Автор: Алексей ЮХТАНОВ

Автопортрет представительницы молодого поколения

Своих детей у Светланы пока еще нет. В планах – не менее пяти. Хотя с малышами и подростками работать приходилось, и неоднократно.

Она любит детей, и они отвечают ей взаимностью. А еще любит свою профессию – юриспруденцию. Вот и соединила два любимых дела в одно – защиту прав ребенка, стала детской правозащитницей. Общественный уполномоченный по правам ребенка Светлана Лукашевич рассказывает о себе, и становится ясно: она из тех неравнодушных представителей молодого поколения, которые хотят оставить на земле свой след, изменить жизнь к лучшему.

Первые шаги

Родилась я в 1985 году в городе Кисловодске Ставропольского края, там жила с родителями до 6 лет. Потом немножко в Сибири, потом на Дальнем Востоке — на Камчатке, а с 1993 года мы обосновались в Ульяновске. Так что фактически можно сказать, что я местная. Большую часть жизни в Ульяновске прожила. Здесь окончила школу, поступила в УлГУ на юридический факультет, закончила его. Общественная деятельность? Вообще-то это еще со школы началось. Совет старшеклассников: организация различных школьных мероприятий, не более того. А в университете уже расширила сферу общественной деятельности, включилась в нее более активно. Юриспруденцию я выбрала с раннего детства. У меня и мама, и папа — юристы. Я всегда хотела стать милицейским следователем, как мама. И, несмотря на то, что училась в физико-математическом классе, всегда знала, что буду юристом. Поступала в УлГУ. Во время студенческой практики поняла, что милиция, все-таки – не моё. Другое дело – прокуратура. Но туда трудоустроиться не так просто. Решила продолжить учебу в аспирантуре и параллельно – заняться общественной деятельностью, правозащитной.

Правозащитница

Еще на третьем курсе мы, студенты, пытались организовать свою правозащитную организацию. Не срослось. Правда, удалось от этой организации съездить в Москву на стажировку по теме «Содействие в защите прав человека», которую проводил независимый экспертный правовой совет. Там я познакомилась с заслуженным юристом Сергеем Пашиным. Он вел курсы вместе с Сергеем Мироновым, который сейчас возглавляет Совет Федерации. Занятия, лекции, даже игры. Было такое неформальное общение, мне понравилось, и я все больше утверждалась в том, что это мне интересно, это мое. И старалась развиваться именно в этом плане.

Пока училась в университете, состояла в педагогическом отряде. Летом ездила в детские лагеря. Работали и с детскими домами. Общение с детьми у меня получается, кажется, неплохо. Детишки из разных городов России, отдыхавшие в 2006 году в лагере «Заря» Краснодарского края, пишут и звонят мне до сих пор, хотя четыре года уже прошло, как мы расстались. Из Москвы, Волгограда, Ханты-Мансийска… Казалось бы, в 6-7-летнем возрасте положено уже через месяц забывать, кто там у них в лагере был вожатым. За что они ко мне так привязались? Сложно сказать. Это, наверное, у них надо спрашивать. Только «добренькой» я не была. Может быть, старалась понимать детей, относиться к ним как к равным… Когда ты видишь в ребенке личность, полноценного и равноправного человека, он и отвечает тебе взаимностью.

Ювенальная юстиция

Я считаю, что её надо вводить. В некоторой степени, она уже есть. Это если ее толковать расширительно. Ведь существуют же у нас государственные органы, которые, так или иначе, занимаются «детскими» вопросами. Есть органы опеки, инспекция по делам несовершеннолетних. Говорить о том, что создается что-то суперновое, не приходится.

Ювенальная юстиция, — это прежде всего, создание отдельной судебной ветви, которая будет специализироваться на вопросах, связанных с несовершеннолетними. Я считаю, что это необходимо. Потому что специалисты, которые работают с детьми в судах, (если уголовное производство – в досудебной стадии), должны все-таки обладать специальным образованием. Пусть это будет педагогическое или психологическое, социальное. Но уметь общаться с детьми, знать их специфику — необходимо. Нужно знать, как налаживать с ними контакт, чтобы все возможные процедуры проходили для них достаточно безболезненно.

