывает. Другой — направление выпускников из района на учебу в мединститут. Но есть и третий — создание межрайонных больничных центров.

— При нашем состоянии дорог место на кладбище можно заказывать еще до того, как тебя довезут до этой межрайонной больницы.

— Сосудистый центр в Барыше, направленный на экстренную помощь, обслуживает весь южный куст — чем быстрее доставить больного, чем быстрее оказать ему помощь, тем больше шансов на положительный результат лечения. Пока нареканий нет. Дороги, соединяющие Новоспасское, Радищево, Кулатку, — неплохие. А вот между Николаевкой и Барышом — настолько раздолбанные, что главврач Николаевской больницы боится отправлять по ним больных. Но ничего ведь не делается в пять минут — необходима работа по всем направлениям, в том числе и экономическом. О каждом регионе в правительстве страны судят по определенным показателям, из них 80 — чисто медицинских. Ульяновская область занимает по ним очень неплохое место — мы в первой двадцатке.

— У меня есть «домик в деревне», в Криушах. Так тамошние жители боятся сломать руку или ногу — «скорая» из Новоульяновска на такие вызовы не выезжает — нанимай частника и приезжай сам. Им все равно — в двадцатке мы, в десятке ли.

— «Скорая» обязана приезжать, забирать и отвозить в ЦРБ. Если этого нет — это безобразие, и это — вопрос господина Володарского: такого быть не должно. Надо разбираться по каждому факту, где человеку нанесен ущерб, и разрабатывать мероприятия, чтобы таких фактов просто не было.

— Сдается мне, что предстоящее деление лечебных учреждений на казенные (государственные) и автономные учреждения приведет еще к большему невниманию к больному человеку. Выполнит больница государственное задание, а остальные — гуляй, Вася?

— Пока вопрос деления в нашей области, как и во многих других регионах, неактуален. Смысл модернизации в том и состоит, чтобы современные технологии были доступны и бесплатны для пациента. В прошлом году наш онкологический диспансер выполнил госзаказ по стационарной помощи на 107 процентов. Автономными некоммерческими медицинскими организациями, имеющими самостоятельную хозяйственность, в нашем регионе пока станут только центр медицинской профилактики и медицинский информационно-аналитический центр. Остальные лечебные учреждения не готовы стать автономными — они как были бюджетными, так и останутся. Всем плановым больным государство как гарантировало помощь, так и будет гарантировать.

— То есть к 1 января будущего года у нас все станет розово?

— Розово не будет — будет просто лучше.

Людмила Дуванова