Автор: Елена ОГНЕВА

Урбанистический образ жизни порождает урбанистические виды спорта

Суть их в том, чтобы на минимальной площади получить максимальный драйв. Что касается стритрейсеров, я всегда полагала, что этим словом называют полусумасшедших безбашенных автолюбителей, которые снимают с машин глушители и всю ночь разъезжают по центральным улицам под окнами беспечных горожан. Но однажды мне довелось пообщаться с одним из представителей этого вида спорта, и моё мнение об уличных гонках полярно изменилось.

Стас — далеко не юный гонщик и по стажу, и по возрасту. Думаю, взвешенное мнение взрослого человека будет вам интересно.

АиФ: Многие мои знакомые хвалятся, что научились водить машину еще детьми, как только ноги стали доставать до педалей, а то и раньше. А ты когда?

С: Я впервые сел за руль, когда был уже взрослым. Мы ехали на грузовой машине из Москвы. Водителю надо было отдохнуть, и он предложил передать мне управление автомобилем. «Ничего сложного в этом нет, — сказал он. — Едешь себе по прямой! Если увидишь пост ГАИ, снижай скорость. А если гаишник остановит, отъедь подальше и разбуди меня, я сяду за руль». А я до этого ни разу за рулем не сидел. Попробовал — и сразу поехал. К счастью, ни машин, ни инспекторов на трассе не было, никто нас не остановил. Потом вождению меня обучали друзья. Благодаря им я освоил основы контраварийного вождения, узнал, в какой ситуации как себя вести, чтобы избежать аварии. Потом появилась первая машина — бэушный «ВАЗ», приобретённый за небольшие деньги. На нём я освоил первые навыки вождения. Потом купил «пятёрку» с настоящим гоночным рулём. Потом была еще одна машина. С каждой новой моделью мастерство росло. А потом ребята привезли новое развлечение — дрэг-рейсинг (Drag-Racing) — откуда-то из другого города. Суть его в том, что расстояние от одного светофора до другого составляет четверть мили, или 402 метра. Люди в городах начали соревноваться в том, кто быстрее доедет от одного светофора до другого. Начали народ бодрить, организовывать первые заезды. Первые гонки проходили на севере — на небольшом участке дороги от поста ГАИ до строящегося нового моста. Дорогу на время гонок перекрывали, чтобы ни автомобиль, ни пешеход случайно не оказались на трассе во время заезда.

АиФ: А по ночным улицам от светофора до светофора не хотелось прокатиться?

С: Гонки по ночным улицам от точки до точки — немного другое. Они связаны с неоправданным риском. Если загорится красный свет — что делать? Остановиться или продолжать гонку? Это вопрос не только твоего личного везения или желания расстаться с правами, здесь оказываются невольно вовлечены и другие участники движения. Поначалу были такие рисковые парни, гонялись и по городу, аварий не было, но пару раз они попадали в неприятные ситуации. Потом мы стали гоняться абсолютно легально — на рулёжке, приглашали сотрудников ГАИ, «скорую». На соревнования приезжали гости из других городов. Главное, о чем мы заботились как хозяева, — обеспечить уровень безопасности.

АиФ: Адреналина хватало?

— Вполне. Любой, кто садится за руль, хочет ехать быстро. Следовательно, желание участвовать в гонке — вполне естественно, а если ты участвуешь, надо выиграть. По-моему, так. Много зависит от техники, на которой едешь. Мы использовали и усовершенствованные машины, и те, которые днём служили верой и правдой. Мне тогда было уже тридцать. Наша команда организовывала гонки. Я был из всех самый возрастной (взрослый то есть). По мере участия в гонках мой автомобиль непрерывно совершенствовался. Чтобы быть на уровне в этом виде спорта, требуются немалые вложения, которые не предполагают адекватной отдачи. Причем необязательно самому быть гениальным механиком, но представление о том, какой узел машины как работает, иметь надо, чтобы объяснить механику, где что нужно доработать. Сегодня ребята участвуют в гонках на машинах, специально приспособленных для этих целей. Их привозят на «уазике» с прицепом, отгоняют, собирают и увозят домой.

Со скоростью — это как со звуком. Необязательно очень громко. Но мощность должна быть. И ты знаешь, что в случае чего твой автомобиль может эту мощность проявить. Возможность самореализации приносит удовольствие. Когда выигрываешь гонку, получаешь кубок — очень приятно. Душа поет. Хотя у нас и кубка-то не было как такового, но призы были. И амбиции были. Сегодня я в эту игру уже наигрался. Всё себе доказал — что могу, что хочу, что умею.

АиФ: Значит, те, кто ночью носится без глушителя, — не стритрейсеры?

С: Думаю, нет. Эти люди пытаются себе доказать, что они самые быстрые и с самой громкой «трубой». Они где-то что-то видели, а для чего это — не понимают. Когда люди переносят правила экстремальных игр в обычную жизнь, начинаются проблемы. Водитель должен быть логичным. Он должен сам понимать, что собирается сделать, и другие участники движения должны это понимать. Например, человек торопится, он объезжает всю очередь на светофор, встаёт первым и, как только загорается зелёный, уезжает раньше всех. Как только он пропал из вида, все про него забыли. Его действия не вызывают агрессии, такая экстремальная езда никого не нервирует. А вот если он всех обогнал, встал первым и не трогается с места — другие участники движения начинают нервничать, сигналить. Зачем всех обгонял, спрашивается, если теперь всем мешаешь?

АиФ: Если даже по трассе нельзя ехать со скоростью больше 90 км/ч, зачем производят автомобили, способные ехать со скоростью 200 и более км/ч?

С: Я думаю, это делается для того, чтобы можно было безопасно совершать обгон на трассе. Например, идет длинная фура. Ты начинаешь манёвр и вдруг видишь встречный автомобиль. Иногда вернуться на место невозможно. Тогда ты жмёшь на газ и безопасно завершаешь обгон.

АиФ: Чем теперь увлекаешься, если не секрет?

— Теперь я загоняюсь по звуку. Звук в машине — это не просто «бум-бум-бум». Здесь важно всё: звуковая сцена, тембральная окраска, расположение инструментов внутри машины.

Звук должен быть такой, чтобы хотелось прибавить, а не убавить, чтобы слышно было не только барабан, но и все остальные инструменты, и чтобы разговаривать спокойно, не кричать. Что касается музыкальных пристрастий, считаю, что в любом музыкальном направлении есть группы и исполнители, достойные внимания. В будни поддерживаю форму, хожу в качалку, в выходные с другой компанией — в баню. В общем, живу в своё удовольствие. И другим не мешаю.