Не дойдет ли ситуация до крайности, как мы это наблюдаем в Финляндии, где ребенка могут забрать из семьи из-за наличия домашних животных или из-за того, что ребенка «заставляют» мыть посуду? У нас четко зафиксированы права ребенка, но нигде не обозначены его обязанности. Надо учитывать и то, что ребенка надо наделять определенными обязанностями по отношению к родителям. Слушаться старших, помогать родителям, — сегодня это исключительно моральные нормы. Необходимо зафиксировать их юридически. Дойдет ли ювенальная юстиция до крайностей, которых все так боятся? Это во многом зависит от человеческого фактора. Ребенок ведь и сегодня может защищать свои права в суде. Но практика такая не распространена. У нас очень много детей, которые, действительно, ущемляются в своих правах. И которыми никто не занимается.

Общественная деятельность

Обращений к нам поступает достаточно много… От самих детей – редко. В основном, от родителей. Чаще всего от мам. Но бывает, что от пап или бабушек. Самое большое количество обращений — по проблемам, связанным с взысканием алиментов. Заставить неплательщика выполнить свой долг перед своим ребенком очень трудно. Вспоминается много уже лет разрабатываемая, но не принятая до сих пор программа, согласно которой государство выплачивает ребенку (точнее, родителю, с которым он проживает) необходимую сумму, а потом взыскивает ее с должников. Программа разрабатывается уже много лет. Очень много обращений по поводу жилищных проблем. Например, в связи с ипотеками, когда родители покупают жилье на ипотечные кредиты, а потом не в состоянии их оплатить. Банки обращаются в суд, квартира изымается, принимается решение о выселении. И здесь уже никто не смотрит, есть дети или нет. А ведь по закону, по жилищному кодексу, должно предоставляться жилье из маневренного фонда. Большая проблема — с «черными» риэлторами, которые обманывают граждан. Люди получают решение суда, по которому им должны все возместить, виновное лицо сажают, имущества у него нет, а граждане остаются со своими проблемами.

Иногда обращаются к нам и сами дети. В основном, это школьные проблемы. Для детей насущные. Крыша в классе протекает, компьютеров не хватает, в столовой плохо кормят. Бывает, дети жалуются, когда кто-то (дети или учителя) систематически обижает их друзей, одноклассников. В последнее время – много вопросов, связанных с ЕГЭ. Приходится и в этой области становиться знатоками.

Карьера

Я работаю в УлГУ, преподаю на кафедре гражданского права и процесса. Заканчиваю учебу в аспирантуре, тоже в УлГУ, в ближайшее время выйду на защиту кандидатской диссертации. Занимаюсь проблемой индивидуализации субъектов гражданского права. Вопрос о том, как устанавливать лицо в ходе следственных действий, проводить его идентификацию. Выбрать, что мне более дорого: преподавательская работа или общественная, правозащитная деятельность, — я не могу. В будущем я бы хотела совмещать и то, и другое. Преподавательская деятельность заставляет держать себя в постоянном развитии. Общественная и правозащитная деятельность – это интересно, ты не отрываешься от жизни, все время держишь руку на пульсе. Общество нуждается в повышении правовой грамотности, правосознания. Необходимо бороться с правовым нигилизмом. Люди в нашем обществе не знают о своих правах. Не знают они и о своих обязанностях. И еще у многих недостает чувства ответственности. Хотя присущее нашим людям стихийное чувство справедливости – это уже хорошо. От этого, я думаю, и нужно отталкиваться.

Справка АиФ:

Уполномоченный по правам ребенка может действовать в различных формах: могут быть парламентские уполномоченные, либо уполномоченные от исполнительной власти, либо общественные уполномоченные по правам ребенка. Правомерно также совмещение нескольких форм уполномоченных одновременно. Такая ситуация имеет место и в Ульяновской области. Уполномоченный при Губернаторе Ульяновской области по правам ребёнка Долинин Константин Александрович назначен решением исполнительной власти. Общественный уполномоченный формируется по инициативе неправительственных объединений; его отличительной особенностью является полная независимость от государственных структур, но возможности значительно сужены в связи с ограничением доступа к документации государственных органов и учреждений. На сегодняшний день общественные уполномоченные действуют практически во всех муниципальных образованиях области. Характер деятельности уполномоченных по правам детей и молодёжи заключается главным образом в информировании общественности по вопросам соблюдения их прав и формировании общественного мнения.