Популярный певец периодически выпивает с премьер-министром

Недавний концерт Григория Лепса в Ульяновске, посвященный презентации нового альбома певца «Водопад», надолго запомнится побывавшим на нем землякам. Во-первых, архисмелой шуткой над нашим все еще считающимся великим земляком, когда со сцены БЗЛМ на мотив «Ленин всегда живой» Лепс спел: «Ленин, how do you do? Ленин, иди в …». А во-вторых, сольным номером главы города Александра Пинкова под занавес концерта. Развеселый мэр исполнил для московского гостя а капелла свою любимую песню «Плыл над городом запах сирени…». Уже за кулисами Лепс признался «А-Х»:

— Потрясающий у вас градоначальник. Я вообще люб-лю, когда чиновники зажигают. Мне нравится выпивать с каким-нибудь премьер-министром…

— Вы пили с премьер-министром?

— Неоднократно.

— С российским?

— А я вам не скажу. Это секрет.

— А премьер-министру что в вас за интерес?

— Не знаю. Да и мне без разницы. Приглашает человек — и я иду. Я с любым готов весело провести время: посидеть, поговорить, выпить, анекдоты потравить.

— Насколько сильно выпить?

— Сейчас уже не настолько, насколько хотелось бы. С алкоголем у меня по жизни сложные отношения. До 1995 года я много дрался, курил, пил, даже наркотики были. И 15 лет назад свой первый клип на песню «Натали» по телевизору увидел в больничной палате. Диагноз — панкреонекроз. Хуже мне в жизни не было, но выкарабкался. Спасибо маме, которая приехала в Москву, чтобы ухаживать. Кто-то там наверху тогда дал мне еще один шанс, и я пытаюсь его использовать на все 100 процентов. С тех пор никаких наркотиков, алкоголь — умеренно. Хотя в ноябре 2008 года мои загулы мне аукнулись еще раз. Я тогда был экстренно госпитализирован в реанимацию с предположительным диагнозом — внутреннее кровотечение и открытая язва желудка. Я вообще в последнее время — профессиональный пациент. В первом году нового века и тысячелетия потерял голос, пришлось даже связки оперировать. А в марте прошлого года меня госпитализировали с острым бронхитом.

— Ваша настоящая фамилия — Лепсверидзе. Зачем вы ее сократили?

— Меня с детства называли Лепс. Я решил оставить, так проще. Когда мы только начинали, у меня было много предложений, как себя называть. Самый смешной вариант — Гриша Сочинский. Я родом из Сочи и сначала планировал петь песни а-ля «Сверкнула финка — прощай, Маринка…». В ресторане, где я тогда работал, за блатняк в основном деньги платили. Сегодня шансонное творчество мне уже неинтересно.

— Сами свой жанр как определяете?

— Назовем это эстрадной песней с элементами рока.

— Каким должно быть детство, чтобы вырасти в Григория Лепса?

— Бесшабашным. Я из простой семьи. Мать — пекарь на хлебозаводе, отец работал на мясокомбинате. Папа, царствие ему небесное, 46 лет проработал на одном предприятии в одной должности. Он разделывал туши голыми руками и ножом. Это тяжелая физическая работа, но отец всегда получал удовольствие от всего, за что брался. Когда я перешел в восьмой класс, он самозабвенно меня лупил за то, что я стал плохо учиться. Учителя говорили: «Лепс, двоечник проклятый». Часто меня ловили с сигаретами и сразу же сообщали отцу. Если честно, то за сигареты он меня не очень ругал. У меня были две страсти — футбол и ударная установка. Я даже музыкальное училище окончил по классу ударных инструментов. Потом армия, сочинские рестораны. В те времена Сочи был еще самым популярным курортом. Многие, познакомившись с моим творчеством, приехав отдыхать в следующий раз, шли в ресторан именно «на Лепса». Тогда же я решил петь так, чтобы не было стыдно слушать самого себя через десятки лет.

— А Москва?

— В Москву я приехал поздно, в 30 лет. Поехал не за славой как таковой. Просто уже понимал, что если останусь петь в ресторанах Сочи, то выдохнусь как артист. Работал ночи напролет. Усталость снималась алкоголем. Столица встретила негостеприимно. Все люди, обещавшие помочь, исчезли. Денег хватало только на рестораны, мозгов не хватало вообще. И то и другое появилось лишь с возрастом.

— Зато Москва подарила вам счастье встречи с любимой женщиной.

— Да уж, в самый миллениум. Видимо, за все страдания и перенесенные невзгоды. Моя Аня — солистка балета Лаймы Вайкуле — подарила мне все, о чем я мечтал. Семейное счастье, тепло домашнего очага, двух дочек — восьмилетнюю Еву и трехлетнюю Николь — и сына Ваньку, который родился только 6 мая этого года.

— Но таблоиды пишут, что дочерей у вас три.

— Есть еще Инга. Она от первого, не слишком удачного брака. Ей уже 26. Инга учится и живет в Англии.

— У вас тоже недвижимость за границей есть?

— Так, дачка — небольшой домик, метров триста. В тепле купил, в Таиланде. Часто туда ездить не получается, но пару раз в году бываю. Супруга с детьми — чаще.

— Вы известны как знатный коллекционер…

— Собираю понемногу предметы старины, редкие издания, раритетные книги. Гордость моей личной коллекции — Библия XVII века на старославянском языке. Серьезно изучаю летопись искусств по Гнедичу, часто перечитываю словарь Даля…

Артур АРТЕМОВ